Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Проза Николая Тихонова - "Вамбери" ( 1- а и 2 -я главы)

Вамбери-4ВАМБЕРИ

ГЛАВА ПЕРВАЯ

ЭТО БЫЛ маленький, хромой еврейский мальчик. Звали его Герман Вамбери. Семья его ютилась в глухом венгерском городке. Вокруг городка лежали болота, а в доме Вамбери во все окна и двери стучала нищета. Чтобы не умереть с голоду, нужно было работать всем - взрослым и малышам. Работу давали окружавшие городок болота. В них водились длинные и тощие пиявки. На этих маленьких чудовищ был большой спрос в те времена. Их ставили больным, и они высасывали больную кровь. Их охотно покупали в аптеках. Они требовались во множестве. Семья Вамбери продавала пиявок и кормилась этим. Каждое утро Вамбери, его братья и сестры собирались у большого стола, на котором копошились груды пиявок. Мальчик отбирал их по длине и толщине, очищал от слизи и купал в свежей воде. Разобрав, выкупав и разложив пиявок по холщовым мешкам, дети мыли руки и шли обедать. Мать подавала большой горшок с горячим, рассыпчатым картофелем.
Collapse )

Рассказ Филиппа Бермана "КОСЫНКА В БЕЛЫЙ ГОРОШЕК"

https://snob.ru/profile/30398/blog/109949

ФИЛИПП ИСААК БЕРМАН

КОСЫНКА В БЕЛЫЙ ГОРОШЕК

рассказ

Действие происходит в алтайской степи, в 1957 году, приблизительно в сорока километрах от села Харлово, дальше к югу.
Действующие лица рассказа:

Антонов, разыскивает геодезиста, нужного для разбивки домов.

Настя, 26 лет, живет с двумя ребятишками в небольшой деревне.
Collapse )

Дневники жены поэта Виктора Сосноры

Сосноры супруга
Нина Алексеева (1954—2009), вторая жена Виктора Сосноры
1988 год

Нина Алексеева
ДНЕВНИК
(2004 – 2009 гг.)
2004 г., август

15.08. – 11-го уехали с дачи, уши В(иктора) – с Виталием. Первая порция огурцов. 1 кабачок. Погода сдохла! + 12о + 14о, ветер, свежо, дожди всю неделю. У мамы в б(ольни)це – получше, но очень устала. Все равно я так рада была увидеться, на душе легче. Что ж, хватит, 70 дней. В городе – легче, сухо, тепло, вода, еда, только х(олодильни)к сдох. Купили по туфелькам.
Заболела кость справа от грудины и увеличена. ???
Сегодня прошлась в сквер, все подросло. Ищу х-к.
Варенье сделала, из вишен, провернула негус – и отлично, без всякой возни. Начинается городская жизнь. Владик приходил, гуляли.

Collapse )

Тбилисские зарисовки месячной давности. Часть первая.

Был с конца сентября по начало ноября в Тбилиси.
Поездка получилась сумбурной.
Вот хаотичные зарисовки-воспоминания:

1.Один мой день в Тбилиси.

Пробуждение в девять утра.
Поход в "Макдональдс" по соседству с домом, где меня приютили.
Чужой электрический чайник на кухне ,очевидно, не работает.
Боюсь, что сгорел.
Нужно идти туда, где есть кофе или чай.
Взял стаканчик кофе "американо" и пирожок в "Макдональдсе".
Где-то двенадцать лари за всё это заплатил.
По тбилисским ценам не совсем дёшево.
За ту же цену в столовой для студентов и офисных работников возле станции метро "Важа "Пшавела" я брал обед из трёх блюд грузинской кухни и тот же "американо" .
А, если взять гамбургер или чизбургер с кофе, то столько же стоит обед в одном грузинском кафе в районе Сабуртало или в одном турецком кафе на проспекте Давида Агмашенебели (бывшем проспекте Плеханова)
А в Москве считается, что "Макдак" - недорогое заведение.
А в Грузии получается немного по-другому дело обстоит.
Поход по улице Руставели на улицу Котэ Абхази (Бывшая улица Леселидзе. Леселидзе - какой-то советский военноначальник времён войны. Коте Абхази - бывшей генерал царской армии, борец за независимость Грузии в 1920-е годы. Улицу переименовали в честь другого человека, но памятник Леселидзе стоит в сквере посредине улицы) в интернет-кафе.
После посещения интернет-кафе спустимся в сторону района Мейдани, известного своими серными банями и старинной мечетью.
В настоящее время - это главное туристкое место Тбилиси.
Все туристы кучкуются здесь.
Тут же офисы турфирм, а на улице стоят экскурсоводы с автотранспортом, предлагающие интересные экскурсии по всей Грузии.
Кафешка с шаурмой, где есть недорогой азербайджанский чай за два лари, открыта.
Шаурма готова, но чай ещё нет.
Зайдем тогда в мини-чайхану (то ли турецкую, то ли иранскую) рядом с банями, напротив сквера имени Гейдара Алиева и в начале улицы Иосифа Гришашвили - тут чай дороже на два лари. Но он вкуснее и к нему подаётся ломтик рахат-лукума.

Потом пойдём вверх мимо недавно отреставрированного красивого здания в восточном стиле с цветными изразцами, похожего на мечеть, но не мечеть, а банный корпус, который якобы посещал Пушкин, в сторону Ботанического сада.
Мимо настоящей Мечети.
Во дворе мечети мусульманские похороны.
На скамье стоит гроб, покрытый цветным покрывалом.
Сердце на несколько минут замирает и буквально дрожит от протяжного хора тюркских плакальщиц.


Прогулка по Ботаническому Саду.
С нижней его точки до верхней вдоль ручья с водопадами, превращающиеся в реку с бурным течением, впадающую в Куру.
Ботанический Сад находится в лощине между двух невысокими горками.
По живописным тропинкам мимо бамбуковой рощи дошел до верхней точки.
Выше уже идти запрещено и выхода из сада там нет.
Хотя когда-то был.
Но времена меняются.
Теперь там частное владение.
На английском языке узнаю это от молодого стройного охранника в форме.
Течет ручей.
Красивый искусственный водопад и мостик чуть ли не из мрамора.
За мостик уже нельзя идти.
Но на мостик можно зайти и сделать сэлфи.
На мостике стоит улыбающийся смуглый человек в бейсболке и в джинсах.
На каменных ступеньках сидит, очевидно, его жена в платке и ребёнок.
Жена похожа на пакистанку.
Или иранку.
Тоже улыбаются.

Обмениваемся парой слов на ломанном английском языке - "Ит из э Бьютифул Плейс. - Окей. Вери бьютифул плейс зис гарден энд э риве..."

Выход из Ботанического Сада в район в район громадного металлического памятника Матери-Грузии и верхней станции канатной дороги к крепости Нарикала.
Иду в обратную сторону к экологической тропе.
С нее сворачиваю на городскую улицу.
Внимание привлекает надпись "Виннный погребок. Кахетинские вина "Карденахи" на улице Амаглеба, 10 (бывшая Давиташвили).

Захожу внутрь небольшого подвальчика - прошу продегустировать красное сухое вино.
Есть два сорта из Восточной Кахетии.
Один - "Карданахи".
Это название села, где производят этот сорт вина.
Вспомнил строчку из песни барда Михаила Анчарова - "Он получил три года
И отсидел свой срок,
И вышел на свободу,
Как прежде, одинок.
С марухой-замарахой
Он лил в живот пустой
По стопке "карданахи",
По полкило "простой"."

Выпиваю маленький стаканчик и беру поллитра вина с собой в пластмассовой бутылке.
Хозяин - невысокий лысоватый человек среднего роста говорит, что вся продукция здесь "церковная".
Производится в виноградниках, принадлежащих Грузинской Православной Церкви.
В подарок мне ещё маленькая иконка.
На которой изображены тысячи мучеников, которым отрубили головы завоеватели с Востока в семнадцатом веке.
Даёт свою визитку с адресом магазина.
"Заходите! Я тут каждый день сижу. Только иногда поднимаюсь часов в пять-шесть наверх - с внуками посидеть! Мой сын в Москве живет!"
"Здоровья вам ! Удачи сыну и внукам!"...



Ближе к вечеру я на проспекте Давида Агмашенебели. Иду в ту часть длинного проспекта, где находятся турецкие и арабских кафе и рестораны, а также некие "массажные салоны".
"Массажные салоны", разбросаны впрочем по всему городу.

Я в заведении с названием "Анкара".
Здесь очень вкусно, хоть и просто готовят. Турецкая традиционная кухня. Спокойная доброжелательная обстановка.
Народу не много.
Но самого разного - грузины, турки, семьи из Ирана и Казахстана, пары из арабских стран ( женщины в чадре).
Относительно недорого.
Но главное - красавица, главная официантка-распорядительница.
Очень похожая на одну мою московскую знакомую девушку из прошлой жизни.
Можно ходить сюда только ради её доброй и лукавой улыбки, стройной фигуры, красивой и выразительной походки и жестикуляции.
Она не просто подходит к клиенту, принимает заказы и даёт указания персоналу кафе, а как бы исполняет красивый восточный танец.

Есть в Тбилиси заведение "Дом хинкалей".
Это кафе в большом доме в самом центре Тбилиси, на проспекте Руставели.
На другой стороне проспекта, напротив метро.
Вечером в одном из кафе что-то вроде танцевального клуба.
Мой знакомый там встретил эту официантку, которая потрясающе отплясывала вокруг своего стола вместе с другими официантками "Анкары"...

В этом кафе ещё отменный настоящий турецкий чай.
Как в Анкаре и в Стамбуле.
Все официантки между собой говорят по-русски и по-грузински.
Больше мне показалось по-русски.
Очевидно, они разных национальностей.
Возможно грузинка, армянка и азербайджанка.
С клиентами говорят по-турецки, по-английски и по-русски.
Может быть, ещё и на других восточных языках.
На арабском и на фарси.
У входа в кафе на улице стоит женщина в аккуратной желтой униформе. У нее на груди висит плакат на английском языке - "Я - человек с болезнью Дауна. Просьба оказать мне материальную помощь".
Также она, судя по всему выполняет функции зазывалы в "Анкару".
Официанты время от времени дают ей деньги.

Иду к метро "Марджанишвили".
Возле метро небольшой книжный развал с собраниями сочинений советского периода.
Торгует ими очень колоритный человек, похожий на персонажа Жюль Верна - доктора Паганэля.
Одетый весьма экстравагантно.
В какой-то старый вязанный жилет. На голове его шапка, похожая на колпак.


У проезжей части бывшего Проспекта Плеханова расположились пара уличных музыкантов.
Мужчина и женщина.
Мужчина играет на саксофоне. Женщина подыгрывает ему на ксилофоне.
Внешне они похоже на семью пожилых московских интеллигентных евреев.
Как бы в подтверждении моей гипотезы играют попурри из известных еврейских шлягеров...

Рассказ Евгении Монастырской "Чем пахнет осень?"

ЧЕМ ПАХНЕТ ОСЕНЬ?

Осень… чем пахнет?

А не спросить ли у первого встречного? Подойти раскованной, чуть нагловатой, походкой, глянуть смело в лицо предполагаемому собеседнику, и ясным не замутненным взглядом, занырнув в самые глубины удивленных, слегка испуганных глаз, задать, наконец, законный вопрос: чем пахнет осень?

ответь… спонтанно и быстро… говори все, что приходит на ум… не раздумывай долго, не пытайся быть оригинальным, не бойся ошибиться… разве можно ошибиться, ответив на вопрос: чем пахнет осень?

У каждого – свое.
Каждому свои – обострения… вдохновения…
Collapse )

Рассказ Олега Зоберна "Плавский чай"

"Как уже говорилось, герой Зоберна находится в дороге. Сначала эта дорога открывает для нас пространство жизни, тот ее поток, в который вовлечен герой, в котором он живет. Но образ пути несет в себе и иную нагрузку – знаковую. Хронотоп пути Бахтин связывал с авантюрным временем, временем приключений, испытаний, в процессе которых герою предстоит преодолеть порог, определяющий его жизненный выбор. Законы хронотопа дороги и порога действуют и в текстах Зоберна; при этом образ пути приобретает и другой смысловой подтекст: Путь – это духовное самоопределение человека, выбор своего места в мироздании. Выбрать Путь – значит выбрать судьбу, пройти Испытание. Герой уходит от обусловленности жизни, уход превращается в исход, на котором Испытание становится Иерихоном – городом-мороком, городом-препятствием, городом-соблазном, несущим проклятие каждому, кто будет искушен и искусится. Проклятие имеет древнюю, архаическую, библейскую основу: «Проклят пред Господом тот, кто восстановит и построит город сей Иерихон; на первенце своем он положит основание его и на младшем своем поставит врата его». Герой испытание выдерживает, причем от рассказа к рассказу прослеживается эволюция, развитие ситуации: если в первом рассказе («Плавский чай») избавление от искуса происходит помимо воли героя – волей случая, соизволения, судьбы (священник),то в следующих рассказах («Ни островов, ни границ», «Восточный экспресс») герой сам преодолевает и отвергает соблазн – хотя порой не понимает, почему («Тобой словно за ниточки кто-то управляет», – говорят герою в рассказе «Кола для умных»; «Справился с последними пуговицами платья, но вдруг, сам не зная зачем, пересилил себя, сел рядом» – в рассказе «Ни островов, ни границ»)" - из статьи Александры Кисель в журнале "Октябрь" о прозе Олега Зоберна.
Октябрь 2008, №5



Collapse )

Рассказ Евгении Монастырской

йhttp://kuvaldn-nu.narod.ru/2010/10/monastyrskaya-vremya-uzhimatsya.html

Евгения Монастырская

ВРЕМЯ УЖИМАТЬСЯ?

рассказ



Крики раздались в середине ночи, в то время, когда сон большинства людей глубок, нежен и сладостен.
Ночные крики бывают разными. Пьяно – агрессивными; когда необходимо выблевать в мир то, что накопилось за последние дни, недели, месяцы… отвратно шевелящимся комком оно угнездилось внутри существа, переползает осторожно от одной части тела к другой, ластится к внутренним органам, присасывается, тянет соки.
Пьяно – веселыми бывают крики; когда хочется победоносно взреветь от переполняющей полноты бытия, огласить окружающее пространство мощным ором, распахнуть на встречу миру нетрезвые объятья… И в этот экстатический миг вериться, - мир откликнется, радостно встрепенется, улыбнется в ответ, показав древние обломанные зубы, поспешит навстречу, и, обдав не свежим дыханием, стиснет в мощных объятьях. И станет тепло. И подумается, - наконец то ты любим! Желанен! Признан! И не только кучкой немногочисленных друзей, которые, забывают звонить неделями, а обласкан самой жизнью, и она любит тебя таким, какой ты есть.
Collapse )

Из поэтического текста Светы Литвак о Михаиле Щербине

" Звонок – я подошла к телефону
Мама Миши Щербины, Людмила Александровна
Интересовалась, как работает салон «Премьера»
У Миши тахикардия, боится выходить
Такой умница, но такой больной
Просит запись его давнишнего выступления
Михаил Щербина очень интересный поэт "
Collapse )

"Грузинская тема" в романе советского диссидента Владимира Максимова (окончание)

Окончание "грузинского" отрывка из романа писателя Владимира Максимова "Прощание из ниоткуда":

" Тунг. Магия этого звучного слова завораживала Влада. Будто звонкие молоточки бьют в невидимый бубен: тунг, тунг, тунг! Но слово это имело еще и запах — душный и обволакивающий. И цвет круто замешанной зелени с темным отливом. И форму: нечто среднее между инжиром и луковицей. Тунг, тунг, тунг! Ровные шпалеры развесистых, наподобие яблонь, деревьев, сплошь увешанных колокольцами странных плодов. А где-то посередине этого масличного воинства — ослепительной белизны коробки центральной усадьбы с желтыми ульями сушилок на отлете.
Collapse )

"Грузинский" рассказ Максима Горького ( начало)

У Максима Горького, оказывается, есть рассказ на грузинскую тему.
Если его читать поверхностно, то можно расценить его как "антигрузинский".
Но, если читать рассказ внимательно ,знать о мировоззрении Горького и особо обратить внимание на концовку рассказа, то получается совсем другая трактовка "Моего спутника".
"Ницшеанская".
Это ранний Горький, рассказ напечатан в 1894-м году.
Горький тогда находился под сильным влиянием философии Ницше.
Горький явно любуется своеообразным аморализмом своего героя, якобы грузинского князя Шакро, а скорее всего обычным "асоциальным элементом, "босяком", человеком "по ту сторону добра и зла", плюющего на "обывательские нормы жизни".
Collapse )