April 10th, 2018

О поэтессе Галине Андреевой

Галина Андреева

Побывал в пятницу на литературном вечере из серии мемориальных, который устраивает Николай Милешкин.
На этот раз вечер был посвящен Галине Андреевой, поэтессе из группы "Черткова-Красовицкого", хозяйке литературного салона на Большой Бронной с мансардой.
Collapse )

Из книги Андрея Сергеева "Альбом для марок" о Галине Сергеевой и ее салоне

http://rvb.ru/np/publication/03misc/sergeev.htm

За первый-второй семестр я наслышался об институтской проклятой поэтессе Галке Андреевой. Говорили о ней гадости, знакомиться категорически не советовали. Строка Объясненье в любви это несколько слов о дожде решила вопрос. Я попросил Можейку, знавшего всех, свести меня с Галкой Андреевой.

Она не скрывала радости и тут же на переменке прочла одно из себя и одно из нового для меня Коли Шатрова. Пригласила к себе на Большую Бронную — в любой вечер.

Ни у кого не было своей комнаты, у Галки была, в коридорной системе, угловая, на последнем этаже:

На шестом мансарда с окнами на запад.

Когда я к ней зачастил, два-три десятка завсегдатаев из месяца в месяц уже сходились на огонек.

Первый тост со значением:

— За тех, кто в море! — (Чтоб они сдохли! еще не возникло.)

Пили:

— За Россию в границах Ивана Третьего — тогда ей хоть управлять было можно.

— За культурную оккупацию — чтобы отучили лаяться и толкаться.

Мансарда не зря смотрела на Запад. Именно там виделось нормальное общество, противоположность нашему. Наше мы даже не обсуждали: предполагалось, что все ясно само собой.

Чем злей пропаганда кляла Запад, тем безоблачней и идеальней он представлялся. Подтверждение — книги, как довоенные, так и послесталинские — Ремарк, Хаксли, Дос Пассос, Хемингуэй, Стейнбек, Колдуэлл, недопереведенные Пруст и Джойс: в легендах маячили Кафка и Фолкнер.

Непонятно было, как прекрасный Запад уживается с ужасными нами. В постыдных грезах не одному мне хотелось спросить кого-то из тамошних главных — Даллеса бы! — как они собираются освободить, вернуть к норме Россию.
Collapse )

Стихи Галины Андреевой

Галина Андреева
* * *
Вот и прожили мы свои вечера,
К песням старым возврата нет.
На свиданье в девятом часу утра
Так невесело ехать мне.

И так скучно на улицах в ранний час,
Здесь никто ни с кем не знаком.
И никто не подымет усталых глаз,
Каждый думает о своем.

Здесь у всех озабоченный грустный вид
И у всех невеселый взгляд.
И куда-то каждый привычно спешит
И никто ничему не рад.

Всюду скука и этому нет границ,
Пусто все, за что ни возьмись,
Вереницу больных равнодушных лиц
Эскалатор уносит вниз.

А внизу там только шум поездов
И безвкусно нарядный зал.
И не видно улыбок, не слышно слов —
Обреченно-тихий вокзал.

Почему так безрадостно по утрам,
Почему здесь нет красоты.
Этот город подсказывает нам
Обреченность нашей мечты.

21/1-55
Collapse )