Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

Питер - Валдай - Бологое - Москва

Вспомнил как в мае 2007-го года я необычным способом добирался из Питера в Москву.
У меня в Москве был ремонт квартиры, который затянулся.
Неожиданно журналист Н. предложил поехать в Питер и пожить в пустой квартире его супруги.
На окраине.
В квартире трехкомнатной на улице Дыбенко.
Район специфический.
Застройка вся брежневская.
Кажется, он раньше назывался "Весёлый поселок".
Я не был знаком тогда с прозаиком Сашей Ильяненом.
Который живёт не так далеко от этого места и любит прогуливаться по этим неромантичным на первый взгляд местам.
В окрестностях моего дома протекала речка с названием Оккервиль.
Как будто из рассказов Александра Грина.
Я там достаточно долго жил, примерно с начала апреля до майских праздников.
Недели три.
У меня тогда почти не было друзей в Питере.
Я туда не ездил с конца 1980-х годов.
Но у меня тогда не было особого настроения с кем-то общаться.
Хотелось творческого уединения.
Встречался всего с несколькими людьми.
К примеру, с прозаиком Олегом Тюлькиным.
Тюлькин жил тогда в полузакрытом городе ядерщиков Сосновый Бор.
В электричке могли и снять человека, отправившегося туда без специально оформленного документа.

Поэтому мы с ним встречались в Ломоносове ( Ораниенбауме), на полпути железнодорожном между Питером и Сосновым Бором, гуляли по парку и беседовали о литературе, о питерских бандитах, о тогдашней политике.
Он мне показал рынок, где работал охранником тогда известный питерский музыкант.
Забыл фамилию.
Который имеет колоритную бандитскую внешность.
И поет смесь рэпа с русским шансоном.
Кажется, Стас Борецкий, его звали.

А так я, в основном, в одиночестве гулял по Питеру.
По его интересным с раннесоветской и сталинской архитектурой окраинам больше чем по центру.
Погода еще была не очень.
Поэтому иногда несколько дней не выходил из квартиры и и читал книги из хозяйской библиотеки.

Прозу питерских прозаиков.
Начиная с русских классиков, прозаиков 1920-х годов и до писателей 1960-х годов типа Вадима Шефнера.
Изучал Дореволюционную Еврейскую Энциклопедию.
Меня интересовала не собственно еврейская тематика сама по себе, а все что связано с Северо-Западным краем Российской Империи.
Как и питерские "ингерманландцы" раздумывал о том, возможно ли отдельное государство Северо-Западная Россия.
Я тогда часто ездил в Смоленск и в Белоруссию.
Читал про разные города и местечки черты оседлости.
Про Витебск, Велиж, Невель, Лиозно...
Но и про евреев Санкт-Петербурга.

Но потом из Москвы приехала супруга Н.
А я затянул свое пребывание в Питере до упора.
Я сразу поехал на Московский Вокзал, чтобы взять билеты на поезд в Москву.
Но на дневные поезда билетов не было уже.
А на ночных я не люблю ездить.
Плохо в них сплю.
"Сапсаны", кажется, ещё не ходили.
Пошел на питерский автовокзал.
Который находится возле станции метро "Обводный канал".
В интересном колоритном районе.
Я люблю путешествовать на автобусах.
И засыпаю в них лучше чем в поездах.
Обнаружил, что есть автобус до Валдая Тверской области, который выходит в семь утра из Питера и приходит туда в час дня.
Вот то, что мне как раз подходит.
Я решил, что оттуда, наверняка, идут автобусы в Тверь или в Москву.
Пересяду на них.
Буду ехать неспешно и любоваться из окна весенними видами Новгородской и Тверской глубинки.
Уже все зазеленело, хотя холодно еще было.

Всю ночь просидел в интернет-кафе на Невском.
Рано утром сел в автобус.
Любовался лесами, озерами, болотами, заброшенными деревнями.
Улицами города Великий Новгород и его автовокзалом.
Приехал в конце концов в городок Валдай.
Прямых автобусов до Твери и Москвы нет оказывается.
Нужно полтора часа подождать автобуса, на котором нужно доехать до какого-то пункта на трассе Питер-Москва и там уже пересесть на автобус на Твери.
Прогулялся по Валдаю.
Дошел до железнодорожного вокзала.
Выяснилось, что отправляется поезд из двух сидячих вагонов до Бологого.
Железнодорожного узла, на котором останавливается поезд Москва - Санкт-Петербург.
Называется "подкидыш".
Сел в поезд.
Любовался лесными пейзажами.
Поезд останавливался на полустанках без платформ.
Пассажиры выходили на них и сразу пропадали в лесных зарослях.
Напротив меня сидел человек, похожий внешне на питерского поэта Сергея Стратоновского, в очках и в потрепанном пиджачке и читал роман Олдоса Хаксли "Желтый кром" на английском языке, изданный в советском издательстве "Прогресс" в 1985-м году для студентов, изучающих английский язык.
Этот человек вышел на ближайшем полустанке.
На его место сели две пенсионного возраста дамы, оказавшиеся учительницами сельской школы.
Одна из них читала "Литературную газету".
Потом они стали беседовать о миссии сельской интеллигенции в российской глубинке.
Кассир мне сказал, что до Бологого всего час езды по железной дороге от Валдая.
Но уже прошло значительно больше двух часов.
Наконец, показалась река с рыбаками в лодках и какие-то городские здания по ее берегам.
"Вот и Бологое" - решил я.
В вагон в это время зашли контролеры.
"Это Бологое ? " - спросил я.
"Нет, это Старая Русса. Вы в другую сторону сели. Люди часто путают на вокзале в Бологом. И не в ту сторону садятся. Подождите, сейчас уйдет последний поезд в сторону Бологого. Я сейчас нашему машинисту скажу, чтобы он помахал флажком машинисту поезда в Бологое и вас подождали. А то уедете в город Дно. А обратно в Бологое только с утра поезд будет"
Машинист действительно махнул флажком машинисту поезда идущего в другую сторону, который уже начал отправляться.
Поезд в другую сторону приостановил движение и дождался пока я в него пересел.
Я снова стал любоваться заоконными видами новгородской и тверской глубинки.
В конце концов я попал в Бологое.
Думал добраться до Твери на электричке.
А потом пересесть уже там на московскую электричку.
Но электричка последняя на Тверь уже ушла.
Следующая должна была быть в четыре часа утра.
Уже смеркалось.
Я зашел в привокзальное кафе.
Выпил сто грамм дрянного коньяка.
Съел солянку.
В кафе сидели местные "гопники" и просто откровенные уголовники.
Решил взять билет на проходящий поезд из Питера в Москву.
Но вдруг выяснилось, что у меня уже не хватает на него денег.

Что делать в такой ситуации?
Пошел к месту, где скопились такси в ожидании пассажиров, а таксисты что-то горячо обсуждали. Подошел к ним и предложил купить у меня мобильник, почти новый.
Один таксист купил.
Пошел к кассе вокзальной.
Взял билет на Москву.
До поезда оставалось часа два.
Еще выпил пятьдесят грамм коньяка.
Разговорился с красивой местной девушкой восточного типа.
Которая пришла на вокзал пообщаться с женщинами, продававшими пиво пассажирам поездов. Просто поболтать от скуки. Кто-то из них вдобавок должен был триста рублей.

Как раз ехали болельщики из Москвы на какой-то матч с "Зенитом".
Какая-то женщина выдала ей их после удачной продажи денежный долг.
Девушка рассказала мне про то как выживают простые люди в Бологом.
Про местный завод, производящий фанерные ящики.
Что платят там мало, но работа в городе есть только там.
Что ездят покупать одежду на Черкизовский рынок в Москве.
И про то, что молодежь из Бологого любит ездить больше в Питер, а не в Москву.
И что в Питере она в каком-то музыкальном клубе познакомилась с молодым питерским писателем.
И с ним у нее был роман.
Который посветил ей впоследствии свою новую книгу..
Жаль, что не запомнил фамилию писателя.
Нужно было записать ее в книжку записную.
Подошел поезд Питер - Москва.
Сел на него в плацкартный вагон и сразу заснул.
Проснулся утром перед Москвой от трелей детских голосов.
Моих попутчиков вагонных
На майские праздники целый класс везли в Москву.

Три мрачных рассказа - Иван Оганов "Город воробьев и листьев"(окончание)

Мрачный тбилисский рассказ Ивана Оганова (окончание)

Они зашагали домой.

Он взял ее за руку, но она вырвалась.

Давясь, она ела черствые пряники. Пряники крошились.

Она выплюнула крошки, потом бросила разорвавшийся кулек в лужу. Она никак не могла заплакать.

Комната скучала, ждала их.

Чикра снова взглянул на дочь, вздохнул, поставил в угол, прислонил к шкафу барабан и принялся медленно снимать шинель и стягивать с тощей груди прохудившийся китель с дырками на локтях.

Он устал. Была репетиция в клубе им. Дзержинского, а потом они играли на награждении штангистов общества “Динамо”.

В нижней рубашке, — сквозь разрез на груди кучерявился клок рыжих волос, — в форменных штанах галифе, в сапогах вошел он в маленькую темноватую кухоньку, поставил на табурет круглую лохань и, подогрев на керосинке воду, стал мылить в лохани дырявые, запачкавшиеся чулки дочери, трусики и платье. Тер мокрое белье огрызком еле пенящегося, дурно пахнущего мыла.
Collapse )

Стихи поэта Анатолия Маковского

Маковский

В фейсбуке Ольги Ермолаевой

ДЛЯ ТЕХ, КТО ПОНИМАЕТ...Иван Ахметьев Ivan Ahm сберёг публикацию, которую уже невозможно найти, она в журнале «Знамя», №9, за 1995. Стихи замечательного новосибирского поэта Анатолия Маковского, пропавшего без вести в Киеве как раз в конце августа - начале сентября 95-го (с большой долей вероятности можно предположить, что публикацию эту он не увидел).
Collapse )

Стамбул - город многих идентичностей

В книге болгарско-венгерского писателя и антрополога Петра Крастева "Взгляд перса", которую я недавно перечитал есть глава про Турцию.
Вот про эту книгу: "Петер Крастев «Взгляд перса»
Живущий в Венгрии исследователь в своих статьях и эссе подходит к литературе, кинематографу и явлениям общественной жизни в странах Центральной и Восточной Европыс позиции одновременно внешнего и внутреннего наблюдателя. Следуя методу интерпретативной антропологии, автор рассматривает символизм, религиозные движения, вынужденную эмиграцию, изменения в идентичности евреев, албанскую кровную месть в контексте запоздалой модернизации данного региона. Согласно такой трактовке эта модернизация своими корнями уходит в многочисленные проекты индивидуального и коллективного спасения, получившие распространение в XIX-XX веках, которые и по сей деньвлияют на искусство и повседневность жителей данного региона.
Издательство: "Российская политическая энциклопедия" (2004)"
Крастев

Вот про Крастева на википедии - https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D1%80%D0%B0%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B2,_%D0%9F%D0%B5%D1%82%D0%B5%D1%80
Collapse )

Как диссидент Буковский и поэты-"смогисты" навестили "сатаниста" Ю.Мамлеева на Богородском кладбище

Из мемуаров Владимира Батшева в журнале "Мосты".

10 ИЮНЯ 1965. БОГОРОДСКОЕ КЛАДБИЩЕ – ДАЧА В ИКШЕ.

Точно ли в этот день, спрашивала неоднократно Галя и неоднократно получала ответ — именно! день знаменательный! десятого июня тысяча девятьсот шестьдесят пятого года!
В тот день меня познакомили с людьми, которые оставили свои имена на страницах истории. И не только истории литературы.
Почти каждый день мы созванивались с Капланом. Потом обычно встречались (так продолжалось долго, а после моего возвращения, когда наступила эпоха всеобщего пьянства, еженедельно), куда-то шли, вели литературные разговоры. Он меня просвещал по истории, как сегодня сказали бы, "литературного андеграунда", читал стихи, а знал их множество, поэтов площади Маяковского.
Мне, конечно, хотелось познакомиться с выдающимися людьми — послушать их произведения, почитать свое, услышать мнение, самоутвердиться. Но пока Каплан познакомил меня лишь с Щукиным, а Губанов — с Галансковым (с которым его познакомил тоже Каплан).
Утром я позвонил Каплану. Он веселился:

— Вот что, мася (через несколько часов я понял, от кого он перенял подобное обращение), хотят тебя посмотреть некие люди. Приезжай...

— Куда?

- На Преображенку.

Я приехал.

Меня встретила группа молодых симпатичных людей. Каплан познакомил с Буковским, Ковшиным, Максюковым, Голосовым, присутствовал и знакомый мне Щукин. Ждали еще кого-то, но его не было.
Каплан пошел звонить, а когда вернулся, то сообщил, что таинственный он нас ждет на кладбище.
Collapse )

Новокурьяново - ещё одна московская деревня

Оригинал взят у griphon в Новокурьяново - ещё одна московская деревня
Ну поскольку в Москве, слава Богу, трущоб нет, то здесь интереснее всего по моим критериям ... деревни. Про внутримкадскую деревню я уж рассказывал. А есть ещё уникальнейшая деревня, расположенная тоже внутри кольца, но уже другого. О ней и пойдёт сегодня речь.


Collapse )


Крым. Керченская переправа.

Оригинал взят у varandej в Крым. Керченская переправа.


В Крым я ехал без обратного билета, и вдоволь нагулявшись по полуострову, пришёл на вокзал в Керчи да взял билет до Москвы. Билет, даром что верхний, как ни странно нашёлся, причём не "единый" (автобус-паром-автобус-поезд), а самый что ни на есть прямой: поезд №561 с 1 августа ходит из Симферополя в Москву минуя территорию Украины. То есть - через Керченскую паромную переправу - ныне кажется это единственная пассажирская железнодорожная переправа в России. И если сам процесс переправы я бы оценил на твёрдую "4", то вот поезд не назвать иначе, как "вредительство".

Collapse )

Рассказ Олега Разумовского "Сычевка

Рассказ Олега Разумовского "Сычевка".


Во время своих посещений города Смоленска я останавливался на съемной квартире прозаика Олега Разумовского.
Действие рассказа "Сычевка" происходит как раз на этой квартире.
Хозяин этой квартиры часто сдает ее всяким асоциальным элементам, впоследствии ставшими персонажами прозы Разумовского.
А с одной экстремальной девушкой, такой же как и героини рассказа, из районного городка Сычевка я сталкивался в Москве.
Она была членом одной радикальной организации и участвовала во многих политических "перфомансах" типа закидывания яйцами вип-персон или приковывания к дверям всяких министерств.
Город Сычевка знаменит своей спецпсихбольницей, в которой сидел в 70-е годы генерал Петр Григоренко и другие известные советские диссиденты.
Сычевка на википедии - http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D1%8B%D1%87%D0%B5%D0%B2%D0%BA%D0%B0
Collapse )

Из украинских впечатлений Дмитрия Данилова в 2007-м году - Харьков и Донбасс

Метро «Тракторный завод» В Харькове много огромного. Огромные размеры. Огромное население - полтора миллиона. Огромное, по нестоличным меркам, метро - три длинные ветки, охватывающие все основные районы города. Огромная площадь Конституции - это даже не площадь, а короткий широченный проспект с сумасшедшим движением. Огромное здание университета. Огромное конструктивистское здание Госпрома, циклопических размеров, прекрасное. Огромный памятник великому украинскому поэту Тарасу Григорьевичу Шевченко. Скульптор изобразил поэта то ли снимающим, то ли надевающим пальто. При этом на поэте уже есть какая-то длиннополая одежда типа пальто, и он то ли, озябнув, натягивает на себя второе пальто, то ли, наоборот, решил, что для теплого харьковского климата два пальто - это слишком, трудно сказать. Металлический Тарас Григорьевич возится со своим вторым пальто, видно, что ему неудобно, и лицо у него такое сурово-насупленное, видно, умаялся он совсем с этим пальто. Тараса Григорьевича окружает множество фигур поменьше, некоторые из них - явно украинской национальности. Фигуры либо занимаются тяжелым физическим трудом, либо стоят на страже чего-то с оружием в руках. У одной из фигур в одной руке пучок колосьев какого-то злака, в другой - почему-то разводной ключ, на голове шляпа.
Collapse )