messie_anatol (messie_anatol) wrote,
messie_anatol
messie_anatol

Categories:

Памяти "наивного поэта" Саши Ларина

Всем известны "наивные художники".
Но существуют еще и "наивные поэты".
Не знаю можно ли отнести к ним творчество людей с серьезными "ментальными" проблемами?
Или их нужно классифицировать как поэтов-"аутсайдеров".
"Художники-аутсайдеры" - есть такой термин искусствоведческий.
Выставки устраиваются этих художников.
Часто - это те, кто творил, находясь в стенах психбольниц.
Я недавно сделал ряд постов о прозаике Элике Богданове.
Он был человеком с ментальными проблемами.
И в его прозе это чувствуется.
Можно вспомнить еще поэта Василия Филиппова.
Тоже из питерской "неофициальной культуры" как и Богданов.

Мне только что позвонил один мой знакомый.
Экономист, политолог и "методолог".
Пишущий еще очень странные тексты.
Как бы литературные.
Которые он издает за свой счет.
Вот название одного из них - "Хоббиты и вакхабиты".

У этого человека был двоюродный брат, который скоропостижно скончался три года назад.
Человек с серьезными ментальными проблемами.
У многих творческих людей часто бывают ментальные проблемы разной степени тяжести.
Но тут очень тяжелый случай был.
Он часто лежал в психушках.
Общаться с ним иногда было очень тяжело.
Во времена прояснения писал стихи.
На мой взгляд, интересные.
Напоминающие картины "наивных" художников.
Вот мне его двоюродный брат зачитал только что по телефону стихотворение, которое я не знал:

"Кабаны то убежали,
То обратно прибежали.
Рысь идет по следу зайца.
У нее свое хозяйство,
Подбирается к реке -
Слон пасется вдалеке".

Я лет семь назад про этого человека пост написал в "живом журнале".
Он сам успел его прочесть.
Потому что стал пользоваться компьютером.
Вот этот пост:
" Стихи поэта-"аутсайдера" Саши Ларина
Помимо "наивных" художников существуют и "наивные" поэты.
Также есть художники - "аутсайдеры".
Модно устраивать выставки этих художников последнее время.
Есть, еще, если политкорректно выразится, и поэты-"аутсайдеры".
Хочу познакомить "жи-жистов" со стихами Саши Ларина.
Я познакомился с ним в Переделкино, где пятнадцать лет назад снимал дачу у советского писателя-фантаста Александра Казанцева.
Там тогда жили или снимали дачу многие интересные ,молодые еще тогда, писатели и художники: Егор Радов, Анастасия Олейникова(Алигер) и многие другие.
Некоторые - дети и внуки известных советских писателей.
Там постоянно проживал сын художника Бориса Мессерера - Александр, сам художник.
К нему из Москвы приезжали его многочисленные друзья и одноклассники, в том числе и Саша Ларин.
Кстати, одноклассником Мессерера и Ларина был в свое время и нынешний кумир молодежи Виктор Пелевин.
Ларин - племянник неплохого прозаика-шестидесятника Олега Ларина , печатающегося в "Новом Мире".
Саша всегда устраивал "экзистенциальные перфомансы" в стиле Анатолия Зверева и Александра Бренера, рискуя при этом часто здоровьем, а иногда и жизнью.
Также писал стихи и небольшие абсурдистко-психоделические рассказики.
Многие из которых ,к сожалению, безвозвратно утеряны.
Часть текстов Ларина я отдал Александру Михайлову в журнал "Соло".
Одно из стихотворений Ларина было там напечатано во втором номере за 1998-й год в разделе "Клуб полковника Васина", посвященного "наивной" и графоманской поэзии.
Это была единственная публикация Ларина.
Потом Ларин слишком активно занялся саморазрушением, лечился в соответствующих лечебных заведениях и исчез из моего поля зрения.
Недавно снова объявился.
Пребывает в относительном рассудке и вернулся к творчеству.
Предлагаю читателям три текста Саши Ларина. Два из раннего творчества и один недавний:

Саша Ларин.
(Оппосум) ( Это кличка Ларина в юности)

Софрино - Дом Творчества

Меня встречал морозный свежий воздух
Бескрайние морозы в белизне,
Я извергаю счастья долгий возглас
И отдаюсь прекрасной новизне.
Я отторгаю все свои обиды
Отбрасываю камень и металл.
И оставляю лишь лесные виды
О них годами в городе мечтал.
Как долго выдержим друг друга?
Кто первым встрепенется - я иль тишина?
Но вот раздумья прерывает вьюга
Прекрасно вовремя она!
Одна осталась верная подруга
Не уходи ты очень мне нужна!
Я засыпаю поглощенный вьюгой…
Проснулся - утро и зима!


Заметки фенолога.

В лесу сосновом
И от гадов чистом,
От змей стервятников и грызунов
Стояла тишина.
И звери проживая
Век свой быстрый
Не думали
Что может быть война.
Война с друзьями
Что по роду близки
С соседями
А вместе жить да жить
И проходящими случайно рядом
А лучше просто в гости
С визитами ходить.
Но быть засилью
Быть так быть!
Однажды в лес
Хрустально чистый
Врагов не ведавший и вшей
Пробрался некто –
Очень быстрый, юркий
Мелкий зуб Кощей.
То мыш, нелегкой был попутан
И вместо зерновых полей
Попал под кроны
И был укутан
Роскошью и немножко завистью теней
Зверька возвысили все божьи твари,
И травы для него в венки сплелись,
Цветы свои свой дивный запах отдавали
Ручьи по камешкам лились,
И лилии в озерах изнывали…
Вот это жизнь!
Недолго мыш страдал от неуменья
Смущенья и
Пищал по прошлому, скорбя,
Проникнув в смысл лесного умиленья
Поставил вместо точки и на я.
И лес немного изменился,
Еды навалом тишь и лепота,
Лишь Мыш проворный, добрый малый-
Внес измененья в жизнь всего скота.
Хоть мелок – но хитер,
А то что сер – внутри зато золочен
Ему почет, все изобилье прочье.
Но к вечеру возьми, да появись сова
До мыша лишь траву она жрала
И вместо одуванчика по слепоте убогой
Мыш распрощался с лесом
Такая вот судьба.


Сны Василя Сергееча.

Идет Василий Сергеич по тонкому льду темно
Вдруг видит большой дом стоит а там люди
В прихожей Василь Сергеич сел в лифт
А он не едет кнопки старые
Сунул руку в карман а там червонцы и все попадали
Наклонятся не удобно лифт маленький
Идет он по льду дальше попал в лужу
ботинки промокли
Покупает Василь Сергеич на червонцы соль
Только она ему не нужна
Попробовал соль
все покоричневело
Чувствует неприятный запах старый какой-то
Должно быть с рынка может рыбы вяленая
Вдруг он взлетел над деревьями
дом справа остался
Мультфильм думает
сам весь как кукла а ноги мокрые
Хорошо что дальше не пошел
желтая вода впереди была
Смотрит вниз там нечего не видать
а вверху темно
Коричневый костюм совсем помялся
и торчат лацканы белой рубахи
водки бы подумал Василь Сергееич и куда-то полетел."


Текст про Василь Сергеича написан где-то году в 2007-м.
Не знаю написал ли Саша еще что-то.
Незадолго до смерти он мне все звонил и хотел встретиться.
Он почти не выходил из дома.
А тут предложил подъехать куда-нибудь в центр.
Может быть, хотел передать мне свой архив?
Но я тогда был занят своими личными проблемами и не перезвонил ему.
Он мне звонил часто.
Когда он был в просветленном состоянии с ним было приятно поговорить.
Но приезжать к нему в гости я честно говоря побаивался.
Я помню, что одно время, в 90-е годы, он был абсолютно неадекватен.
Мой знакомый журналист, пишущий книгу о Викторе Пелевине, с ним беседовал по телефону лет пять назад.
Тот много ему рассказал интересного о детских и подростковых годах писателя, с которым дружил.
Мой знакомый сказал, что Саша в разговоре очень адекватен был и чувствовалась его интеллигентность прирожденная.
Саша не был поклонником Пелевина.
И удивлялся почему тот так популярен?
Про свои вкусы говорил - "Я - пассеист. Моя любимая книга роман "Гарденины" Эртеля".
Как-то мне позвонил и очень живо и ярко мне рассказал как он ходил на похороны Дмитрия Александровича Пригова.
С которым, возможно, пересекался в юности на даче Беллы Ахмадулиной или в мастерской Бориса Мессерера.
Я одно время хотел его вытащить на поэтические мероприятия.
В Зверевский Центр или на Винзавод.
Познакомить с Мирославом Немировым.
Или с другими поэтами из группы "Осумасшедшившие безумцы".
В поэтических тусовках, хватает людей со странностями и с ментальными проблемами.
Саша бы там не особо бы выделился:))
Тем более последние годы он не был "буйным", а скорее заторможенным.
Мог бы зато почитать свои стихи.
Как-то даже "социализироваться".
Ему, правда, был полностью противопоказан алкоголь.
Потому что он сидел на таблетках.
А тут мог сорваться.
У Саши были друзья художники и он сам объекты какие-то изготавливал. Вполне можно было их выставить на выставке актуальных художников.
Но "перфомансы" устраивал и жутковатые.
Один раз ехал в гости к Саше Мессереру на дачу в Переделкино.
Чтобы попасть на эту дачу нужно выйти на станции "Мичуринец" и пройтись минут пять.
Но электричка, на которой ехал Саша, не останавливалась в "Мичуринце".
Тогда он выпрыгнул из нее.
Упал на железнодорожное полотно. И чудом не покалечился. Пришел в компанию выпивающих художников, обитателей "Мичуринца", взял бокал, подошел к зеркалу. Чокнулся и произнес - "Ну с днем рождения тебя, покойник!"
Несколько раз устраивал "эксперименты" со спиртосодержащими жидкостями. Пришел к супруге Саша Мессерера и попросил выпить. Саши не было дома. Она ему, конечно, ничего не дала. Тогда к комнате, предназначенной для художественной мастерской, Ларин взял банку со скипидаром. , предназначенного для очистки кистей, и всю ее выпил. Или даже это была банка с ацетоном.
Хотели вызвать скорую помощь.
Но Ларин категорически возражал.
И как-то переварил его желудок то ли скипидар, то ли ацетон.
Хотя смотреть на него было в этот момент страшно.
Он вдруг начинал слегка дергаться в конвульсиях.
Кстати, такие "перфомансы" в 80-е годы устраивали некоторые известные художники.
Ели стаканы, глотали ложки.
Были и веселые перфомансы.
Саша Мессерер рассказывал как они в юности выпивали. Ларин написал на бутылочной этикетке некое стихотворное послание. Запихал его в выпитую бутылку, заткнул пробкой. И бросил в воды Москва-реки.
Или же когда ко мне на дачу приехал фантаст Казанцев, то Ларин пришел и передал ему свою статью о Тунгусском метеорите. Которую он за ночь сочинил. Он в детстве много читал научно-фантастической литературы. Очень любил и Казанцева.
Казанцев покачал головой и сказал мне - "Конечно, это бред. Молодой человек болен. Но я вижу, что он очень хороший и ранимый человек. Из очень приличной семьи".
Предлагал Ларин, помню, в компании переделкинских художников и юных поэтов всем скинуться и построить НЛО. И на нем путешествовать по миру. Мол, сейчас перестройка. Он - человек с техническим образованиям. И спроектирует НЛО.
Приезжал часто в Переделкино с товарищами "по несчастью". Такими же людьми с серьезными ментальными проблемами. Меня доставал такими визитами.
Один раз приехал с каким-то известным московским тусовщиком, который жил где-то в Швеции.
Но вернулся в Москву и попал в наркологическую больницу.
Потому что сидел на тяжелых наркотиках давно.
И вот он ко мне приезжает с этим человеком.
И этот человек хочет, чтобы он теперь жил у меня.
Потому что родители его не пускают домой.
Но я испугался его у себя оставлять, потому что у него начался приступ тяжелого бреда.
В другой раз художник Витя Николаев, который тоже обитал в Переделкино в это время, попросил у меня провести свой юбилей.
Пятьдесят лет ему исполнялось.
На территории дачи, которую я снимал.
Уже был май месяц.
Тепло.
Был стол накрыт на участке.
Много гостей. Разных. Художников. Поэтов. Просто тусовщиков. Дачных соседей.
Ларин тоже появился. Вел себя тихо. Выпивал, общался с гостями.
Потом ко мне подходит писатель Женя Чижов. Он у меня жил на даче тогда и говорит - "Ты не знаешь что это за странный персонаж? Спрашиваю гостей никто его не знает."
Показывает мне на интеллигентного вида, лет 30, человека.
"А что в нем странного?" -
"Он подсаживается к разным компаниям и начинает их загружать диким бредом. Это, вероятно, кто-то из друзей по "разуму" Ларина."
Потом этот человек покинул участок моей дачи и стал ходить по соседним писательским дачам.
Люди обедают на улице. Или пьют чай на веранде. Его приглашают к столу. На вид, человек интеллигентный. Он садится за стол. Молчит. Потом вдруг ничего не говоря резко встает и идет на следующую дачу.
Тем более между некоторыми дачами отсутствует забор. Оказалось, что это тоже один из одноклассников Ларина и Мессерера.
Окончил МГИМО.
Работал на Кубе в посольстве и там у него с головой стало не важно.
Тоже лежал в разных психушках долго...
Юбилей продолжился. Выпивка. Разговоры на темы искусства. Девушки симпатичные. Потом все разъехались. Разошлись.
Захожу на кухню дачи писателя Казанцева, где я обитаю - весь стол заставлен цветами, которые принесли юбиляру.
А на крошечном диванчике рядом со столом спят Ларин и его безумный приятель.
Последнее что мне рассказал двоюродный брат Ларина.
Он иногда брал его в гости к своим богемным друзьям.
И привел лет пять назад в мастерскую к художнику Валере Щечкину.
Там сидела компания богемная.
Саша Ларин всех сразу очаровал такой фразой: "Добрый вечер! Я - компьютерщик. Сижу на пенсе по инвалидности".
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments