Category: технологии

СКОЛЬЖЕНИЕ

Оригинал взят у proshina_new в СКОЛЬЖЕНИЕ

Вот люди щелкают каналы телевизора, крутят информационную ленту фейсбука (у некоторых с пятью тысячами друзей - тут у меня случается обморок от такого количества), не вникая ни во что. Конечно, всё вокруг проходит, сменяя друг друга. Часы, дни, недели, месяцы, годы, десятилетия, даже век промелькнул и тысячелетие сменилось. Я уже молчу о временах года. Едва успеваю убрать сезонные вещи, как наступает пора снова их доставать. Причём скорость постоянно увеличивается. Мы торопимся, чтобы не отстать от потока и уже не ускоряем шаги, а скользим по поверхности. Спешим куда-то в наушниках, громко разговаривая по телефону и жестикулируя, мельком оглядываясь по сторонам, не замечая никого и ничего вокруг. Если бы это касалось только физической жизни, то можно бы было смириться, но скольжение ума по поверхности вселяет в меня печаль. Скольжение по тексту без проникновения в его смысл, приводит к поверхностным мыслям, знаниям, суждениям. Возможно, бурное развитие новых технологий привило нас к расцвету поверхностных, необдуманных решений и увеличению непрофессионалов, которые не в состоянии анализировать, рассматривать проблему во всей её глубине. Скольжение поверху есть неотъемлемое качество современного человека. Картинка должна меняться ежесекундно.

Маргарита ПРОШИНА


Рассказ Ольги Комаровой "Грузия" ( начало)

Ольга Комарова
ГРУЗИЯ

Весной 88-го года в длинном наклонном коридоре между станциями метро "пл.Революции" и "пл.Свердлова" поставили автоматы - обычные автоматы, какие всегда стоят в метро при выходе. У них залеплена щелочка для монеты, они пропускают всех, но только в одну сторону - с "пл.Революции" на "пл.Свердлова". Прежде я ходила всегда наоборот и за пять минут до того, как пересадка прекращалась, т.е. около часу ночи. Я никого не встречала там, я шла одна, очень медленно, и там же, а ходу, видела первый короткий сон. Почти каждая моя ночь начиналась с этого коридора. Там было светло и гулко, как в первые часы после смерти. Там был такой твердый пол, что я чувствовала сквозь сон, как каблуки вонзаются в пятки.

Призрак, имеющий национальность - вот диво!.. Потусторонние голоса с акцентом (поверьте!) по эту сторону (добра и зла? или чего?) звучат странно и кощунственно, а я люблю стены - именно за то, что обратной стороны у них нет. Четыре стены - лучше всего - если замкнуть три, то закружится голова, а если больше четырех, то можно вовсе заблудиться. Я люблю церкви. Они все повернуты к востоку - и я не ошибаюсь, я стою лицом куда надо, а Страшный Суд за спиной - как спинка кресла, как теплый плед, накинутый на плечи, как вредная, но сладкая привычка... Коридор же этот - двухстенный (а правая стена - любимая: я всегда жалась к ней и слегка по ней размазывалась, и рукав пальто истрепался, стал тонким и почти прозрачным) - тоже хорош - был хорош, тем хорош, что по нему можно было пройти на "Пл.Рев." - а оттуда мне уже по прямой до "Щелковской". Сейчас так ходить нельзя. Там, правда, есть еще два перехода на "Пл.Рев.", но это совсем не то. Да и незачем они мне - я никуда не езжу.

А если стоять в церкви, то где Грузия? Там... Погодите, не могу сообразить... Справа, кажется. По ту сторону церковной ограды... А у меня правый бок особенно чувствителен, и пальто тоньше батиста... Пальто... Да...

Я москвичка? Да? Господи, какая ей еще нужна Грузия... Я так много времени провела с нею, так долго и страстно унижалась - а потом поняла, что писать от ее имени все рано не смогу - для меня это все равно, что писать по-грузински... Еще раньше я убедилась в том, что заставить ее самое рассказать о себе словами написанными также невозможно. А жаль... Жаль?!
Collapse )