Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Ранние стихотворения Станислава Красовицкого

Стихотворения Красовицкого 1950-х - начала 1960-х годов от которых он отказался - https://rvb.ru/np/publication/01text/04/03krasovic.htm

НАТЮРМОРТ
Полупустым оркестром
шла тропинка скрипки,
и на нее сорил неряха-контрабас
окурки, вечера, прогулки, вечеринки —
и все, что говоришь,
порой не разобрав.

И весь оркестр — набор
фанерных натюрмортов.
Но кто поверит в них?
И не поймет любой,
что за окном фойе
и в перелете марта —
окурки, вечера, прогулки и любовь.

Все это тихо спит
в ловушке колоннады.
Пугают снег грачи.
Уже решен разлад.
Но в перелете март.
И верю —
когда надо,
я все верну назад,
и слова не сказав.

Покажется трамвай.
Его фигура — череп.
И скрипкою тропа пересекает двор.
И ею контрабас заканчивает вчерне
окурки, вечера, прогулки, разговор.
Collapse )

От улицы Архипова до Овражек

"Шаги мои мучительны и гулки. Сюда сегодня снова приведут. Шабат Шалом - услышать в переулке, что улицей Архипова зовут" - гимн советских "отказников".
В 80-е годы впервые услышал эту песню. Со мной в классе учился сын "известного" "отказника"- Миша Розенштейн. Много лет мечтал услышать эту песню снова. И узнать, кто автор слов?
( Кто не знает - "отказник", "рефьюзник" - тот человек, который в позднесоветские времена подал заявление на эмиграцию по израильской визе и получил отказ от властей. "Отказники" собирались возле московской синагоги, которая находилась на улице Архипова. Сейчас, кажется, Спасоголенищевский переулок).
Collapse )

Выступление поэтессы Анны Григ на вечере памяти Бэллы Ахмадулиной в Тбилиси

Русскоязычная поэтесса из Грузии Анна Григ 261558_2060550787894_3187065_n

Анна Григ (Григалашвили Анна Тамазовна), русскоязычная поэтесса, родилась в 1977-м году в Тбилиси.
До 12 лет жила в известных наукогородах СССР - в Дубне и в Протвино, а затем вместе с родителями, известными учёными-физиками(отец - лауреат Госсударственной премии СССР) вернулась на родину - в Грузию.
Окончила филологический факультет Тбилисского Университета.
Автор книг стихов:"Выдох"(Тбилиси, 2001);"Соло"(Тбилиси). Публиковалась в журнале "Альтернатива" ( в переводе на грузинский язык).
В альманахе "Мансарда".
Переводит на русский язык всех известных современных грузинских поэтов и прозаиков для российских толстых журналов "Дружба народов","Октябрь".
Для сборника современного грузинского рассказа.
Поэзия самой Анны Григ печатается в "Октябре" и "Дружбе народов".
Исполняет песни на стихи известных русских и грузинских поэтов.
Народные русские и грузинские песни.
Русские романсы.


Анна Григ с гитарой - 380671_3763642164114_1039511701_n

Исполнение Анной Григ песни Микаэла Таревердиева на слова Бэллы Ахмадулиной "На улице моей" на вечере памяти Беллы Ахмадулиной в Тбилиси 13.04.2018 в "Кавказском Доме" - https://www.youtube.com/watch?v=xKRjsld8YYE

Анна Григ ведет вечер, посвященный Белле Ахмадулиной в "Кавказском доме". Другие участники вечера -
Инна Давиташвили,
Марина Гогуа.
Гитара - Лаша Лекишвили
13.04.2018- https://www.youtube.com/watch?v=VS4Zo6Dm6uc

Вспомнил в связи с "Гоголь-центром"

Вспомнилось в связи с "Гоголь-центром" и Кириллом Серебрянниковым
(Первоначально на фейсбуке написал)

Кажется, в 2005-м году, когда еще "Гоголь-центра" как такового не существовало, но был какой-то музыкальный клуб под одной крышей с театром Гоголя, я попал в этот самый клуб на весьма специфическое мероприятие.
Должен был выступать легендарный ансамбль "Зазеркалье" из Ростова.
После некоторого перерыва выпустивший новый диск.
Когда я пришел на презентацию этого диска выяснилось, что одновременно будет и презентация новой книги Александра Дугина про российскую поп-музыку.
Я уже не помню, что было вначале?
Или концерт "Зазеркалья"?
Или совместная пресс-конференция Александра Дугина и лидера "Зазеркалья" Олега Гапонова?
Collapse )

Три мрачных рассказа - Иван Оганов "Город воробьев и листьев"(окончание)

Мрачный тбилисский рассказ Ивана Оганова (окончание)

Они зашагали домой.

Он взял ее за руку, но она вырвалась.

Давясь, она ела черствые пряники. Пряники крошились.

Она выплюнула крошки, потом бросила разорвавшийся кулек в лужу. Она никак не могла заплакать.

Комната скучала, ждала их.

Чикра снова взглянул на дочь, вздохнул, поставил в угол, прислонил к шкафу барабан и принялся медленно снимать шинель и стягивать с тощей груди прохудившийся китель с дырками на локтях.

Он устал. Была репетиция в клубе им. Дзержинского, а потом они играли на награждении штангистов общества “Динамо”.

В нижней рубашке, — сквозь разрез на груди кучерявился клок рыжих волос, — в форменных штанах галифе, в сапогах вошел он в маленькую темноватую кухоньку, поставил на табурет круглую лохань и, подогрев на керосинке воду, стал мылить в лохани дырявые, запачкавшиеся чулки дочери, трусики и платье. Тер мокрое белье огрызком еле пенящегося, дурно пахнущего мыла.
Collapse )

Три мрачных рассказа - Иван Оганов "Город воробьев и листьев"(начало)

Мрачный тбилисский рассказ Ивана Оганова ( начало)

Иван ОГАНОВ — родился в 1943 г. в Тбилиси. Окончил Московский институт иностранных языков. Автор романов “Песни об умерших детях”, “Венок грехопадений”, “Опустел наш сад”, “Песнь виноградаря осенью” и “Кровь Пастернака”, печатавшихся в 1991 – 1994 гг. в “Октябре”, в “Новом мире” и в “Континенте”. Живет в Москве.

Иван ОГАНОВ

Город воробьев и листьев

Рассказ

Пустырь с желтыми уродливыми новостройками окраин — трущоб — именовался скучно и страшно, — ТРЕТИЙ МАССИВ.

Ни имени, ни названия, ни тепла.

Гнезда мышей, норы бездомных пресмыкающихся, разоренные птичьи гнезда.

Людей согнали из идущих на слом домиков, всех скопом, этих никому не нужных последних людей. Аристократия города въезжала в комфортабельные дома фешенебельного района Ваке.

А этих, бедноту и безродную многонациональную кучу людишек в исполкоме, в отделе учета жилплощади считали МУСОРОМ: курдов, езидов, айсоров, осетин, армян, греков, а также нищих грузин из умерших деревень, не имеющих родни. Их выдворяли на МАССИВ, запихивая там в клетушки-клоповники, где никогда не журчала в кранах хотя бы гнилая, мутная вода. С электричеством тоже был кризис.

ТРЕТИЙ МАССИВ, сразу ТРЕТИЙ, хотя про первый и второй никто из жителей никогда не слышал.

ТРЕТИЙ МАССИВ. ТРЕТИЙ РИМ. ТРЕТЬЯ СМЕРТЬ.

Может, ПЕРВЫМ МАССИВОМ были начальники и хозяева — властители дум и мешков денег — вечного, изнеженного, но грязного и жестокого, засиженного мухами восточного города.

ВТОРЫМ МАССИВОМ могла быть родня начальников, дальние родственники, а также более мелкие торгаши, жульничающие конторщики, христопродавцы, чиновники и спекулянты мебелью.

Городская беднота, дворники, чернорабочие, очистители канав и выгребных заразных ям, санитары нищих больниц — были вывезены в барачные пятиэтажки, составляющие ТРЕТИЙ МАССИВ ЛЮДЕЙ ТРЕТЬЕГО СОРТА со скучным чахлым городским пейзажем с унылыми насаждениями и агитстендами.

Этот пустырь отверженных с домами-коробками и кучами грязи лежал далеко на восток от несчастного города, намного дальше забытых, обвалившихся кладбищ с голо торчащими костьми и безглазыми черепами. Под стенами массива зияла огромная яма городской свалки.

Города жалких новостроек, хоронящие людей в своих ямах...

О, новостройки ТРЕТЬЕГО МАССИВА!

Чикра ненавидел их.
Collapse )

Стихи поэта Анатолия Маковского

Маковский

В фейсбуке Ольги Ермолаевой

ДЛЯ ТЕХ, КТО ПОНИМАЕТ...Иван Ахметьев Ivan Ahm сберёг публикацию, которую уже невозможно найти, она в журнале «Знамя», №9, за 1995. Стихи замечательного новосибирского поэта Анатолия Маковского, пропавшего без вести в Киеве как раз в конце августа - начале сентября 95-го (с большой долей вероятности можно предположить, что публикацию эту он не увидел).
Collapse )

Два рассказа Левана Челидзе

Два рассказа Левана Челидзе - http://rcmagazine.ge/component/content/article/567.html…

Челидзе Леван Сергеевич (1934-1995), филолог, литератор, сценарист, родился в семье театральных работников. Окончил филологический факультет Тбилисского государственного университета им. Ив. Джавахишвили (1959) и Высшие курсы сценаристов и режиссеров (1962). Автор сценариев кино- и телефильмов «Пьер – сотрудник милиции», «Желающие могут записаться», «Первая ласточка», «Не верь, что меня больше нет», «Синема», «Короли и капуста», «Бьют – беги», «Браво, Альбер Лолиш!» и др.

Мы предлагаем вниманию читателей журнала два рассказа из книги «Всеми забытая история»
Collapse )

Анна Благая про легендарного автора "Симфонии гудков"

Реваасарhttp://blagaya.ru/put/articles/revarsavr/



В ноябре 1923 года в Москве происходила настоящая фантасмагория: по случаю годовщины революции здесь исполняли так называемую «Гудковую симфонию». Состав «инструментов» был потрясающий — гудки и сирены фабрик, заводов, паровозов, а еще артиллерия: залпы из пушек и стрельба из пулеметов и винтовок. Оборванная фигура автора произведения — музыканта-изобретателя, известного под именем Реварсавр (революционный Арсений Авраамов) — маячила на крыше четырехэтажного дома: он размахивал флагами, дирижируя своим грандиозным и устрашающим детищем. Композитор был недоволен: руководство города почему-то не разрешило исполнителям «Симфонии» стрелять боевыми патронами — только холостыми! А ведь звук настоящей пальбы был просто необходим для создания нужного музыкального эффекта. «При большой площади разбросанности гудков необходимо иметь для сигнализации хотя бы одно тяжелое орудие и возможность бить из него боевым снарядом», — объяснял он ранее в одной из своих статей. — «Опытные пулеметчики (опять-таки при условии стрельбы боевой лентой) не только имитируют барабанную дробь, но и выбивают сложные ритмические фигуры».
Collapse )

Стихотворение Игоря Калугина

Игорь Калугин

В ЗАМКНУТОМ ШАРЕ

Слепой из церковного хора
На днях помешался… Дрожит!
И вера ему не опора,
И к людям душа не лежит.

И страхи, как чёрные волки,
Крадутся за ним по пятам.
Повсюду зловещие толки –
И здесь он их слышит, и там.

И, замкнутый в шаре лиловом,
Где только углы да слова,
Он зреет единственным словом,
А музыка в сердце мертва.

И некуда больше податься,
Страшит ледяной телефон.
Пилюль роковых наглотаться
Задумал в бессоннице он.

…И шарят пугливые руки
По полкам среди пузырьков,
И льётся микстура на брюки
От чьих-то внезапных шагов.

А время и денно и нощно
Стучит, словно птица в висок.
Под пальцами холод замочный,
И жизни звенит волосок.