Category: транспорт

Стамбул - город многих идентичностей

В книге болгарско-венгерского писателя и антрополога Петра Крастева "Взгляд перса", которую я недавно перечитал есть глава про Турцию.
Вот про эту книгу: "Петер Крастев «Взгляд перса»
Живущий в Венгрии исследователь в своих статьях и эссе подходит к литературе, кинематографу и явлениям общественной жизни в странах Центральной и Восточной Европыс позиции одновременно внешнего и внутреннего наблюдателя. Следуя методу интерпретативной антропологии, автор рассматривает символизм, религиозные движения, вынужденную эмиграцию, изменения в идентичности евреев, албанскую кровную месть в контексте запоздалой модернизации данного региона. Согласно такой трактовке эта модернизация своими корнями уходит в многочисленные проекты индивидуального и коллективного спасения, получившие распространение в XIX-XX веках, которые и по сей деньвлияют на искусство и повседневность жителей данного региона.
Издательство: "Российская политическая энциклопедия" (2004)"
Крастев

Вот про Крастева на википедии - https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D1%80%D0%B0%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B2,_%D0%9F%D0%B5%D1%82%D0%B5%D1%80
Collapse )

Как диссидент Буковский и поэты-"смогисты" навестили "сатаниста" Ю.Мамлеева на Богородском кладбище

Из мемуаров Владимира Батшева в журнале "Мосты".

10 ИЮНЯ 1965. БОГОРОДСКОЕ КЛАДБИЩЕ – ДАЧА В ИКШЕ.

Точно ли в этот день, спрашивала неоднократно Галя и неоднократно получала ответ — именно! день знаменательный! десятого июня тысяча девятьсот шестьдесят пятого года!
В тот день меня познакомили с людьми, которые оставили свои имена на страницах истории. И не только истории литературы.
Почти каждый день мы созванивались с Капланом. Потом обычно встречались (так продолжалось долго, а после моего возвращения, когда наступила эпоха всеобщего пьянства, еженедельно), куда-то шли, вели литературные разговоры. Он меня просвещал по истории, как сегодня сказали бы, "литературного андеграунда", читал стихи, а знал их множество, поэтов площади Маяковского.
Мне, конечно, хотелось познакомиться с выдающимися людьми — послушать их произведения, почитать свое, услышать мнение, самоутвердиться. Но пока Каплан познакомил меня лишь с Щукиным, а Губанов — с Галансковым (с которым его познакомил тоже Каплан).
Утром я позвонил Каплану. Он веселился:

— Вот что, мася (через несколько часов я понял, от кого он перенял подобное обращение), хотят тебя посмотреть некие люди. Приезжай...

— Куда?

- На Преображенку.

Я приехал.

Меня встретила группа молодых симпатичных людей. Каплан познакомил с Буковским, Ковшиным, Максюковым, Голосовым, присутствовал и знакомый мне Щукин. Ждали еще кого-то, но его не было.
Каплан пошел звонить, а когда вернулся, то сообщил, что таинственный он нас ждет на кладбище.
Collapse )

Новокурьяново - ещё одна московская деревня

Оригинал взят у griphon в Новокурьяново - ещё одна московская деревня
Ну поскольку в Москве, слава Богу, трущоб нет, то здесь интереснее всего по моим критериям ... деревни. Про внутримкадскую деревню я уж рассказывал. А есть ещё уникальнейшая деревня, расположенная тоже внутри кольца, но уже другого. О ней и пойдёт сегодня речь.


Collapse )


Рассказ Олега Разумовского "Сычевка

Рассказ Олега Разумовского "Сычевка".


Во время своих посещений города Смоленска я останавливался на съемной квартире прозаика Олега Разумовского.
Действие рассказа "Сычевка" происходит как раз на этой квартире.
Хозяин этой квартиры часто сдает ее всяким асоциальным элементам, впоследствии ставшими персонажами прозы Разумовского.
А с одной экстремальной девушкой, такой же как и героини рассказа, из районного городка Сычевка я сталкивался в Москве.
Она была членом одной радикальной организации и участвовала во многих политических "перфомансах" типа закидывания яйцами вип-персон или приковывания к дверям всяких министерств.
Город Сычевка знаменит своей спецпсихбольницей, в которой сидел в 70-е годы генерал Петр Григоренко и другие известные советские диссиденты.
Сычевка на википедии - http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D1%8B%D1%87%D0%B5%D0%B2%D0%BA%D0%B0
Collapse )

Из украинских впечатлений Дмитрия Данилова в 2007-м году - Харьков и Донбасс

Метро «Тракторный завод» В Харькове много огромного. Огромные размеры. Огромное население - полтора миллиона. Огромное, по нестоличным меркам, метро - три длинные ветки, охватывающие все основные районы города. Огромная площадь Конституции - это даже не площадь, а короткий широченный проспект с сумасшедшим движением. Огромное здание университета. Огромное конструктивистское здание Госпрома, циклопических размеров, прекрасное. Огромный памятник великому украинскому поэту Тарасу Григорьевичу Шевченко. Скульптор изобразил поэта то ли снимающим, то ли надевающим пальто. При этом на поэте уже есть какая-то длиннополая одежда типа пальто, и он то ли, озябнув, натягивает на себя второе пальто, то ли, наоборот, решил, что для теплого харьковского климата два пальто - это слишком, трудно сказать. Металлический Тарас Григорьевич возится со своим вторым пальто, видно, что ему неудобно, и лицо у него такое сурово-насупленное, видно, умаялся он совсем с этим пальто. Тараса Григорьевича окружает множество фигур поменьше, некоторые из них - явно украинской национальности. Фигуры либо занимаются тяжелым физическим трудом, либо стоят на страже чего-то с оружием в руках. У одной из фигур в одной руке пучок колосьев какого-то злака, в другой - почему-то разводной ключ, на голове шляпа.
Collapse )

Московская деревня Новокурьяново.

Оригинал взят у sontucio в Московская деревня Новокурьяново.
Деревня Новокурьяново возникла в середине 1930-х гг., когда жителей деревни Курьяново переселили для строительства на месте их деревни станции аэрации и посёлка при ней. Новая деревня расположилась внутри экспериментального железнодорожного кольца ЦНИИ МПС, отстроенного в 1932 году. В 1984 году деревня была включена в состав Москвы. На сегодняшний день в деревне насчитывается около 120 домов.



Collapse )

Рассказ Олега Разумовского "Сычевка".

Во время своих посещений города Смоленска я останавливался на съемной квартире прозаика Олега Разумовского.
Действие рассказа "Сычевка" происходит как раз на этой квартире.
Хозяин этой квартиры часто сдает ее всяким асоциальным элементам, впоследствии ставшими персонажами прозы Разумовского.
А с одной экстремальной девушкой, такой же как и героини рассказа, из районного городка Сычевка я сталкивался в Москве.
Она была членом одной радикальной организации и участвовала во многих политических "перфомансах" типа закидывания яйцами вип-персон или приковывания к дверям всяких министерств.
Город Сычевка знаменит своей спецпсихбольницей, в которой сидел в 70-е годы генерал Петр Григоренко и другие известные советские диссиденты.
Сычевка на википедии - http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D1%8B%D1%87%D0%B5%D0%B2%D0%BA%D0%B0

http://www.proza.ru/2007/12/22/429

Сычёвка.

Олег Разумовский.

Вот говорят – не верь приметам. А я убедился, что приметы не врут. И вот рассказ на эту тему. Еду я как-то раз на автобусе из Москвы с Володей Марковым. Он автор книги стихов «Тринадцать сексуальных маньяков», общался когда-то с Осмаловским и теми девочками, которые давным-давно выложили на Красной площади короткое и ёмкое слово ХУЙ. Под Гагариным, где написано слово Гжать и есть несколько чудных чурецких заведений и пахнет ихней мясной жратвой, автобус обычно останавливается, чтобы люди могли поссать, покурить и размять ноги. Ну, и поссали. А Володя купил литровую баклажку пива.
Автобус тронулся. Мы пьём, болтаем, вспоминаем, как я в ЦДХ на обсуждении премии за радикальные тексты послал всех на хуй и в пизду, за что меня охранники вынесли из зала, как Льва Троцкого из Советской России. И тут меня припёрло поссать. А ведь зима и у автобуса херовое сцепление – если станет хуй потом заведётся. Я это понимаю, Володя понимает, пассажиры (все бухие) тоже понимают и очень понимают два водилы. Однако мне терпеть больше невмочь. Иду к водилам и объясняю ситуацию. Те мне резонно отвечают, что, мол, ты же видишь, как автобус идёт еле-еле. Понимаю, говорю, но что делать, жизнь-то одна. А вы так всегда, один из водил меня укоряет, нажрётесь, а потом вам останавливай где попало, вам то похуй, а что если мы вабще станем. Ты представляешь, что будет? Я прикинул. Тоже правильно, но что ж мне делать. И тут я увидел указатель на Сычёвку и меня озарило. Говорю водилам: видите впереди горочка? Тормозите на ней, а потом автобус легко пойдёт вниз. Тормознули всё ж. Я поссал покалено в снегу. И автобус благополучно покатился вниз. Катится дальше и моя история.
Collapse )

Рассказ Зуфара Гареева. "Аленький цветочек".

АЛЕНЬКИЙ ЦВЕТОЧЕК

У нас в последний день практики не было. На завод, сказали, не поедете — будем благоустройством террито­рии заниматься.
Ну вышли, группами. У нас: я, Фомка-Шпиндель, Аленький Цветочек, Бельмондо и Челентано. Отнесли но­силки битого кирпича, Фомка говорит:
Collapse )

Из дневников певца Вадима Козина.

29 сентября Николаевск-на-Амуре

На аэродроме около автобуса Кабалов уже успел познакомиться с каким-то парнем, которого через минуту звал Юрой и говорил с ним на "ты".
Шпанистого вида парень, товарищ Юры, предложил Кабалову какие-то женские серьги.
Этот педераст, чтобы не упустить Юру, который ему понравился и который ,очевидно, сам был не прочь познакомиться в "этом" смысле, чтобы помочь этой шпане, подошел к Федоровой, уже сидящей в автобусе, чтобы показать эти говенные сережки.
Она подумала, что он ей подает сережку, которая выпала у ней из уха.
Увидев же, что это не ее серьга, и убедившись, что ее обе целы, он отдала ее обратно Кабалову.
Тот, будучи пьяным, выронил ее на пол автобуса. В это время пришли Островский и я, и мы решили уже трогаться.
Второй парень закричал, что пусть Кабалов возьмет вторую сережку и заплатит двести рублей, либо отдаст исчезнувшую серьгу.
Получился скандал.
Наконец сережку все же нашли.
Нашел ее приглянувшийся Кабалову Юра.
Тогда второй закричал: пусть Кабалов даст нашедшему на литр.
Я не выдержал и сказал,что, если эти два типа не покинут машину, я сейчас же вызову милицию и у них проверят документы.
Ребята быстро смылись.
Кабалов настолько обнаглел, что я диву даюсь, как он не боится, ведь его могут посадить за педерастию.
В общем, приехали в гостиницу, и сейчас я уже лежу в постеле и пишу новой ручкой про кабаловские дела.

Вадим Козин. Проклятое искусство. стр. 342