January 10th, 2018

я
  • warsh

«Друг семьи Трифоновых». Часть 1-я

                      
                       © из семейного архива

28 марта исполняется 30 лет со дня смерти известного писателя Юрия Трифонова.

Дочь писателя, моя троюродная сестра, Ольга Тангян (в девичестве Трифонова), ныне живущая в Дюссельдорфе (Германия), написала очерк «Друг семьи Трифоновых».

В центре повествования — судьба Клавдии Михайловны Бабаевой (1901–1989), друга матери Трифонова по Акмолинскому лагерю. Она опекала семью писателя после смерти его жены Нины Нелиной в 1966 году. Очерк сопровождается неизданными записями Бабаевой о жизни в лагере, написанными в 1975 году по просьбе Юрия Трифонова для его работы.

Collapse )
    я
    • warsh

    «Друг семьи Трифоновых». Часть 2-я

                          
                           © из семейного архива

    К.Бабаева, 1930-е.

    Долгие годы Клавдия строила различные догадки относительно причин ареста мужа. Одной из причин, по ее мнению, мог явиться отказ Бабаева принять подарок от Лаврентия Берии, когда тот только собирался на службу в Москву. Collapse )
      я
      • warsh

      «Друг семьи Трифоновых». Часть 3-я

      Бабаева К.М. «Так было...»

      (Публикация Ольги Тангян)

      I

      В августе 1937 года пришли в мой дом четверо военных НКВД и забрали моего мужа. Ему было 38 лет. Был он инженер-экономист и металлург. Здоровый, способный мужчина. Работал у Серго Орджоникидзе помощником по черной металлургии. Несколько раз ездил за границу. Серго к нему хорошо относился и доверял. Членом партии мой муж был с 1918 года. Больше я его не видела.

      Через два месяца ночью пришли за мной два военных, сделали тщательный обыск и, конечно, ничего не нашли. Так же, как и при аресте мужа. Остался мой сын 15 лет и моя мать. Сына я тоже больше не видела. Он погиб на Ленинградском фронте. Было у меня все: дом, сын, муж, мать. Collapse )
        я
        • warsh

        «Друг семьи Трифоновых». Часть 4-я

        XV

        Очень мы голодали, еле ходили. Зимой организовали бригаду по заготовке камыша. Топить было нечем, уголь не подвозили. Рано утром собиралась у вахты бригада. Мороз 25–30 градусов, одеты все были плохо. Женщины накручивали на себя все тряпки, которые у них имелись.

        Нужно было дойти до озера. Хорошо, если не было бурана, снегу в степи было немного. До вечера жали серпами камыш, потом связывали снопами, идя домой, захватывали по 2 снопа. На другой день другая бригада притаскивала эти снопы с озера. Была норма, кажется, 11 снопов. Озеро было в нескольких километрах от лагеря. Каторжный труд. Collapse )