August 25th, 2018

Встреча на трамвайной остановке с человеком из прошлого

Вчера встречался с поэтом С.Ш., проживающим в Нью-Йорке и раз в год, приезжающим в Москву.
В Москве он жил и подолгу с 1997-го по 2001-й год.
И с 2006-го по 2011-й.
Я предложил ему встретиться возле метро "Бауманская".
Потом зайти в одну симпатичную забегаловку.
А потом прогуляться по району Лефортово.
С.Ш. родился в этом районе и жил там до эмиграции с родителями в США.
Встретились возле метро.
Посидели немного в забегаловке.
Пошли вверх по Бакунинской улице.
Дошли до дома, где провел ранние годы С.Ш.
Вернее до места, где когда-то стоял полудеревяный-полукаменный двухэтажный дом, давно снесенный.
Где в коммуналке жил с родителями и родней тогда С.Ш.
Он вспомнил весёлых и буйных соседей.
Особенно одно татарское семейство, которое пило покруче своих русских соседей.
Потом перешли через мостик над Яузой и дошли до дома , куда С.Ш. с родителями переехал в 70-е годы и прожил там до отъезда в США.
Кирпичную многоэтажную башню брежневских времен.
Довольно симпатичную и с приятным двором.
Дом расположен на улице Госпитальный вал.
С.Ш. вдруг оживился, до этого пребывал в некоторой мрачной задумчивости и стал с яркими подробностями вспоминать школьные годы и дворовые компании.
Потом поговорили о разных видах спорта, популярных в США и непопулярных в других странах.
В частностях об американском футболе, бейсболе и об обычном футболе.
О хоккее на траве и хоккее с мячом.
Хоккей с мячом совсем увял в России, хотя был популярен в СССР.
"Нет теперь господдержки у него - предположил С.Ш. - вот он и увял. А у масс он не был никогда популярен".
Поговорили о любимых в юности рок-группах, о разных стилях музыки 1970-х - 1980-х - тяжелом роке, панк-роке, нью-вейве.

Каким-то образом вышли на трамвайные пути возле Введенского кладбища.
Стали ждать трамвая до метро "Семеновская".
С.Ш. торопился на встречу с супругой.
Когда я стал перечислять С.Ш. какие интересные поэты похоронены на этом кладбище, в частности, Софья Парнок, то я неожиданно поймал на себе взгляд человека, дико мне знакомого.
Наконец до меня дошло, что это Борис.И., сотрудник Института Географии, который работал когда-то в одном институте с моим отцом.
В 1984-м году мы на машине с Борисом, еще одной сотрудницей ИГ, ее сыном и собачкой, поварихой и шофером совершили замечательную почвоведческую экспедицию по Грузии и Армении.
Побывали в совершенно нетуристических уголках Грузии и Армении.
Я тогда открыл для себя Южный Кавказ.
"Вы здесь работаете неподалеко? - спросил меня Борис.
"Нет.Вот гуляли с приятелем, по местам его детства".
Не решился спросить, что он делает в этом странном уголке Москвы.
Борис позже мне сказал, что на пенсии, живёт он за городом.
Не иначе посещал Введенское кладбище.
Кто-то у него здесь похоронен, а ,может быть, и с другими целями?
В трамвае мы немного с Борисом поболтали.
Я рассказал ему о недавней поездке с отцом во Владивосток.
Борис тоже в молодости был в Приморском крае в почвоведческой экспедиции.
С ностальгией вспоминал о ней. Она была в сентябре.
Лучшем месяце в тех краях.
Когда тепло и солнечно.
Более подробно поговорить не удалось.
Борис и С.Ш. сошли у метро "Семёновская", а я поехал дальше до метро "Площадь Ильича".
Может быть, напишу когда-нибудь пост о почвоведческой экспедиции 1984-го года по Южному Кавказу, в которой я принял участие как рабочий-землекоп.
Там было много интересного.
Сам Борис И. - человек загадочный, с экстрасенсорными и парапсихологичекими способностями.
И не случайно вдруг материализовался передо мной буквально из воздуха у "готических" ворот Введенского кладбища?
Вдруг - это какой-то знак мне свыше?
Этот "человек из моего прошлого".

Рассказ Евгении Монастырской "Вышнему Волочку посвящается..."

Вышнему Волочку посвящается...
Евгения Монастырская


Он бегает по трассе вдоль и поперек, изображая перед машинами реверанс. Почти бросается под колеса, матерится вслед громыхающим фурам. Он сильно пьян. Это его стоп. Я - с завывающим от безнадежности нутром, с дрожью в каждой клеточке уставшего тела, прилежно стоплю, вытянув руку с поднятым вверх большим пальцем. Держу фонарик, что бы хоть как-то обозначить свое присутствие в темноте. Я упряма. Я понимаю, – вряд ли… В таком состоянии нас подберут в 12 ночи. Вряд ли. Но… с вытянутой рукой… стою. Стоплю.
Перспектива зависнуть ночью на трассе между Питером и Москвой, на окраине Вышнего Волочка пугает и одновременно завораживает своей свежестью. Такого еще не было. А вот тебе! Наслаждайся! Хотела адреналина – получи!
Я хотела… Эмоционально вылупиться в иное состояние, встретить себя новую на трассе. Пройти через все, что будет предложено… Проходи! Идти не хочется. Неуютно. Холодно. Проносящиеся мимо машины…. Фуры дальнобойщиков… Вожделенные! Мимо! Мимо… М - и – м – о – о – о…
Пыль в глаза. Ветер, срывающий шляпу.
Collapse )

Рассказ Евгении Монастырской "Чем пахнет осень?"

ЧЕМ ПАХНЕТ ОСЕНЬ?

Осень… чем пахнет?

А не спросить ли у первого встречного? Подойти раскованной, чуть нагловатой, походкой, глянуть смело в лицо предполагаемому собеседнику, и ясным не замутненным взглядом, занырнув в самые глубины удивленных, слегка испуганных глаз, задать, наконец, законный вопрос: чем пахнет осень?

ответь… спонтанно и быстро… говори все, что приходит на ум… не раздумывай долго, не пытайся быть оригинальным, не бойся ошибиться… разве можно ошибиться, ответив на вопрос: чем пахнет осень?

У каждого – свое.
Каждому свои – обострения… вдохновения…
Collapse )

Рассказ Евгении Монастырской "Улыбка принятия"

Улыбка принятия

Я еду в метро. Механизированный монстр каждое утро глотает добровольно приходящих к нему людей, прессует и переваривает их в своем чреве. Вечером он выплевывает измученных, высосанных человечков, смутировавших в мраморном подземелье. И уже иные, измененные, мы обессиленными тенями расползаемся по своим домам. Поколение кротов…
Collapse )