Category: напитки

Category was added automatically. Read all entries about "напитки".

Глава из книги Николая Климонтовича "Далее - везде" об истории с "Каталогом"( начало)

Из книги мемуаров Николая Климонтовича "Далее - везде" глава в стиле "романа c ключом" об истории с "Каталогом".
Я для удобства чтения ( тем более,что большая часть зашифрованных писателей не очень широко известны) расшифрую их:

Красавчик - Николай Климонтович;

Плешивый - Евгений Попов;

Крот - Владимир Кормер;

Прусак - Дмитрий Пригов;

Счастливчик - Евгений Харитонов;

Придурок - Евгений Козловский;

Раввин - Филипп Берман

Каталог
Collapse )

Рассказ Евгении Монастырской "Вышнему Волочку посвящается..."

Вышнему Волочку посвящается...
Евгения Монастырская


Он бегает по трассе вдоль и поперек, изображая перед машинами реверанс. Почти бросается под колеса, матерится вслед громыхающим фурам. Он сильно пьян. Это его стоп. Я - с завывающим от безнадежности нутром, с дрожью в каждой клеточке уставшего тела, прилежно стоплю, вытянув руку с поднятым вверх большим пальцем. Держу фонарик, что бы хоть как-то обозначить свое присутствие в темноте. Я упряма. Я понимаю, – вряд ли… В таком состоянии нас подберут в 12 ночи. Вряд ли. Но… с вытянутой рукой… стою. Стоплю.
Перспектива зависнуть ночью на трассе между Питером и Москвой, на окраине Вышнего Волочка пугает и одновременно завораживает своей свежестью. Такого еще не было. А вот тебе! Наслаждайся! Хотела адреналина – получи!
Я хотела… Эмоционально вылупиться в иное состояние, встретить себя новую на трассе. Пройти через все, что будет предложено… Проходи! Идти не хочется. Неуютно. Холодно. Проносящиеся мимо машины…. Фуры дальнобойщиков… Вожделенные! Мимо! Мимо… М - и – м – о – о – о…
Пыль в глаза. Ветер, срывающий шляпу.
Collapse )

Рассказ Олега Зоберна "Кола для умных"

http://magazines.russ.ru/znamia/2007/12/zo4.html

Олег Зоберн

Кола для умных




Мы стоим под фонарем у заборчика платформы станции “Силикатная”. Я смотрю на Данилу, пытаюсь найти в чертах его лица что-то злое, но не могу, сразу видно: он христианин. Вообще Данила много и плодотворно думает о вере. И поэтому, когда он сказал сейчас, что сатанизм — единственный путь, который ему остался, сказал серьезно, глядя куда-то сквозь выходивших из вечерней электрички людей, — я удивился и стал рассматривать друга, как будто знаком с Данилой не пятнадцать лет, а несколько минут.
Collapse )

Рассказ Олега Зоберна "Плавский чай"

"Как уже говорилось, герой Зоберна находится в дороге. Сначала эта дорога открывает для нас пространство жизни, тот ее поток, в который вовлечен герой, в котором он живет. Но образ пути несет в себе и иную нагрузку – знаковую. Хронотоп пути Бахтин связывал с авантюрным временем, временем приключений, испытаний, в процессе которых герою предстоит преодолеть порог, определяющий его жизненный выбор. Законы хронотопа дороги и порога действуют и в текстах Зоберна; при этом образ пути приобретает и другой смысловой подтекст: Путь – это духовное самоопределение человека, выбор своего места в мироздании. Выбрать Путь – значит выбрать судьбу, пройти Испытание. Герой уходит от обусловленности жизни, уход превращается в исход, на котором Испытание становится Иерихоном – городом-мороком, городом-препятствием, городом-соблазном, несущим проклятие каждому, кто будет искушен и искусится. Проклятие имеет древнюю, архаическую, библейскую основу: «Проклят пред Господом тот, кто восстановит и построит город сей Иерихон; на первенце своем он положит основание его и на младшем своем поставит врата его». Герой испытание выдерживает, причем от рассказа к рассказу прослеживается эволюция, развитие ситуации: если в первом рассказе («Плавский чай») избавление от искуса происходит помимо воли героя – волей случая, соизволения, судьбы (священник),то в следующих рассказах («Ни островов, ни границ», «Восточный экспресс») герой сам преодолевает и отвергает соблазн – хотя порой не понимает, почему («Тобой словно за ниточки кто-то управляет», – говорят герою в рассказе «Кола для умных»; «Справился с последними пуговицами платья, но вдруг, сам не зная зачем, пересилил себя, сел рядом» – в рассказе «Ни островов, ни границ»)" - из статьи Александры Кисель в журнале "Октябрь" о прозе Олега Зоберна.
Октябрь 2008, №5



Collapse )

Про вдову поэта Александра Миронова Галину

В Питере этим летом познакомился со вдовой поэта Александра Миронова Галиной.
Про нее пишет у себя "в контакте" прозаик Александр Ильянен - https://vk.com/id40557547
С Галиной очень хорошо гулять по Питеру.
Она рассказывает очень много интересного.
Один раз я гулял вместе с Галиной и с Ильяненом.

Александр Ильянен
с Галиной гуляли вчера. Встретились у Балтийского вокзала. Ожидая Галину погулял по вокзалу. Он прекрасен и чист как церковь этот вокзал. Религия дороги или пути объединяет людей без клятв и лишних слов. В этом храме много свободы: можно есть, пить, ходить, читать Я погулял несколько минут. Почитал названия станций. Посетил туалет. Купил в киоске сок и вышел ждать на площадь, к метро. Выбрал место у остановки напротив выхода из метро. Рядом с торговцами медом, цветами и ожидающими автобусы на Петергоф и в др. места. Вдруг заиграл оркестр музыку кино, бравурные марши и тихие танго. И наконец появилась Галина в одежде вдовы Александра Миронова: соломенной шляпе, голубом плаще, невидимой миру гришиной футболке, летних туфельках и с рюкзачком


Александр Ильянен
вдоль Обводного канала идем по направлению к Канонерскому острову. Останавливаемся на берегу реки Канонерки, Галина показывает мне дикую часть парка Екатерингоф. Слушать ее интересно, у нее приятный тембр голоса. Она хранительница огня второй культуры или контр-культуры. Словно самоцветы достает она из сумочки имена: Эрль, Кривулин, Елена Шварц, Василий Филиппов. Александр Миронов, Татьяна Горичева Наши разговоры это школа злословия. Это добротолюбие. Мы сидим на скамейке дикой части Екатерингофа, у берега Канонерки. Галина достает из рюкзачка белую скатерть с ягодками, вместо фляжки с коньяком пачку березового сока, старинные рюмки, сыр, хлеб, пирожки с капустой. Я спрашиваю, уместно ли чокаться березовым соком? Мимо пробегает спортсмен, проходит семья, чуть поодаль, за прудом, сидит пара с велосипедом. Думают, очевидно что мы пьем водку из стопок. В парке хорошо: дико и светло

Александр Ильянен
я пропустил эпизод на Двинской улице, когда мы стояли напротив парка. Мне захотелось "отлить" и я нашел глазами заросли высокой травы у забора. Я сказал, что мне хочется. И пояснил, что когда холодно, хочется чаще. Хотя ст. доктор запретил мне оправдываться. Теперь я понимаю, что любое удовольствие надо скрывать. Даже, и особенно, естественное. Она вдруг сказала, простатит. Я сказал, нет еще. Это потом (Когда-нибудь,как в песне). Она неожиданно добавила, Саша (молодой философ), никогда не ходит. Мне это понравилось. До такого совершенства мне далеко, сказал я и пошел переходить улицу. Отвернитесь, смотрите в сторону парка. Поскольку движение было оживленным, я долго не мог перейти дорогу. Галина послушно смотрела в сторону парка. Я в сторону травы у забора. Наконец уже у забора я вспомнил любимые слова из Канта о том, что мочеиспускание единственное удовольствие после которого нет раскаяния

Рассказ о непростой жизни евреев в Марьиной Роще до революции 1917-го года

НА ЧУЖОМ ПИРУ

1

В настоящее время Марьина роща является составной частью Дзержинского района - одного из многих благоустроенных районов Москвы. Асфальтированные, обсаженные деревьями улицы, универмаги, школы, клубы, кинотеатры, больницы - все как и в других районах советской столицы. В конце прошлого века Марьина роща была такой же органической частью Москвы, как и сейчас, но по каким-то непонятным административным соображениям считалась деревней. Первая половина бесконечно длинной Александровской улицы (ныне Октябрьской) была частью города Москвы, а вторая половина той же Александровской улицы проходила через деревню Марьина роща.

Деревня с благозвучным названием "Марьина роща"

весной и осенью утопала в грязи, летом задыхалась от пыли, а зимой лежала под сугробами никогда не счищаемого снега.

Одноэтажные и двухэтажные домики - в большинстве своем деревянные были до отказа набиты беднотой:
всякого рода ремесленниками, грузчиками, точильщиками, шарманщиками, тряпичниками. Находили там приют также и социальные отбросы большого города - воры, скупщики краденого, фальшивомонетчики, сутенеры и другие темные личности, для которых встречи с представителями власти не были желательны.

Как и в любой другой деревне, всю "власть" в Марьиной роще представлял один-единственный урядник. От него легче было скрыться, а в случае нужды и поладить с ним, чем с многочисленными представителями власти в огромной Москве.
Collapse )

Рассказ питерского прозаика Юрия Шигашова

ЮРИЙ ШИГАШОВ



КРЫСЕЛОВ (желтый рассказ)



В Токио по предварительным данным насчитывается 93.125.989.202 крысы приблизительно.

(Из сообщения подкомиссии ЮНЕСКО по делам борьбы с грызунами).



Пахло жареным луком...

Эта вонючая действительность бывает так фантастична, а фантастика так реальна, что в происходящее трудно бывает поверить: например, вы раскрываете в свою комнату дверь (на кухне пахнет жареным луком, но по мере того, как вы тянете дверь к себе, в нос выталкивает вас запах застоялого пива и винного перегара), вы раскрываете дверь и, – не фантастика ли это?!, – удар в лицо трепещущим, белым пятном. Вы, чуть отпрянув, быстро открываете и закрываете глаза, а по ним хлещут извивающиеся, немного скрипящие от крахмала, голубоватые от белизны простыни вашей постели, а на подушках, – как все-таки странно это выглядит со стороны, – две головы, две черные башки! Черными змеями разметались по подушке локоны вашей жены, но ежик, ощетинившийся над женской головкой ежик?!..
Collapse )

Отрывки из романа "Месяц Марс"

Если в самом начале месяца марта погода была хорошая, то 8 марта она испортилась. Так всегда на этот праздник в Баку. Задул штормовой ветер, потом успокоился, ненадолго вышло солнце. Потом снова ветер, а потом еще и дождь с градом забарабанил по стеклу. Я вернулся с работы мокрый, продрогший, но в предвкушении праздника.

В буфете заметил «шампанское», с надписью по-французски на этикетке. Это была обычная бакинская шипучка, только с претензией. Действительно этикетка поэлегантнее обычной. Говорят, это «экспортное шампанское», и на вкус оно получше обычного, и в магазинах редко встретишь. Только вот куда на экспорт?
Collapse )
  • Current Mood
    horny horny

Рассказ Эльчина Мамедова "Горький перец"

Горький перец.

Петр Мамедович на тот момент был очень богат. Он позволял себе такие выкрутасы, что дай бог (или не дай бог) каждому.
Покупал в супермаркете коньяк за 1000долларов США, пробовал на вкус и недовольно дарил всю бутылку, почти полную, нищему, который клянчил деньги рядом. Покупал "БМВ", бил его о дерево, о стену, и продавал за бесценок. Короче говоря, миллионер, новый бакинец.
И вот, в тот день, на даче в Бузовнах (пригород Баку) у Петра Мамедовича настроение было хорошее, он смеялся, шутил, лежал в гамаке, пил пиво "Зипфер".
Сзади дома у беседки доносились звонкие голоса его детей, двух семилетних пацанов - близнецов.
В центре дачи журчал фонтан, плавали форели.
Рядом мелькал рабочий - слуга Эмиль. Он уже давно гнул спину батраком у них на даче, скалился шакалом, старался угодить своему хозяину. А хозяин, то есть, Петр Мамедович и не обижал его, он ему исправно платил его крохи: 100 долларов в месяц.
Эмилю было 36 лет, не женат, в свободное время читал Зенона Косидовского
"Библейские сказания". И вот, посмотрев на Эмиля, Петр Мамедович заговорил с ним.
- Эй, Эмиль, ну ка подойди поближе.
Collapse )

Воспоминания поэта Генриха Шмеркина про литстудию Бориса Чичибабина

http://7iskusstv.com/2010/Nomer11/Shmerkin1.php

"Однажды мы, юные литстудийцы (было же время!) харьковского ДК работников связи и автошосдор – Эдик Сиганевич, Юра Милославский, Саша Верник, я и ещё несколько человек – сидели в конференц-зале вышеупомянутого ДК и ждали Чичмана. Так – каюсь! – с лёгкой руки Эдика Сиганевича, «за глаза», называли мы руководителя нашей поэтической студии – Бориса Алексеевича Чичибабина (Полушина).

Бессменным, бесспорным нашим лидером был пересмешливый, гегемонистый и задиристый Юра Милославский. Невзирая на младость ногтей (когтей), он, в отличие от нас – школьников и техникумовских учащихся, уже зарабатывал себе на хлеб, состоя артистом при труппе государственного харьковского театра кукол им. Крупской. Юный щёголь-щегол с демоническим взглядом и недетским разумением всего, что происходит вокруг, самородок, не имеющий актёрского образования, Юрка блистательно исполнял роль Чёрта – в пьесе Исидора Штока «Чёртова мельница». На сей счёт, в целях снижения пафоса, Юра сочинил трогательное двустишие: «Все кривые и уроды, поступайте в кукловоды!».

Чичибабин задерживался, и Милославский потянул одеяло на себя. Недобро улыбаясь, он взошёл на подиум и – поставленным голосом кукольного Чёрта – огласил нам свою свежесрифмованную пародию на чичибабинское «И нам, мечтателям, дано, / на склоне лет в иное канув, / перебродившее вино / тянуть из солнечных стаканов…».

Борису Алексеевичу шёл 42-й год.

Если мне не изменяет память, Юрина пародия звучала так:

…И Чичибабину дано,

на склоне лет в иное канув,

тянуть прокисшее вино

из бывших солнечных стаканов.

и над росистою травой

среди редисок и фасолей

греметь угрюмою строфой –

корявой, грубой и тяжёлой.

Несмотря на мега-гипер-абсурд последних двух строчек – этой то ли пародии, то ли эпиграммы, мы радостно похихикали, и тут Чёрт прокрутился на каучуковом своём копытце, осклабился и, закутавшись в античную тогу оракула, обратил к нам, плебсу, сакраментальный свой вопрос:

– А понимаете ли вы вообще, кто такой Борис Чичибабин? Разумеете ли, что соприкоснулись с большим русским поэтом, и что имя его ещё погромыхает по свету?"