Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

Проза Николая Тихонова - "Халиф"

Энфер-Паша

Тихонов Николай

ХАЛИФ

I

Вице-генералиссимус турецкой армии, убийца Назим-паши, зять халифа, наместник Магомета, "главнокомандующий всеми войсками Ислама", друг эмира, контрреволюционер и авантюрист Энвер-паша погибал в каменных расщелинах, как последний дезертир.

Пленный красноармеец без шлема стоял перед ним. Щека его была рассечена прямым ударом нагайки. Мутные глаза его дымились от усталости.

Его так быстро гнали по тропе вверх, что его грудь равнинного жителя ходила ходуном. Штаны и гимнастерка были разорваны. Кроме всего, он струсил и непрерывно переступал ногами, точно стоял на угольях.

Энвер вспомнил свой старый жест, который он называл маршальским.

- Хасанов, - сказал он, дотрагиваясь до пленного концом маузера, такие люди хотят задержать меня? Жалкий народ. Отпустите его вниз - дайте ему моих прокламаций.

Человек в серой маленькой шапочке закрыл левый глаз. Он негодовал:

- Это ошибка. Зачем оставлять лишнего бойца? Паша...

- Этот солдат - плохой солдат! он не много причинит нам вреда. Дайте ему прокламаций и отпустите... Я сказал...

Энвер отошел в сторону и прекратил разговор.
Collapse )

Тбилисские зарисовки месячной давности. Часть первая.

Был с конца сентября по начало ноября в Тбилиси.
Поездка получилась сумбурной.
Вот хаотичные зарисовки-воспоминания:

1.Один мой день в Тбилиси.

Пробуждение в девять утра.
Поход в "Макдональдс" по соседству с домом, где меня приютили.
Чужой электрический чайник на кухне ,очевидно, не работает.
Боюсь, что сгорел.
Нужно идти туда, где есть кофе или чай.
Взял стаканчик кофе "американо" и пирожок в "Макдональдсе".
Где-то двенадцать лари за всё это заплатил.
По тбилисским ценам не совсем дёшево.
За ту же цену в столовой для студентов и офисных работников возле станции метро "Важа "Пшавела" я брал обед из трёх блюд грузинской кухни и тот же "американо" .
А, если взять гамбургер или чизбургер с кофе, то столько же стоит обед в одном грузинском кафе в районе Сабуртало или в одном турецком кафе на проспекте Давида Агмашенебели (бывшем проспекте Плеханова)
А в Москве считается, что "Макдак" - недорогое заведение.
А в Грузии получается немного по-другому дело обстоит.
Поход по улице Руставели на улицу Котэ Абхази (Бывшая улица Леселидзе. Леселидзе - какой-то советский военноначальник времён войны. Коте Абхази - бывшей генерал царской армии, борец за независимость Грузии в 1920-е годы. Улицу переименовали в честь другого человека, но памятник Леселидзе стоит в сквере посредине улицы) в интернет-кафе.
После посещения интернет-кафе спустимся в сторону района Мейдани, известного своими серными банями и старинной мечетью.
В настоящее время - это главное туристкое место Тбилиси.
Все туристы кучкуются здесь.
Тут же офисы турфирм, а на улице стоят экскурсоводы с автотранспортом, предлагающие интересные экскурсии по всей Грузии.
Кафешка с шаурмой, где есть недорогой азербайджанский чай за два лари, открыта.
Шаурма готова, но чай ещё нет.
Зайдем тогда в мини-чайхану (то ли турецкую, то ли иранскую) рядом с банями, напротив сквера имени Гейдара Алиева и в начале улицы Иосифа Гришашвили - тут чай дороже на два лари. Но он вкуснее и к нему подаётся ломтик рахат-лукума.

Потом пойдём вверх мимо недавно отреставрированного красивого здания в восточном стиле с цветными изразцами, похожего на мечеть, но не мечеть, а банный корпус, который якобы посещал Пушкин, в сторону Ботанического сада.
Мимо настоящей Мечети.
Во дворе мечети мусульманские похороны.
На скамье стоит гроб, покрытый цветным покрывалом.
Сердце на несколько минут замирает и буквально дрожит от протяжного хора тюркских плакальщиц.


Прогулка по Ботаническому Саду.
С нижней его точки до верхней вдоль ручья с водопадами, превращающиеся в реку с бурным течением, впадающую в Куру.
Ботанический Сад находится в лощине между двух невысокими горками.
По живописным тропинкам мимо бамбуковой рощи дошел до верхней точки.
Выше уже идти запрещено и выхода из сада там нет.
Хотя когда-то был.
Но времена меняются.
Теперь там частное владение.
На английском языке узнаю это от молодого стройного охранника в форме.
Течет ручей.
Красивый искусственный водопад и мостик чуть ли не из мрамора.
За мостик уже нельзя идти.
Но на мостик можно зайти и сделать сэлфи.
На мостике стоит улыбающийся смуглый человек в бейсболке и в джинсах.
На каменных ступеньках сидит, очевидно, его жена в платке и ребёнок.
Жена похожа на пакистанку.
Или иранку.
Тоже улыбаются.

Обмениваемся парой слов на ломанном английском языке - "Ит из э Бьютифул Плейс. - Окей. Вери бьютифул плейс зис гарден энд э риве..."

Выход из Ботанического Сада в район в район громадного металлического памятника Матери-Грузии и верхней станции канатной дороги к крепости Нарикала.
Иду в обратную сторону к экологической тропе.
С нее сворачиваю на городскую улицу.
Внимание привлекает надпись "Виннный погребок. Кахетинские вина "Карденахи" на улице Амаглеба, 10 (бывшая Давиташвили).

Захожу внутрь небольшого подвальчика - прошу продегустировать красное сухое вино.
Есть два сорта из Восточной Кахетии.
Один - "Карданахи".
Это название села, где производят этот сорт вина.
Вспомнил строчку из песни барда Михаила Анчарова - "Он получил три года
И отсидел свой срок,
И вышел на свободу,
Как прежде, одинок.
С марухой-замарахой
Он лил в живот пустой
По стопке "карданахи",
По полкило "простой"."

Выпиваю маленький стаканчик и беру поллитра вина с собой в пластмассовой бутылке.
Хозяин - невысокий лысоватый человек среднего роста говорит, что вся продукция здесь "церковная".
Производится в виноградниках, принадлежащих Грузинской Православной Церкви.
В подарок мне ещё маленькая иконка.
На которой изображены тысячи мучеников, которым отрубили головы завоеватели с Востока в семнадцатом веке.
Даёт свою визитку с адресом магазина.
"Заходите! Я тут каждый день сижу. Только иногда поднимаюсь часов в пять-шесть наверх - с внуками посидеть! Мой сын в Москве живет!"
"Здоровья вам ! Удачи сыну и внукам!"...



Ближе к вечеру я на проспекте Давида Агмашенебели. Иду в ту часть длинного проспекта, где находятся турецкие и арабских кафе и рестораны, а также некие "массажные салоны".
"Массажные салоны", разбросаны впрочем по всему городу.

Я в заведении с названием "Анкара".
Здесь очень вкусно, хоть и просто готовят. Турецкая традиционная кухня. Спокойная доброжелательная обстановка.
Народу не много.
Но самого разного - грузины, турки, семьи из Ирана и Казахстана, пары из арабских стран ( женщины в чадре).
Относительно недорого.
Но главное - красавица, главная официантка-распорядительница.
Очень похожая на одну мою московскую знакомую девушку из прошлой жизни.
Можно ходить сюда только ради её доброй и лукавой улыбки, стройной фигуры, красивой и выразительной походки и жестикуляции.
Она не просто подходит к клиенту, принимает заказы и даёт указания персоналу кафе, а как бы исполняет красивый восточный танец.

Есть в Тбилиси заведение "Дом хинкалей".
Это кафе в большом доме в самом центре Тбилиси, на проспекте Руставели.
На другой стороне проспекта, напротив метро.
Вечером в одном из кафе что-то вроде танцевального клуба.
Мой знакомый там встретил эту официантку, которая потрясающе отплясывала вокруг своего стола вместе с другими официантками "Анкары"...

В этом кафе ещё отменный настоящий турецкий чай.
Как в Анкаре и в Стамбуле.
Все официантки между собой говорят по-русски и по-грузински.
Больше мне показалось по-русски.
Очевидно, они разных национальностей.
Возможно грузинка, армянка и азербайджанка.
С клиентами говорят по-турецки, по-английски и по-русски.
Может быть, ещё и на других восточных языках.
На арабском и на фарси.
У входа в кафе на улице стоит женщина в аккуратной желтой униформе. У нее на груди висит плакат на английском языке - "Я - человек с болезнью Дауна. Просьба оказать мне материальную помощь".
Также она, судя по всему выполняет функции зазывалы в "Анкару".
Официанты время от времени дают ей деньги.

Иду к метро "Марджанишвили".
Возле метро небольшой книжный развал с собраниями сочинений советского периода.
Торгует ими очень колоритный человек, похожий на персонажа Жюль Верна - доктора Паганэля.
Одетый весьма экстравагантно.
В какой-то старый вязанный жилет. На голове его шапка, похожая на колпак.


У проезжей части бывшего Проспекта Плеханова расположились пара уличных музыкантов.
Мужчина и женщина.
Мужчина играет на саксофоне. Женщина подыгрывает ему на ксилофоне.
Внешне они похоже на семью пожилых московских интеллигентных евреев.
Как бы в подтверждении моей гипотезы играют попурри из известных еврейских шлягеров...

Современная грузинская проза - Дмитрий ЦИКЛАУРИ ГАМШИНА ЗИМА

http://reading-hall.ru/publication.php?id=10326


Дмитрий ЦИКЛАУРИ

ГАМШИНА ЗИМА

Всегда, когда переносишь произошедшие события на бумагу, слова являются лишь бледным отражением реальности. Ощущение такое, словно выгребаешь лопатой головешки из раскаленной печи, рассыпая их по холодному снегу, в котором они сразу исчезают. Вместо реальных людей снуют взад и вперед скучные силуэты… Вот тут-то и вступает в силу воображение, чтобы оживить написанное. Ведь реальность конкретизирует воображение, и, едва наметив содержание, сразу начинаешь спасать текст.
Именно поэтому я не раз думал: действительно ли я принадлежал к тому самоотверженному племени и действительно ли знал самого Гамшу, которого прежний предводитель оставил своим преемником? И мудрый допускает ошибку… «Мудрый» — это определение точно соответствовало прежнему предводителю, полному достоинства и благородства. Слава о нем пронеслась повсюду, и этот период нашей жизни был самым ярким. Что касается Гамши, я не только его знал, но испортил себе зубы, каждый раз скрежеща ими при его появлении. Сердца, таких, как он, невозможно завоевать даже в мечтах, а соблазн разоблачить их уступает место обыкновенному человеческому страху.
Collapse )

Райский кишлак Арсланбоб

Оригинал взят у varandej в Райский кишлак Арсланбоб



В Кыргызстане ад и рай находится в соседних ущельях. Первый - показанный в прошлой части Майли-Сай с его урановыми рудниками, а второй - соответственно, Арсланбоб, куда мы с d_a_r_k_i_y_a также ездили из Джалал-Абада. Его название не случайно созвучно с казахстанским Арыстан-баб - этот святой, по легенде проживший полтысячи лет, чтобы передать учение Пророка из первых рук тюркскому "апостолу" Ахмеду Ясави, в Средней Азии вообще очень популярен, и как мне говорили, одних только его "могил" по горам и пустынями разбросано восемь. Арыстан-баб - его имя на казахский манер, Арсланбоб - на узбекский. Ну а здесь - огромный горный кишлак среди ореховых лесов, из которых по местной легенде вывез грецкие орехи в Средиземноморье Александр Македонский. Вокруг - горы, водопады, столь редкий в Средней Азии живительный древесный воздух. В общем, самое уютное место Киргизии и одно из самых красивых.

( Рассказ +56 фото )

* В моём журнале.

Рассказ Николая Тихонова "Халиф"

Николай Тихонов

ХАЛИФ

I

Вице-генералиссимус турецкой армии, убийца Назим-паши, зять халифа, наместник Магомета, "главнокомандующий всеми войсками Ислама", друг эмира, контрреволюционер и авантюрист Энвер-паша погибал в каменных расщелинах, как последний дезертир.

Пленный красноармеец без шлема стоял перед ним. Щека его была рассечена прямым ударом нагайки. Мутные глаза его дымились от усталости.

Его так быстро гнали по тропе вверх, что его грудь равнинного жителя ходила ходуном. Штаны и гимнастерка были разорваны. Кроме всего, он струсил и непрерывно переступал ногами, точно стоял на угольях.
Collapse )

Стихи художника Льва Повзнера

Мой знакомый, художник-шестидесятник Лев Повзнер стал несколько лет назад писать стихи.
Несколько из них недавно напечатали в израильском журнале "Зеркало".

http://magazines.russ.ru/zerkalo/2013/41/4p.html

Поцелуйчики



– Поцелуйчики мои, где вы, дорогие?

Вы рассыпались по жизни, как пшено, как рис,

Как манная крупа и даже как мука.

Много было вас, родные.



А пощечинки мои, где вы, дорогие?

Нет, не те, что получал; те, что сам кому-то слал.

Было меньше вас, родные.

Сколько быть могло вас? Три? Нет, конечно.

Тридцать три? Ближе к истине, конечно.



А ударчики мои, где вы, дорогие?

(Не считая тех, что в зале)

Что на улице, в подъезде. Вы, как птички, вылетали.

Много было вас, родные. Вы и ручку мне ломали.

Вы мне правую ломали. Не сержусь на вас, родные.



А ударчики ногой? Все же меньше. Все же реже.

Вы к экзотике поближе, чем ударчики рукой.

А ударчик головой? Был один – туда поближе.

Был один, давно. И что же?

Хорошо, что хоть один.



– А укусы? Ты забыл? Ведь же были и укусы.

– Были разные укусы. Были в разные эпохи.

Были детские укусы. Были взрослые укусы.

Ведь они не так уж плохи,

Каждый – сын своей эпохи.

Collapse )