Category: юмор

Category was added automatically. Read all entries about "юмор".

Глава про сатирические произведения из книги Юрия Мальцева

САТИРА

Всякая тирания порождала всегда сатиру — как ответ мыслящих и не утративших внутреннего достоинства людей на насилие. В страшные годы сталинской диктатуры сатира приобрела единственную возможную в то время форму — форму передававшегося из уст в уста анекдота. Среди мрака и одичания лишь эти короткие остроумные анекдоты, как вспыхивающие искорки, свидетельствовали о том, что не все еще умерло и кто-то живой есть там, в темноте. Хорошо сказано об анекдотах у Синявского: «Лишь анекдот в недавние времена сохранял ту исключительную, спонтанную жизнестойкость, которая присуща искусству и знаменует что-то большее, чем свобода слова. Сколько на анекдот ни дави (за него в свое время давали и по пяти, и по десяти лет — «за язык»!), он от этих репрессий только набирается силы, причем — не силы злобы, но — юмора и просветления. Анекдоты в течение тридцатилетней ночи и до сих пор сияют, как звезды, в ночной черноте. Да еще доносилась с окраин России блатная песня. Два жанра русского фольклора пережили расцвет в двадцатом столетии — в самых безысходных условиях — и исполнили в некотором роде (когда ничего еще и не грезилось) миссию Самиздата, предполагающего ведь не один только факт публикации на пишущей машинке, но — и это важнее — идею преемственности, традиции, развития, когда один человек что-то скажет, напишет, а второй это сказанное подхватит и продолжит. Будущее русской литературы, если этому будущему суждено быть, вскормлено на анекдотах, подобно тому как Пушкин воспитался на нянюшкиных сказках. Анекдот в чистом виде демонстрирует чудо искусства, которому только на пользу дикость и ярость диктаторов...».
Collapse )

Анатолий Алексин

Оригинал взят у uryst в Анатолий Алексин

А. Алексиналексин2-1


- Вы спросили, чей дружбой я особенно дорожу? Это Джон Стейнбек и Айзик Азимов. Однажды я спросил Стейнбека, много ли вы получаете писем от читателей. Он ответил - К счастью, мало.- А почему, « к счастью»? - Как почему? - ответил Стейнбек - Просят доллары… - А часто ли вы встречаетесь с читателями? - Совсем  редко. Возможно, потому что я предпочитаю встречаться за столиком в ресторане.

Однажды на встрече с американскими студентами университета я решил прихвастнуть этими знакомством  с  великими американскими же писателями. И выяснилось, что ни один из этих студентов не слышал даже об их существовании. Это меня огорошило. Хотя очевидно, что таков результат тотального наступления на человека « массовой культуры»..


Писателя Анатолия Алексина на Западе назвали « русским Марк Твеном». Его книги изданы на сорока восьми языках общим тиражом сто миллионов экземпляров. Я не раз бывал  на его знаменитой гостеприимством, почти « московской» по общению, кухне в Израиле. Повезло.

-
Одно из сильнейших впечатлений произвели на меня беседы с маршалом  Победы Г. Жуковым. Я об этом нигде не говорил, но Жуков не раз с большим уважением и восхищением говорил о героизме евреев в годы войны. В разговорах маршал, как оказалось,с большим чувством юмора, просто сыпал анекдотами. Начинал с них и заканчивал ими. - Но есть анекдоты - сказал Жуков - Которые я ненавижу. Потому что они антисемитские. Вот, например.Поставили памятник. На нем написано « неизвестному солдату Рабиновичу». Все удивляются - Как это неизвестный, если Рабинович? - А, если неизвестно, был он солдатом или нет?  И тут маршал Жуков побагровел  - продолжил рассказ Алексин - и сказал - Ненавижу такие анекдоты. Рабинович солдатом был! Был Рабинович солдатом!                                                       

Почему среди еврейских нынешних воевод почти нет таких , как  русский маршал Жуковых?, - подумал я, но ничего не сказал.

-
А что у вас вызывает наибольшее отторжение?
-
Больше всего я не выношу два качества в человеке: зависть и неблагодарность. В девятом круге дантова ада мучаются  не убийцы, а предатели благодетелей. То есть, люди, которые не помнят добра. Или, тем более, платят злом за добро. Это самый страшный грех.  И по- Данте, и  по мне. Один из  моих литературных, но жизненных, героев говорил - Не воспринимайте чужой успех, как большое личное горе.
Но всё это несущественно. Для писателя, на мой взгляд, важно нести  читателю понятие добра,  неравнодушия и благородства. И еще, это пр

ежде всего работа. Мои учителя и первые редакторы, Паустовский, Маршак,  писали каждый день, прямо с утра. А о чем писать, сюжеты, подсказывает сама жизнь.А как эти сюжеты получаются на бумаге зависит от того, насколько автор пропускает их через себя, свой мир и через свой талант…

алексин2-2алексин4