Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Еврейское местечко Черкизово

""— Арон, — боясь, что взбесится, размеренным тоном начал Никольский. — Видишь ли, мне понравились твои стихи…

— Леня, да я вижу!.. — вскинулся Финкельмайер.

— Подожди, — остановил его Никольский. — Ты сначала послушай, что я скажу. Это настоящие стихи. И потом… Как тебе это… Я читаю стихи, слежу за книгами… Короче, вижу иногда, где навоз, а где бриллианты. И уж коли ты мне там, в самолете, выдался, и мы теперь сидим и пьем, — так рассказал бы?.. Поэтов — раз, два — и обчелся. Если есть такой поэт — Аарон-Хаим Менделевич Финкельмайер — я ничего не перепутал, нет? — мне надо бы знать, что он есть. И все тут.

Финкельмайер долго не отвечал. Низкое кресло было ему неудобно, его колени задрались едва ли не выше подбородка, но он сидел не шевелясь, горбя сутулую спину, с неподвижным взглядом, устремленным в пол. И оставался в той же позе и когда он заговорил наконец.

— Почему там написано «перевод»?.. Если рассказать только об этом, ты мало что узнаешь. А рассказывать все…

— У меня-то ночь. И бутылочку только начали, — ответил Никольский и сухо добавил: — Твое дело.

Никольский наполнил обе рюмки, взял свою, легонько звякнул о вторую, Финкельмайера, выпил и, начав жевать кружок колбасы, стал ждать.

Выпил и Финкельмайер. Он откинулся к спинке кресла, цепко обхватил подлокотники, и тут его лицо — помятое от бессонницы, с усталыми глазами, неправдоподобно огромными от темных синяков вокруг них, — вдруг осветилось детской улыбкой:

— Послушай-ка! Вот что: расскажу-ка я тебе о Черкизове!

— Ты, конечно, знаешь, есть в Москве Черкизово. Дьявол его разберет, откуда это название. Я не интересовался. Есть такие книги по истории названий московских улиц. Но я в них никогда не заглядывал.

Черкизово — это Черкизово. Говорят, Москва — большая деревня; так вот, Черкизово — это местечко. Маленькое еврейское местечко посреди большой московской деревни.
Collapse )

Игорь Шевелев о районе Кузьминки в жанре "альтернативное краеведение"

http://god.dvoinik.ru/putvkuz.htm

Игорь Шевелев

КУЗЬМИНКИ.

Если уж лететь над Москвой, то, конечно, во сне или на воздушном шаре. А коли придется на спортивном самолете класса “Руст и К*”, то как раз на юго-востоке Москвы Кузьминки вам и обещаю. Между Люблино и Кусково – то ли лес, то ли парк, здесь же пруды, просека линий электропередачи, пустыри… Вотчинного сельца ближнего Симонова монастыря уж века три как нету. Усадьба князей Голицыных, войдя в границы хрущевской Москвы, тоже благополучно сгинула. Осталась клумба, куда, приезжая в ранние годы к тетушке, я ходил гулять, не подозревая о некогда регулярном княжеском парке с расходящимися во все стороны аллеями. И по сей день в лесу можно сыскать неясные следы древнего паркового устроения. То благоустроенный мрамором родник с прорытой канавкой, ныне загаженной и пересохшей. То поросший дикой травой мост с неожиданной родословной. То как с неба свалившуюся липовую аллею. То полуразрушенный обелиск непонятной идеологической направленности. Давно, впрочем, замечено, что русской природе к лицу ностальгическая руина.
Collapse )

Узнал имя автора странной книги, прочитанной в детстве

Читал в детстве, году в 1971 - 1972-м какую-то романтическую сказочную детскую повесть.
Помню очень сильное светлое впечатление от нее.
И иллюстрации очень хорошие, романтические.
Сюжет при этом забыл напрочь.
Но в памяти от повести остался только странный для детской книги тех лет кусок про то как злой волшебник пришел в гости к своему другу, людоеду Диме.
Задал вопрос в одно жж-сообщество, посвященное детской книге, что это за книга была?
И мне сразу ответили - Людмила Матвеева "Старый барабанщик".
О дружбе пожилого музыканта и мальчика, доброго волшебника.
Вот про автора этой повести - https://ru.wikipedia.org/wiki/%CC%E0%F2%E2%E5%E5%E2%E0,_%CB%FE%E4%EC%E8%EB%E0_%C3%F0%E8%E3%EE%F0%FC%E5%E2%ED%E0
Collapse )

Про детей Валентина Катаева

http://wikers.ru/weekly/legacy/15421/

"Евгения и Павел Катаевы

Выпуск: N 49 Рубрика: Наследники по прямой

«Сначала роди мне дочь, а потом — кого хочешь!» - с этой фразы началась семейная жизнь классика советской литературы Валентина Петровича Катаева и его второй жены Эстер Давыдовны Бреннер. Писатель обозначил приоритеты прямо в первый день после свадьбы. И, как случается не так уж часто, судьба не посмеялась над «заказами» людей, а пошла навстречу. Первой у Катаевых в 1936 году действительно родилась дочка – Евгения Валентиновна Катаева.
„ Детство Евгении Петровны, как и многих детей того времени, было омрачено боязнью арестов „
Collapse )

Детская книга Павла Катаева, сына Валентина Катаева

Оригинал взят у chetvergvecher в Павел Катаев "Пять робинзонов" (начало)
Государственное Издательство Детской Литературы Министерства просвещения РСФСР, Москва, 1962, рисунки И.Оффенгендена.
Collapse )

Детская проза Бориса Алмазова

Оригинал взят у eugeniashaffert в Книга не только про лошадей
"А когда я пошёл в школу и быстро научился читать и писать, то тут же решил стать писателем Бианки".

Давно уже прочитала книгу и хотела о ней рассказать. Было бы очень жаль, если бы такая книга прошла незамеченной.

Collapse )

Л.Дьяконов "Олень - золотые рога"

Оригинал взят у tomtar в Л.Дьяконов "Олень - золотые рога"

   Л.Дьяконов "Олень - золотые рога"
   Рис.П.Пинкисевича
   М.: Детская литература 1969






Я очень люблю эту повесть кировского писателя Леонида Дьяконова о детях из одного дома, живших в канун революции. Эти слова были в ней главными:
"про жизнь до". Тогда. Сто лет назад в тихой провинциальной Вятке.
Революция в ней тоже присутствовала, но непримиримое социальное противостояние, разделившее вслед за взрослыми и детей, и даже непременный революционный матрос как-то заслонялись этим самым "про жизнь".

Про маленького Мишку и Сережку-"арестанта". Про скандальных двойняшек Тольку и Тайку, которые однажды разыграли весь двор, нарядившись в одинаковые платьица. Про забитого, вечно голодного Кольку, которого тайком подкармливали через почтовую щель. Про поляков и немцев.
Про башмаки, которые застегивают специальным крючком, а окаянный крючок вечно теряется (это загадочное приспособление долго занимало в детстве мои мысли, но сейчас все проще - описание легко найти в интернете). Про сочельник, чулки для подарков, замечательные конфеты "Флора" и книжку с трудным названием "Рюбецаль", может быть - такую. Про песенку, "к азбуке помощницу":

Ах, Бабушка!
Ваш Гаврила Дедушка
Едет Женится Зимою
И Кланяется
Леночке, Машеньке, Наташеньке,
Оленьке, Поленьке...
Рыжая Собака Танцует У ворот...
Фертики, Цертики,
Ер-Еры
упал с горы.
Ер-Ять
некому поднять.
Ер-Юс,
сам поднимусь.


и прилипчивые куплеты "Катя, Катя, Катенька..." Про лото - деревянные бочоночки со смешными именами "дедушка", "барабанные палочки"... Про волшебницу Афанасьевну и чудесные дымковские игрушки.
Про ребят из одного двора и расписного глиняного оленя с узкими бумажками на копытцах:


Коле от Мишки

Яночке от Кольк

Сереже от Яночки

Мишке от Сережки



Collapse )

Повести Николая Наволочкина

Оригинал взят у tomtar в Повести Николая Наволочкина
   Николай Наволочкин "Ребята нашего двора"
   Художник Э.В.Шевелев
   Хабаровское книжное изд-во, 1970






А покажу-ка я еще одну хабаровскую книжку. Я вообще люблю книги региональных издательств. Они мне интересны. Прежде всего - текстами. Оформление у этого сборника скромненькое, хотя и неплохое. А писатель - очень хороший. Самая известная книга Николая Наволочкина - замечательная повесть-сказка "Каникулы кота Егора": добрая, умная, ироничная. У меня "Егор" не сохранился - в свое время отдали родственникам, о чем сейчас очень жалею. Но в сети текст есть и, думаю, он будет интересен не только кошатникам.


А в этом сборнике - три повести о детях: "Бор-Бос поднимает паруса", "Жили-были", "Андрейка-путешественник". Повести были написаны в начале 60-х, это безошибочно узнается по некоторым бытовым деталям, но вообще-то они о вещах вневременных и потому всегда важных и интересных: о лете и каникулах, о том, как часто взрослые не слышат своих детей и как легко может причинить боль самый близкий и любящий тебя человек, пусть даже ненарочно, и том, что хороших людей можно встретить везде.






Collapse )



Путешествие в обратно

Оригинал взят у tomtar в Путешествие в обратно
И опять приходится благодарить интернет-обсуждения малоизвестных книг. Ну как бы мне еще попалась книга, изданная смешным тиражом в Саранске, да еще аккурат накануне "перестройки"? Две повести, а скорее даже две очень условно выделенные части одной книги - "Таня, Яник и собака Жолька" и "Чудесная звездочка" рассказывают о брате и сестре и их долгой дороге домой, к бабушке. Дороге, занявшей почти три года: 1917, 1918, 1919.


Книга, похоже, автобиографическая и, похоже, недописанная - очень уж резко обрывается грустная одиссея детей, потерявших родителей. Хроника странствий через Поволжье, Петроград и Москву напоминает старый фотоальбом: чьи-то полузабытые портреты, незнакомые улицы, несуществующие дома. Так видит ребенок: не анализируя, не обличая, лишь выделяя и запоминая навсегда поразившие сцены.



Яник и Таня, десяти и двенадцати лет, проходят через расставания, не обещающие встречи; переживают беспомощность живой игрушки в руках недоброго нездорового человека; узнают тоску и голод. Рядовая, в общем-то, история, а - трогает. В простом рассказе живет не утихшая за столько лет обида на злое слово и
равнодушный обман и тихая благодарность чужим людям, чье бескорыстное сочувствие в детском воображении превратилось в чудо, помогшее уцелеть и вернуться назад.









Collapse )



Маленькие, голодные, усталые, они упорно бредут по вязкой холодной дороге, стремясь в свой заветный бабанин дом как в другую страну, самую светлую и радостную на свете, а вернее - в то безмятежное время, где "будет мама молодая и отец живой".

А я не могу не думать о том, что впереди их ждет изба с парализованной старухой, и четыре года гражданской войны, и страшный поволжский голод, и печальное взрослое знание о пепелищах "прежних мест".