Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

Громкое убийство в Люблино в 90-е годы прошлого века

http://petrovka-38.com/arkhiv/item/tajna-shkafa-13

Легенды МУРа

5 августа 1992 года на улице Полбина, дом 21, было совершено небывалое по своей дерзости и жестокости преступление.
В полночь банда налётчиков напала на караульное помещение 2-й команды 12-го отряда ВОХР на станции Люблино. Бандиты убили начальника караула и его помощника, ранили охранника и похитили всё штатное оружие: 44 револьвера системы «Наган», 5 пистолетов «ТТ» и патроны.

2Чудом уцелевший охранник Владимир Коваленко в своих показаниях рассказал, что в то время он спал в комнате отдыха на втором этаже «караулки». Неожиданно появившийся неизвестный мужчина выстрелил ему в лицо в упор из газового пистолета. Через некоторое время Коваленко пришёл в себя и услышал, как на первом этаже произнесли: «Вася, бери патроны!» Когда налётчики ушли, он спустился и увидел страшную картину: на полу в лужах крови лежали начальник караула Николай Козлов и его помощник Роман Юрков. Сейфы были раскрыты, всё штатное оружие похищено. Коваленко немедленно вызвал милицию и «скорую помощь».

Умер Мирослав Немиров

Оригинал взят у lapadom в Умер Мирослав Немиров
Оригинал взят у zheniavasilievv в УМЕР МИРОСЛАВ НЕМИРОВ
Это колоссальная потеря, таких людей больше нет.



И, ежели едешь в метро вверх,
Встань на пробу лицом не вперед, а вниз.
Увидишь, ох, страшное. Увидишь как, эх! —
Опрокидывается станция и быстро, быстро так вниз

Уходит, как будто выдергиваемая из-под ног.
И сжимается в черную дырку, в трубу;
И несет эскалатор тебя в темно,
В страшно, в холодно, в У где, и Уу, у-у;

Освещенная, яркая, теплая, уходит станция быстро за край,
Уходит она как примерно так,
Как если б тобой покидаемое то было, что называется — рай,
А тебя несет равномерно в холод, и страх, и мрак;

И вот что ты понимаешь тут,
Уносимый в стылую вымороженную темноту,
Которая сверху, и в кою тебя несёт,
Неумолимо и неукротимо, и вот

Что тут ты понимаешь: вот так
И душа разлучатися с телом станет, тут понимаешь ты.
Лютый ужас и лэтый блять хлад и мрак
Лютого холода и темноты:

Так оно будет, с душой, обязательно! точно!,
И, как написано в книгах, черти тут же её обстанут,
Всяко которые всё, чего было, напоминать ей станут,
Из являний, которы давно позаза позабы позаты,

Черти, которые вроде бандитов примерно - но хуже;
Бандиты - те всё таки люди; а черти...; к тому же
..............................
................................
И никто не поможет — вобще! совсем!
Никто и теперь никогда!
И теперь - навсегда, понимаешь созаннием всем,
Понимаешь: теперь - навсегда!


Дискуссия про связь поэтики Владимира Сорокина и Всеволода Кочетова

Тот дискурс, что Сорокин воспроизводит и пародирует в романе "30-я любовь Марины" - это дискурс советского "антиинтеллигентского" и "антидиссиденсткого" романа.
Вроде "Что же ты хочешь?" Всеволода Кочетова или романы Ивана Шевцова.
А,вообще, таких текстов было очень много.
Это целое течение в литературе "социалистического реализма".
Вот, немного на эту тему подискутировали на фейсбуке:

Sergey Loesov я думаю это лучший роман Сорокина, особенно финал хорош. Но это же "антинигилистический роман," а...

Artem Badenkov Наверно, лучший. То что он позже я практически читать уже не мог:))

Artem Badenkov Ранний Сорокин - это такой санитар леса по отношению к соцреализму и плохой советской литературе. А потом уже он попытался деконструировать русскую классику, но менее удачно. А потом уже куда-то я его понесло непонятно куда:))

Sergey Loesov да и я. Там сплошь самоповторы. Есть еще "День опричника," но он по слову Ленина хорош скорей в политическом отношении нежели в поэтическом. И потом "Сахарный Кремль" - опять самоповтор

Sergey Loesov ну Кочетова пародировать -- стОит ли?

Artem Badenkov Кстати, мне говорил один знаток Кочетова и подобных романов, что в "30-й любви Марины" как раз этот дискурс пародируется и воспроизводится как раз. Вместе с табуированными темами для советской и русской литературы.

Sergey Loesov так я Вам это и без знатока говорю, просто как читатель того-сего в в первобытном детстве. я проглядел Ваш фрагмент (и раньше знакомый) и вспомнил "Чего же ты хочешь", --- даже страшно подумать, когда же я его читал

Artem Badenkov Там еще было несколько подобных текстов. "Тля" Шевцова. "Во имя отца и сына" его же. И еще куча романов. В детективе "Дело пестрых", кажется, описывается какой-то кружок золотой молодежи, которые с уголовниками спелись. Чистый Сорокин.

Artem Badenkov Кажется, у Шевцова герои изобрели "вороловилку". Техническое средство для поимки воров.

Sergey Loesov Шевцов - слыхал, но не читал. "Дело пестрых" - читал вслед за родителями лет 10 от роду.

Artem Badenkov Сегодня был пост во фрэндленте про Адамова

Artem Badenkov Сергей, не помните был какой-то роман для школьников. Разоблачающий воровскую романтику. Там уголовники устроили на какой-то квартире "ворочиталку". Какой-то стиляга читал юным ворам англоязычные бульварные романы про гангстеров. Сам же и переводил по ходу:)) Там герой, несправедливо осужденный, возвращается в Москву и начинает новую жизнь. Но все время сталкивается с ворами. Которые портят советскую молодежь и вступает с ними в борьбу.

Sergey Loesov нет, впервые слышу

Рассказ Анатолия Кузнецова "Августовский день"

АВГУСТОВСКИЙ ДЕНЬ

Разбирали дело о зверском убийстве без повода. В доме директора сельской школы были зарублены топором его жена, двое детей, а сам он обнаружен висящим на веревке, закоченевший, в кладовке.

Способ повешения был странный: запястья рук директора были обвязаны кусками веревки, руки заведены за спину, и веревочные кольца на запястьях соединены и заперты висячим замком, ключ от которого не нашли.

Возникло подозрение об убийстве с последующей симуляцией самоубийства. Однако в доме и на окровавленном топоре не отыскали следов кого-либо постороннего.

Более недели в колхозе работал следователь, опросил десятки людей, но дело не прояснилось. Все показали, что убитый, или убийца, очень любил жену и детей, врагов не имел, зарабатывал прилично, и жена его тоже — она была заведующей птицефермой. В общем жизнь семьи была благополучна и счастлива.
Collapse )

Александр Солженицын о романе Леонида Леонова "Вор"

http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2003/10/solzh.html

Александр Солженицын
Леонид Леонов — «Вор»
Из "Литературной коллекции"

Этот роман существует в трёх версиях: исходная, 1926-27 гг.; переделка 1959 г.; и переделка 1982 г. В 20-е годы роман прогремел, но и получил жестокую советскую критику. К 50-м годам изрядно забылся, и, видимо, автор захотел дать ему новую жизнь, но уже приемлемую в советском русле. (Этой редакции я вовсе не смотрел.) Судя по году, выскажу догадку, что уступки могли быть значительны и досадны для автора. Отсюда могла возникнуть потребность в 3-й редакции, в чём-то возобновительной, а само собой — и с нарастающим от возраста мастерством. (Я сверил лишь уступки нескольких ранних мест, не сплошь.) В дальнейшем разбор идёт только по исходному варианту 20-х годов.

Ставка автора — на занимательность и сквозную яркость изображения, чего бы ни коснулся. Напряжённо старается писать свежо, фигуристо. Особенно заметно такое в начале книги, потом эта литературная непростота (расчёт на образованного читателя) исчезает. Но это — и не в струе тогдашнего авангардизма, никак. Пожалуй: ещё не было схожих текстов в русской литературе, свежесть — отменная.

Тем не менее — автор под сильным влиянием Достоевского. Однако — никак не ученическим: Леонов — не в ряду покорённых, увлечённых учеников. Влияние Достоевского у него переплетается с самобытностью. От Достоевского — непомерное сгущение сцен (как именины у толстухи Зины, ч. II, гл. 13—15, переходящие в разоблачительное чтение дневника унижаемого соседа; или поминки у неё же, III, 4—5); внезапность появления новых лиц; пестрейшие компании, карнавал персонажей, типов; бурный поток монологов, полилогов, да с обострениями; надрыв, униженность, юродство; или неправдоподобные сочетания, как вор Митька Векшин перед правилкой над предателем банды прыгает на ходу в пролётку психиатра с острым вопросом: допустимо ли убить безоружного человека (IV, 3) — и следует блистательный диалог. Однако: Леонов не повторяет словесной фактуры Достоевского, в подражанье чему чаще всего и впадают. И ещё Леонов ярко расцвечивает все лица, тогда как романы Достоевского льются скорее в серо-бело-чёрном цвете, красок недостаёт. Но — нет у нашего автора нигде той высоты мыслей и того духовного верхнего “этажа”, какими так славен и характерен Достоевский.
Collapse )

Рассказ Николая Одоева (Н.Г. Никишина) "ПЕСНЯ ИЗВЕСТНАЯ"

РАССКАЗ ИЗ КНИГИ “ПОВТОРЕННОЕ ЭХО”
ПЕСНЯ ИЗВЕСТНАЯ

Если с работы (да зимой), – не идешь, “буром” прешь сквозь мглу колючую... От ветра морда вспучится – что кирзовый сапог: картошку три! А в зоне щей плеснут да каши овсяной (черпак) отвалят, – жуй да поплевывай! – и заводи песню по новой: скорей бы утро, чай пить да на работу снова. Впереди колонны – два амбала, – что братья родные, обнялись, прут, лежнёвку обледенелую саженными шагами отмеряют, и к хвосту разница так набежит: “копыта” в сторону отбросишь, пока бегом догонишь их. Или стоишь вдруг, как конь понурый, с ноги на ногу переминаешься от холода, пока гармошка снова на шаг не развернется.

Вкруг небритой морды – пар кустом хлопчатника стынет, и весь строй на делянку азиатскую похож или на струю лохматую из-под паровоза, а на зубах от мороза – оскомина яблочная, и пресной водой с усов сглатываешь ее, и мысли – дома, на нарах, и – чтоб на печку дневальный дров не пожалел – мечта идет...
Collapse )

Стихотворения Владимира Ковенацкого

http://www.kovenatsky.ru/poems/

Одно из стихотворений:

"Собрались на поляне бандиты..."


Собрались на поляне бандиты
Слушать треск золотого костра.
Их суровые лица не бриты,
Каждый взгляд - что удар топора.

Автоматы на сучья повесив,
Самогону с устатку хватив,
Запевают они - и невесел
Этой песни усталый мотив.

Ой ты лес! - распевают бандиты. -
Ты нас принял, как добрый отец.
Все дороги войсками закрыты,
Нашей банде приходит конец.

Растекается песня густая,
И, заслышав тягучий напев,
Подвывает голодная стая,
Морды длинные к небу воздев.

О легендарном воре Венгровере и советском писателе Владимире Шороре вспоминает Лев Словин

http://www.proza.ru/2010/06/12/1317
"В « Литературной России» - о Владимире Шороре вспомнил и писатель Гарий Немченко, который назвал его « всемогущим помощником Маркова» и, между прочим, «военно-морским писателем из жизни пограничников».
Участник Великой отечественной войны, закончивший Литературный институт имени А.М.Горького, Владимир Яковлевич Шорор подолгу жил в Доме творчества «Голицыно».
Гвардейского роста сибиряк, с негнущейся прямой спиной, совершенно седой, но с темными густыми бровями Шорор выглядел неулыбчивым и серьезным. Писалось ему, как можно было догадаться, нелегко, печатался он мало. В основу своих вещей клал подлинные факты, как с уже упомянутым погранцом. Много раздумывал прежде, чем взяться за перо.
В «Голицыне» в разговорах со мной как с ментом он часто прокручивал один и тот же сюжет, касавшийся его предстоящей работы.
Дело в том, что его классным руководителем и преподавателем физкультуры оказался никто иной, как будущий знаменитый вор Венгровер, король уголовного мира, пользовавшийся в криминальных и милицейских кругах не меньшей известностью чем легендарный Видок во Франции. Молодой учитель в то время ничем особенным не отличался от коллег, правда, иногда мог запросто угостить весь класс конфетами или накормить в столовой. Правда, не без его влияния двое пацанов из их класса в дальнейшем неожиданно вместо Армии ушли в квартирные воры...
В старом Музее Криминалистики на Петровке, 38, который во времена застоя был переименован в Кабинет по обмену положительным опытом, а теперь вроде в Музей МУРа, я видел впечатляющие цифры воровской деятельности бывшего преподавателя физкультуры – за точность, правда, не ручаюсь: мне помнится, что с весны 1953 года , выйдя из лагеря по амнистии, по ноябрь того же года, Венгровер совершил в Москве порядка ста восьмидесяти квартирных краж...
Знаменитому вору было посвящено несколько стендов и диарам."

Зураб ЛЕЖАВА "ВАРВАР"

Оригинал взят у v_strane_i_mire в Зураб ЛЕЖАВА "ВАРВАР"
Отсюда - http://www.darial-online.ru/2012_4/soder.htm
Зураб ЛЕЖАВА "ВАРВАР" РАССКАЗ

Недавно освободившийся, вялый и потрепанный Гогило Микатадзе,
который, между прочим, позор ему, отбывал срок наказания за
изнасилование скульптуры, рыскал вблизи Сухого моста, в саду
художников, и сверкающим взглядом искал покупателя самшита. Этот,
примерно полутораметровый, толщиной с человеческую руку, местами
покрывшийся мхом самшитовый ствол Гогило держал, как дубину. Судя
по его энергичному ходу, агрессивным движениям тела, еще более
агрессивной мимике и сверкающим глазам, создавалось такое
впечатление, как будто он искал того несчастного, которого ударил
бы этой дубиной по голове. Он подходил то к одному художнику, то к
другому, но покупателя самшита не находил.
Collapse )

Антисемитский фельетон Василия Ардаматского "Пиня из Жмеринки".

http://blog.daniyar.info/

Пиня из Жмеринки.

Полный текст легендарного фельетона Василия Ивановича Ардаматского «Пиня из Жмеринки», опубликованного в журнале «Крокодил» 20 марта 1953 года.

Передо мной лежит куча документов. На каждой бумажке — сухие цифровые выкладки, подсчеты, анализы. А когда всё это прочитаешь, хочется задать такие, например, вопросы:


- Можно ли построить дом из ваксы? А из соды? Можно ли сытно питаться гвоздями?


И оказывается, что всё это можно.
Для этого только необходимо поехать в Жмеринку и там войти в доверие к Пине Палтиновичу Мирочнику. Вот это фокусник! Всем фокусникам фокусник! Что перед ним звезда Госцирка Кио с его таинственным сундуком, в котором исчезает штатная дама-невидимка! Но забытый Гос­цирком, Пиня Палтинович Мирочник вынужденно пребывает на скучнейшей должности руководителя промкомбината Жмерин-ского райпотребсоюза. Ни тебе аплодисментов! Ни тебе восхищён­ных рецензий!

Помня о том, что Кио в своё время выступал с 75 ассистентами, Пиня Палтинович тоже окружил себя надёжными помощниками, хотя, надо отдать ему должное, до цифры «75» он не дошёл. Немного, но не дошёл. В свой промкомбинат Пиня Палтинович на должность начальника химцеха взял Давида Островского. Соответственно, сын Давида стал агентом по снабжению. Рахиль Палатник расположилась за столом главного бухгалтера. Соответ­ственно, зять сей Рахили, Шая Пудель, стал её заместителем. Плановиком стала Роза Гурвиц, а муж её стал начальником снаб­жения. Шурин Пини Палтиновича, Зяма Мильзон, занял позицию в хозяйственном магазине. В других местах расположились Яша Дайнич, Буня Цитман, Шуня Мирончик, Муня Учитель, Беня Рабинович, Исаак Пальтин и другие.
Collapse )