Category: общество

Рассказ Анатолия Кузнецова «МУЖЧИНА, ЕСЛИ ТЫ ОТВАЖНЫЙ, ПРИДИ КО МНЕ»

Анатолий Кузнецов-2

Вот другой рассказ Анатолия Кузнецова, который я первый раз услышал по Би-Би-СИ в 1979-м году, когда мне было 18 лет. Очень сильный рассказ.


Рассказ Анатолия Кузнецова «МУЖЧИНА, ЕСЛИ ТЫ ОТВАЖНЫЙ, ПРИДИ КО МНЕ»

Он пил водку, смешанную с сырым яйцом.

Опасливо смотрел по сторонам, наливая трясущейся рукой, и горлышко плясало и звякало о края стакана. Надбив яйцо, выпустил его в стакан поверх водки, усердно размешал чайной ложкой. Получилось нечто мутное, пузырящееся, как мокроты.

Это он пил – залюбуешься! – как совершал филигранный обряд, со всеми приемами записного истового алкоголика, на котором негде пробы ставить: с дрожанием, ненавистью, отвращением, ужимками гадливости, позывами на рвоту и с горячечной при том страстью.

Сквозь судорожно зажатые зубы водка не шла, проливалась на пальцы, текла по щетине бороды, с нее на рваный ватник, покрытый засохшими яичными следами.

На вид я бы дал ему от тридцати пяти лет до шестидесяти; встречается у иных такая неопределенность – результат особо бурного процесса разрушения.

Несомненно, он был когда-то крупным, пожалуй, могучим, но теперь выглядел костлявым дистрофиком. Остатки львиной гривы на голове свалялись в серые колтуны, зубы сгнили, глаза слезились и заволакивались водянистым старческим туманом. Полуживая особь, образцово замордованная жизнью.

Мы сидели в станционном буфете, набитом железнодорожниками, шоферами и прочими местными работягами. В затерянном среди белых равнин поселке, естественно, станция была клубом, пивной, окном в мир: товарно-пассажирский «пятьсот-веселый» поезд останавливался здесь дважды в сутки по четыре минуты.
Collapse )

Рассказ Анатолия Кузнецова "ЛЕДИ ГАМИЛЬТОН"

Анатолий Кузнецов

На моём юзерпике - фотография русского "советского" писателя Анатолия Кузнецова, бежавшего в 1969-м году из СССР во время писательской поездки в Лондон.
И мой жж носит имя псевдонима Кузнецова "Мессье Анатоль",под которым он десять лет выступал на радио "Свобода" до своей смерти в 1979-м году.
У меня в жж был другой ник - "retromaniak".
Но в 2010-м году пресловутый хакер Хэлл взломал его.
Пришлось создавать новый аккаунт.
В своём жж я писал про разных забытых писателей.
В том числе и про Кузнецова.
И я решил назвать его в честь него.
Очень странного прозаика, человека с двойной жизнью, гуманиста в жизни и с другой стороны человека, потерявшего веру в человека.
Авантюриста и человека, способного на непредсказуемые поступки.
Начинавшего свой писательский путь с оттепельного соцреализма и кончивший его мрачной "кафкианской" модернисткой прозой.
Я свое знакомство с творчеством Анатолия Кузнецова начал после поступления на филфак МГУ в 1979-м году.
В августе 1979-го года я услышал рассказ Кузнецова "Лэди Гамильтон" по Би-Би-Си.
Он меня поразил своей силой и мрачностью.
После этого я достал "Бабий Яр", "Огонь" и другие книги Кузнецова.
Которые тоже меня поразили.
Вот рассказ "Лэди Гамильтон":

Collapse )

Книга Евгения Гнедина "Выход из лабиринта"

Гнедин

https://e-libra.ru/read/377622-vyhod-iz-labirinta.html

Настоящим сборником представлено главное из творческого наследия Евгения Александровича Гнедина, личность и труды которого сыграли заметную роль в формировании независимого общественного сознания в нашей стране, особенно в 1960-1980-е гг. В первую очередь это относится к его мемуарам — уникальным воспоминаниям и размышлениям сына профессиональных революционеров, известного публициста и крупного дипломата, чья деятельность была оборвана в 1939 году арестом и последующими пятнадцатью годами тюрьмы и ссылки.
Collapse )

Глава из книги Николая Климонтовича "Далее - везде" об истории с "Каталогом"( начало)

Из книги мемуаров Николая Климонтовича "Далее - везде" глава в стиле "романа c ключом" об истории с "Каталогом".
Я для удобства чтения ( тем более,что большая часть зашифрованных писателей не очень широко известны) расшифрую их:

Красавчик - Николай Климонтович;

Плешивый - Евгений Попов;

Крот - Владимир Кормер;

Прусак - Дмитрий Пригов;

Счастливчик - Евгений Харитонов;

Придурок - Евгений Козловский;

Раввин - Филипп Берман

Каталог
Collapse )

Рассказ Филиппа Бермана "Квадрат"

В сети очень мало прозы Бермана.
Вот на сайте СНОБ лежит его рассказ "Квадрат", который я первый раз прочёл в журнале "Континент" лет пять назад. Мне как я уже писал досталась большая подборка "Континента" после смерти её владельца - шолоховеда Василия Литвинова, друга писателя и главного редактора парижского "Континента" Владимира Емельяновича Максимова с 1950-х годов.

КВАДРАТ

ФИЛИПП ИСААК БЕРМАН

Предисловие. Этот рассказ основан на реальной истории, происшедшей в Москве в 80 годы. Прежде он печатался в журнале «Континент» в Париже, когда Главным редактором знаменитого журнала «Континент» был еще Владимир Максимов, который не изменил в рассказе ни одного слова.
Collapse )

Феликс Розинер и "Некто Финкельмайер"

Розинер
На фотографии писатель Феликс Розинер


Где-то году в 1992-м я познакомился с писателем Феликсом Розинером.
Потом мы ним виделись ещё, кажется, один или пару раз, когда он приезжал в Россию из США.
Жил он в Бостоне вроде бы.
Причина знакомства была прагматической - он хотел получить от меня какие-то редкие самиздатовские журналы для библиотеки Университета, где он преподавал.
Я ему за символические деньги их продал.
Просто так получить их в дар от меня он не захотел.
Я тогда занимался мелким газетно-книжным делом и денег у меня в тот период хватало для нормальной жизни.
А в ответ я попросил у него передать книги и статьи одного моего знакомого прозаика Петру Вайлю и Александру Генису, Борису Парамонову и ещё кому-то из известных эмигрантов, проживающих в США и писавших на литературные темы.
Я тогда пробывал играть в "литературного агента".
Очень быстро я понял, что тогда в России этим заниматься бессмысленно, тем более что-то заработать.
Никакие законы не работали.
Это сейчас есть люди профессионально занимающиеся "литагентской" деятельностью.
Больших денег это не приносит и с законами всё сложно.
Но уже всё проще чем в 1990-е годы.
Хотя спрос на серьёзную литературу,
а тем более на русскую упал очень сильно.
Но книги одного моего знакомого талантливого прозаика через двух девушек-"литагентов" перевели и издали в Эстонии и в Ливане.
Я же ни копейки на этом не заработав, раскрутил одного прозаика.
Достаточно скандального для начала 1990-х годов.
Можно было выехать на скандальности в литературе в то время.
На эпатаже, использовании мата, нарушении различных табу на описание секса, на другие табуированные в советской и даже русской литературе темах и так далее...
Этот прозаик делал это очень виртуозно.
Но за эпатажом скрывался очень тонкий и ранимый человек с тяжёлым набором детских комплексов и подростковых травм.
И писал он про них со своеобразным юмором. И ,вообще-то, о серьёзных вещах.
Кто-то из американских славистов сравнил его с Вуди Алленом и Филиппом Ротом.
Одно время ему сопутствовал успех.
О нём много писали в российских СМИ.
Часто с возмущением.
Особенно критики-шестидесятники.
Помню, статью с заголовком - "Погружаясь в потоки грязи".
А ведь антиреклама - это лучшая реклама.
Тогда этого в России не понимали.
Теперь понимают и могут просто замолчать скандальную книгу.
Этого прозаика переводили на разные языки.
Почему-то в Сербии он стал одним из самых популярных русских писателей.
Милорад Павич включил его книгу в свою "библиотеку Милорада Павича".
Наряду с Борхесом и Беккетом.
Одно время его фамилию упоминали в одном ряду с Владимиром Сорокиным и Виктором Пелевиным как главных фигур "русского постмодернизма".
Мода на "русский постмодернизм" прошла.
Но Сорокин с Пелевиным пока ещё очень популярные в России писатели.
Хотя им в спину уже дышит "новый реалист" Захар Прилепин.
А этого прозаика много лет не переиздают.
И молодое поколение писателей и читателей уже его и не знает.
Но это всё лирическое отступление.
Collapse )

Ася Пекуровская

Ася Пекуровская - http://www.muza-usa.net/2005_04/2005-04-03.html:

"Глядя из сегодняшнего дня на далекие 60-е, как можно описать атмосферу в литературно-художественных кругах Ленинграда тех лет?

Я могу только сказать то, что я интуитивно чувствую, и конечно же, мне знаком только андерграунд, а если говорить о нем, то понятие литературно-художественных кругов к нему вряд ли подходит. Ведь это были яркие личности, не обязательно даже контактировавшие друг с другом, но где-то в небесах оказавшиеся связанными общностью судьбы. Трагическую судьбу (психушку и гибель в расцвете сил) разделили с Ридом Грачевым такие удивительные авторы, как Генрих Шеф, Леонид Аронзон, Федор Чирсков, которые, вне зависимости от обстоятельств рождения и воспитания, кажется, могли ощущать себя лирическими героями из стиха Рида Грачева:

Откуда приблудился?

Куда бреду, куда?

Наверное, родился

От блуда для блуда.
Collapse )

Текст Владимира Алексеева "ВЕЛИКАЯ ДЕПРЕССИЯ, ИЛИ ЭТО ПЬЯНОЕ ЖАРКОЕ ЛЕТО"( Конец)

Выпив в общей сложности пять бутылок крепкого пива (Балтика-9), я был задержан, когда в толпе горожан двигался в метро к эскалатору. Очевидно, меня подвели не совсем трезвые глаза, выдав стражам порядка, которые имеют свойство в метро «Балтийская» стоять в разных местах, ощупывая взглядом прохожих и выискивая в них как лиц кавказской национальности, так и нас грешных, часто забывающих, что не надо в подпитии появляться на улице, особенно в метро. От неожиданного поворота событий, я что-то не то сказал милиционерам, что и предрешило моё препровождение в вытрезвитель. Я не выказал никакой агрессии и послушно двигался по судьбе, ибо был уже в том возрасте, когда страх оставил меня, а раздражение спряталось за внутреннюю иронию.
Collapse )

"Рассказы" о питерском прозаике Владимире Алексееве прозаика Николая Шадрунова

Шадрунов
На фото - Николай Шадрунов

На сайте "Эмигрантская лира" два текста. Вначале рассказ-воспоминание Владимира Алексеева о питерском прозаике Николае Шадрунове.
Потом текст Николая Шадрунова про самого Алексеева.
В жанре "народных баек".

Владимир АЛЕКСЕЕВ
(18.03.1940, ЛЕНИНГРАД – 14.10.2016, САНКТ-ПЕТЕРБУРГ)
Прозаик. Учился на филологическом факультете ЛГУ, но университета не закончил. Работал фрезеровщиком, прессовщиком, грузчиком, рабочим в геологических и археологических экспедициях. Первая публикация в 1968 году. Рассказы публиковались в альманахах «Молодой Ленинград», «Точка опоры», журналах «Нева», «Эхо» (Париж), «Крещатик» (Германия») и др.

Основные книжные публикации: Смерть на заводе. Время и мы: Рассказы. – Нью-Йорк, 1978; Рассказы. – СПб, 1998; Дни жизни Думы. – СПб, 1999; Мгновения юности далекой. – СПб, 1999; Восхождение в горы: Рассказы. – СПб, 2001; Дурак. – СПб, 2001; Случайная жизнь. – СПб, 2001; Поиски лица: Рассказы. – СПб, 2003; Великая депрессия. – СПб, 2003; Восхождение в горы: Избранное, т.1-й. – СПб, 2009; Последний выстрел: избранное, т. 2-й. – СПб, 2009; За что?: Рассказы. – М., 2015; Бремя пропавших. – СПб, 2016.


Николай ШАДРУНОВ

«ПРАВДОЛЮБЕЦ»

(из рассказов о Вове Толстом)



Есть такие люди, которые считают себя вправе всех обличать, всех разоблачать, говорить правду-матку всем в лицо или хотя бы по телефону.

Таков мой друг Володя Алексеев по прозвищу «Вова Толстый». Добро бы он это право выстрадал, скажем, отсидев лет двадцать пять в тюрьме, как мой московский знакомый Олег Волков, или покорил бы оба полюса на собачьих упряжках, как другой мой знакомый Виктор Боярский... Ничего подобного: живёт Вова Толстый на Невском, рядом с Московским вокзалом. Работает много лет со мной вместе в Ораниенбаумском порту, в маленькой котельной. Отапливает продовольственный склад, читает свежие газеты и журналы в матросской библиотеке, что находится от него через стенку. Пьёт с доктором спирт, благо тут же расположена и морская амбулатория. И пишет, пишет свои гениальные рассказы, отстукивает их на машинке, которую носит с собой в саквояже. Авторучкой Вова пренебрегает, считает ручной труд зазорным.
Collapse )

О рассказах Евгении Монастырской

В предыдущих моих постах в "живом журнале" я разместил три рассказа писательницы Евгении Монастырской.
Месяца полтора назад я прочёл книгу прозы Евгении Монастырской "Кротовые норы" и сейчас выбрал из неё три рассказа для публикации у себя на странице.

Монастырская
Collapse )