messie_anatol (messie_anatol) wrote,
messie_anatol
messie_anatol

Categories:

Стамбул - город многих идентичностей

В книге болгарско-венгерского писателя и антрополога Петра Крастева "Взгляд перса", которую я недавно перечитал есть глава про Турцию.
Вот про эту книгу: "Петер Крастев «Взгляд перса»
Живущий в Венгрии исследователь в своих статьях и эссе подходит к литературе, кинематографу и явлениям общественной жизни в странах Центральной и Восточной Европыс позиции одновременно внешнего и внутреннего наблюдателя. Следуя методу интерпретативной антропологии, автор рассматривает символизм, религиозные движения, вынужденную эмиграцию, изменения в идентичности евреев, албанскую кровную месть в контексте запоздалой модернизации данного региона. Согласно такой трактовке эта модернизация своими корнями уходит в многочисленные проекты индивидуального и коллективного спасения, получившие распространение в XIX-XX веках, которые и по сей деньвлияют на искусство и повседневность жителей данного региона.
Издательство: "Российская политическая энциклопедия" (2004)"
Крастев

Вот про Крастева на википедии - https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D1%80%D0%B0%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B2,_%D0%9F%D0%B5%D1%82%D0%B5%D1%80



В частности про посещение им мест проживания в Турции, выселенных из Болгарии в 80-е и 90-е годы, болгарских турок.
В частности описано посещение им стамбульского района Кучук Чекмедше.
На русском языке этой статьи в сети нет.
Эта глава есть на английском языке на одном болгарском сайте, посвященному проблемам этнического меньшинства Болгарии - болгарских турков - http://old.omda.bg/imir/studies/nostalgia_5.html
А я размещу здесь отрывок о путешествии автора из одного района Стамбула в другой из этой статьи, иллюстрирующий тезис о Стамбуле как городе контрастов и некоторого абсурдизма, по идее автора, связанной непосредственно с турецкой ментальностью, сотканной из противоречивых тенденций.

Петр Крастев

Арнавуткой - Кучук Чекмедше

По моим прикидкам, дорога от Арнавуткоя, излюбленного места проживания и развлечений живущих в Стамбуле иностранцев, до Кучук Чекмедше, где на днях сравняли с землей устроенный в бывшей казарме лагерь беженцев, не согласных оттуда выселиться, должна была занять примерно 2-3 часа.
Пейзаж напоминает средиземноморский: рядом с остановкой, прямо у фундаментов домов, замерли рыбаки с удочками, иногда дергая их и вылавливая своих невинных жертв из воды, полной мусора и медуз.
Я сел на окружной автобус, потому что прямой был переполнен.
Проехали через кварталы Ортакея с барочной мечетью и заброшенной синагогой, когда-то населенные евреями, а сейчас полностью приобретшие греческий облик, миновали огромный отель "Бешикташ", дворец прошлого века Долмабахче, построенный в эклектическом стиле последними султанами для себя и своих многочисленных гаремов ( поскольку правитель, считавший себя европейцем, не желал селиться в Топкапи, по комфорту сравнимым с полевыми палатками), потом вдоль стадиона Инёню, через оживленные улочки квартала Шишли, напоминающий Сохо, по извилистой дороге поднялись на холм.
И наконец остановились на площади Таксим, где я пересел на трамвай, который по своему типу и возрасту почти не отличался от транспортных средств в Лиссабоне.
Ходит он по единственной колее на шоссе Истикляль, вдоль которой расположены армянская церковь и итальянский католический храм, фирменные магазины одежды мировых марок, дневные кофейни и ночные бордели.
В конце проспекта я пешком спустился к мосту Галата.
"Добро пожаловать в Азию" - подумалось мне на ближайшем перекрестке при виде усатых с землистыми лицами арнаутов, прячущих своих женщин под чадрами; их предки когда-то заняли дома выселившихся греческих торговцев.
А по другую сторону моста ко мне пристали курды, предлагая табак, якобы настоящий курдистанский, направо - облупленный египетский базар; на скоростном трамвае поднимались к памятникам минувшей славы Османской империи, в центр умопомрачительно кипящей торговли и оболванивания туристов.
Минуя Аксарай, мчимся по проспекту Ватан, этакой московской Тверской в миниатюре, если учесть количество вывесок на русском языке и этнические пропорции.
На необозримом, грязном, замызганном вокзале микроавтобусов у Топкапи останавливаю одну маршрутку и снова в путь, через микрорайоны и пригороды, через известный своими казино Авдшиллар, оставляем позади аэропорт "Ататюрк", а мне, между делом, начинает казаться, что все это вовсе не облик города, а снятое с дидактическим контрапунктом road movie на тему о том, как наша Европа врывается в Азию, какая сумасшедшая борьба идет здесь между тысячами традиций, между прошлым и настоящим, между светским и сакральным началом.
Но где там, история места повествует совсем о другом, демонстрируемая кинопленка создает лишь иллюзию хронологии, манипулирует, любая преемственность оборачивается видимостью..."

Далее главки про историю с выселением из Болгарии болгарских турок в 80-е и 90-е годы.
И описание их непростой жизни в стамбульском районе Кучук Чекмедше.
И вот описание вечернего возвращения автора в свой район проживания АРНАВУТКОЙ.

КУЧУК ЧЕКМЕДШЕ - АРНАВУТКОЙ - АРНАВУТКОЙ

Шабан проважает меня до шоссе, беспокоится, не слишком ли дорого обойдется мне микроавтобус до Долмуша, обнимает на прощание, обещает позвонить, если будет откуда.
Восемь часов вечера, прикидываю: еще час, пока автобус прорвется через пробку, потом полчаса на трамвае до Эминура, а оттуда по крайней мере целый час на автобусе до Арнавуткоя, где в каком-то кабаке еще застану второй матч "Валенсия" - "Бешикташ"...
К половине десятого я доехал только до Аксарая, вышел, решил, наверняка спешат занять место в какой-нибудь пивной, где транслируют закодированный телеканал, почесал за ними, но оказалось, они торопились к автобусу, на котором большими черными буквами было написано "Арнавуткой", он как раз отправлялся, а я, весь взмыленный, обрадовался, что обнаружил новый маршрут, может, он короче, чем тот, который идет по набережной, тогда уж точно успею ко второму тайму. На этом проспекте не было пробок, автобус мчался, изредка останавливаясь, подбирая одних мужчин, усатых, темнокожих, в легких не по сезону туфлях и в сползающих, засаленных брюках, в одинаковых дешевых куртках, которыми полны все базары, а я, успокаивал себя тем, что, вот как здорово, пусть окольным путем, но все-таки доберусь до цели, в этом городе-гиганте немудрено заблудиться, оглянуться не успеешь - и ты уже в совершенно незнакомом месте, хотя был уверен, что ехал в нужном направлении.
Но потом вдруг кончились монструозные промышленные объекты, автобус вообще не останавливался.
Я глухо забеспокоился, заерзал, достал карту города, на что соседи-арнауты отреагировали дружным хохотом, жестами, которые позволили предполагать, что вряд ли целью их поездки может быть тот обетованный, элегантный Арнавуткой, куда стремился я.
Карта им ,конечно, ничего не говорила, они только твердили: "Арнавуткой, Арнавуткой", но уже по интонациям я заподозрил что-то неладное: или я сел не на тот автобус, или он попадет в Арнавуткой только утром следующего дня.
Где-то часов в одиннадцать я вышел, так как пассажиры мне пытались объяснить, что это и есть Арнавуткой, хотя кругом не видно было ни моря, ни огней, только какой-то захудалый пригород, клочок Азии, вклинившийся в Европу, или даже менее того, вместо Арнавуткоя несчастная деревня под названием Арнаут.
Я остановил единственное такси, Бог весть как там оказавшиеся, шофер взглянул на карту, хмыкнул и показал, что этого места на ней нет.
По радио орал футбольный комментатор, я поинтересовался счетом, на что шофер : "Радуйтесь, "Бешикташ" проигрывает".
Я оскорбился, дескать, болею за "Бешикташ", хотелось бы посмотреть игру.
Конечно, все это жестами, мимикой.
Сел в машину, проехали каких-то триста метров, остановились у чайханы( наверняка его излюбленное место) площадью около четырехсот квадратных метров, где плотность усатого населения, уставившегося в телевизор, составляла как миниум пять человек на каждый квадратный метр.
Услышав от шофера, что этот европеоид наизусть знает состав "Бешикташа", от активных до запасных, включая тренеров, двое сразу вскочили, остальные потеснились, освободив место в четвертом ряду, моментально заказали и оплатили три стакнчика кислого чая.
Таксист героически дождался конца позорного матча, довез меня до сверкающего огнями Арнавуткоя, по воздуху отстоящего от другого Арнавуткоя не более, чем от Кучук Чекмедше; у меня было три четверти часа, чтобы поразмыслить: если в одном городе или в его окрестностях есть два одноименных района, которые по архитектуре и по населению абсолютно противоположны друг другу, то в такой стране не исключены и другие курьезные совпадения, хотя это никого не смущает, все знают свое место.
Можно предположить две столицы, две идентичности, две концепции государства, две истории; слова и жесты могут означать совершенно другое, как сказал бы Оруэлл, одним пишем, два в уме, вследствие чего любые решения можно исполнять или похерить двояко, каждое событие может иметь две подспудные истории, а каждая история в свою очередь может повлечь за собой road movie предназначено не для демонстрации, а для всеобщего обзора как вещи в себе, киноленты, которую можно взять в руки, проследить, в каком порядке склеены кадры, и тем самым осторожно избежать иллюзии того, что здесь соблюдается какая бы то ни было временная последовательность."

Про первый Арнавуткой:
"Arnavutkoy (Арнавуткёй)

Арнавуткей



Огромный район Стамбула, фактически являющийся городом в городе, и находящийся на северо-западе Стамбула. Выделен в отдельный район в 2008 году из района Gaziosmanpasa и частей других районов (в особенности Catalca).
Арнавуткёй - огромный район с очень маленьким населением, поэтому тут достаточно места для прогулок и очень много зелени
Арнавуткёй — огромный район с очень маленьким населением, поэтому тут достаточно места для прогулок и очень много зелени.
Район омывается берегом Черного моря. Несмотря на огромную территорию, в Артнавуткёе проживает всего 200.000 человек — совсем не много по стамбульским меркам."
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments