July 25th, 2020

Питерский прозаик Владимир Лапенков вспоминает про писателя Давда Дара и "его круг"( часть первая)

Дар Давид

Я уже размещал здесь этот текст год назад примерно, но в неотредактированном виде. Вот отредактированный текст моего интервью с питерским прозаиком Владимиром Лапенковым.
Вначале отредактированный самим Владимиром Лапенковым.
Владимир Лапенков вспоминает о своём учителе в литературе - писателе Давиде Даре
Где-то шесть лет тому назад я познакомился с Владимиром Лапенковым.
Ярким представителем подпольной питерской литературы 1970-х - 1980-х годов или как её называют - "второй культуры".
Живёт Лапенков в городе Павловске.
Я люблю его там навещать, когда приезжаю в Санкт-Петербург.
Мы гуляем по знаменитому парку и беседуем с Володей на литературные и прочие темы.
Лапенков в разговорах часто вспоминает питерских писателей, живших там в позднесоветское время.
Он старается, чтобы их имена и тексты не ушли из памяти.
Пишет мемуарные очерки о них.
Я решил записать с ним беседу об этих легендарных людях.
Collapse )

Интервью с питерским прозаиком Владимиром Лапенковым о Давиде Даре и его учениках (окончание)

Дар

А.Б.- Давай тогда перейдем собственно к интересным писателям из круга Давида Дара.

В.Л. - Да, вот мы много говорили о круге Дара, и здесь сразу всплывает несколько имен. Причем я хотел такое любопытное лично для меня предуведомление сказать.
Интересно вот что.
Было несколько человек, которые считали Дара своим духовным учителем.
И было несколько человек, которых сам Дар считал своими любимыми учениками.
И я вдруг подумал, что эти имена не совпадают!

А.Б. - Не совпадают?... Не понял. Еще раз.

В.Л – Ну, несовпадение между его любимыми учениками и теми, кто считал его своим духовным учителем.
Многие его любимые ученики не считали себя его духовными учениками.
Причем даже третий момент: были люди, которые очень многим ему обязаны – именно как литераторы, – которые его практически сейчас даже не
вспоминают.
Я вот лично разговаривал в свое время и с Александром Кушнером, и с Виктором Соснорой, и с покойным Олегом Охапкиным, еще с некоторыми
людьми, и они пытались доказать мне (и даже кое-что об этом можно найти в их интервью), что они как бы Дару ничем не обязаны в своём становлении как писателей.
Дескать, они такие вот самостоятельные, самостоятельные. Такие вот самобытные, пресамобытные...
Вот Виктор Соснора отказывался от ученичества у Дара. Он как бы считал,что обязан больше всего самому себе, своей гениальности в своем росте как
гениального поэта.
Ну что тут сказать?
Я лично помню, как просто на моих глазах Соснора звонил Дару, это еще были глубокие 70-е годы, как он плакался и жаловался ему на проблемы
семейной жизни, и как звонила одна из жен Сосноры Дару и говорила, что я вот сейчас хочу с ним разводиться, он совершенно невыносим. Это было еще
до того, как Соснора стал инвалидом. И Дар ей сказал: Разводись!
(Добавление: Она потом отравилась. Или я путаю с женой Горбовского?.. Нет,
жена Горбовского, Анюта, – повесилась. Точно. А Лида Гладкая, первая жена
и последняя подруга Глеба, которая издавала его полное собрание сочинений,
как–то сказала мне, что называется, в сердцах: «Ну до чего ж он надоел! Сдох бы уж скорей, что ли?!.»
Но я обожаю этих поэтов. Обоих.).
Collapse )

Владимир Лапенков вспоминает про круг людей вокруг писателя Давида Дара

Владимир Лапенков вспоминает про круг людей вокруг писателя Давида
Дара - Асю Майзель, поэта Василия Филиппова и других.
Владимир Лапенков: Возвращаясь к кругу Дара.
Не все "литературные звезды"стараются не помнить Дара, ведь некоторые все-таки очень сильно с ним были связаны.
Хотя, может быть, и не звезды, а писатели менее известные.
Как я уже говорил, некоторые его не признают, а некоторые считают егосвоим духовным учителем до сих пор...
Ой, хотя, что значит до сих пор, некоторые уже умерли, увы.
Учениками Дара называли себя покойные ныне Ася Львовна Майзель, Константин Константинович Кузьминский.
И считает себя ваш покорный слуга - Владимир Лапенков.
Collapse )

Владимир Лапенков вспоминает о питерском прозаике Валерии Холоденко

Холоденко-1

Владимир Лапенков вспоминает о питерском прозаике Валерии Холоденко из круга Давида Дара
А.Б - Ну хорошо, хорошо, про Холоденко расскажи немного, Володя.
В.Л. - Про Холоденко сказать можно многое, но и, как говорится, многое не
скажешь.
Потому что, в принципе, это один из самых "сокровенных" и малоизвестных
авторов, о котором трудно что-либо сказать как раз много.
Collapse )

Прозаик Владимир Лапенков вспоминает питерского писателя Юрия Шигашова

Шигашов с водкой
А.Б.- Расскажи про прозаика Юрия Шигашова.
В.Л - Вот про Шигашова мало что могу рассказать, к сожалению.
С одной стороны, я о нем написал статью для энциклопедии "Литературный Петербург";. О нём очень мало информации, о его биографии.
Он по национальности чуваш, родился в Нижнем Тагиле, в семье сосланных, потом в Чувашской Республике в Шумерле закончил школу, но поступил в Ленинграде на инженерно-экономический факультет и работал научным
сотрудником института и экономистом.
То есть как бы достаточно интеллигентная работа. Естественно, посещал «Голос юности» Дара.
Первая публикация – 72-й год, альманах «Молодой Ленинград», рассказ
«День далекого детства».
В общем, он 41-го года рождения, и поэтому был другом и Гозиаса, и Горбовского, и Сосноры, Кузьминского, хорошо знал его Слава Лен, знал его Венедикт Ерофеев...
Collapse )