September 20th, 2016

Образцы прозы Леона Богданова

http://4books.ru/593997/ - читать он-лайн "Заметки о чаепитии и землятрясениях"

Проза Леона Богданова http://belyprize.ru/?pid=58

Шесть писем из больницы

1

Облик весенних деревьев-реликтов, самых древних и вечных форм. Период набухания почек, листвы лиственницы. Сейчас нахожусь у другого окна, вижу лето в другое окно и не могу вспомнить еще особенностей растительности – зеленых кустов, травы. Минуло лето желтых цветов, росших чуть не сплошь среди зелени.
А если бы за окном ива? И конец?
Collapse )

Коротко о прозе Павла Улитина

Улитин


О Павле Улитине на сайте Виртуальная Российская Библиотека

http://rvb.ru/ulitin/

Павел Павлович Улитин
(1918 – 1986)

Родился в 1918 году в станице Мигулинская Ростовской обл. Учился в ИФЛИ, был арестован в 1938 г. как участник марксистского кружка. Освобожден по болезни в 1940 г., повторно арестован в 1951 г. (при попытке проникнуть в посольство США), провел 3 года в Ленинградской тюремно-психиатрической больнице. В дальнейшем жил в Москве. Умер в 1986 г. Первая публикация - в 1976 г. в журнале «Время и мы» (США), в России - в 1991 г. (первая книга - в 2002 г.).

Имя Павла Улитина, для кого-то почти легендарное, при жизни автора не было широко известно, а его тексты публиковались только в зарубежной периодике. Прозу Улитина можно читать как стенограмму общего разговора, в котором участвуют товарищи по учебе в ИФЛИ и случайные собеседники в московском кафе, соседи по бутырской камере и герои западной литературы. Свидетельствует она и о том, что экспериментальный поиск и вольное дыхание не оставляли русскую литературу даже в самые темные десятилетия ее истории.
Произведения Улитина с трудом поддаются жанровому определению. Начиная с сороковых годов, он последовательно выстраивал собственную, не имеющую различимых аналогов, форму прозаического высказывания. «Я хочу найти слова, которые не имеют прибавочной стоимости», — писал Улитин, а свою писательскую технику называл «стилистика скрытого сюжета». Движение этого сюжета и определяет смену картин и цитат, перекрестный гул звучащих в памяти голосов или иронический авторский комментарий.

Для тех, кто не читал Павла Улитина

А для тех, кто не читал Павла Улитина и ничего не слышал о нем эссе очерк его ученика прозаика Зиновия Зиника http://www.vavilon.ru/texts/zinik1.html

Зиновий ЗИНИК
ПРИВЕТСТВУЮ ВАШ НЕУСПЕХ

Улитин Павел. Разговор о рыбе.

М.: ОГИ, 2002.
/ Подготовка т-та И.Ахметьева. Комментарии М.Айзенберга, И.Ахметьева, Л.Улитиной.
ISBN 5-94282-063-5
Обложка на основе фрагмента рукописной книги Павла Улитина "Две ерика".
С.7-21.

Тюрьма, сума и сумасшествие – самые запетые мотивы русской литературы, и главный вопрос в том, как от них отвязаться, если забыть их окончательно невозможно. Павел Улитин сумел уйти от тюрьмы – в невменяемость, изъясняясь со следователем цитатами из английской поэзии и переняв стиль тюремных допросов как авангардную литературную манеру. Он не превратил тюремные кошмары своего прошлого в превратные картины будущего в назидание тем, кто на обломках самовластья забудет наши имена. Признанный невменяемым, он спасся от лагерей, но не от инсулина за тюремной решеткой. Но он не стал называть свою болезнь души – свою отчужденность и неприспособленность к жизни, свое нежелание присоединиться к коллективу и к литературному застолью – инакомыслием духа, и не рассуждал о безумии как официальной печати, заверяющей гениальность. И о тюрьме, и о сумасшедшем доме он говорил с высокой иронией человека, сознающего, что тюремная стена и тюрьма сознания протягивается не только через все страны, но и через все столетия, и в каждом из них можно найти собеседника. Но самое главное: он выпутался из самого страшного биографического клише, уготованного ему историей, – судьбы хрестоматийного героя советской литературы.
Collapse )

Станислав Львовский сравнивает прозу Улитина и Богданова

Оказывается, прозу Павла Улитина с прозой Леона Богданова сравнил не только Олег Юрьев, но и Станислав Львовский -http://magazines.russ.ru/km/2004/4/lv36.html

"Проза Улитина вообще происходит здесь и сейчас, вокруг читающего. Это одно из самых важных свойств, отличающих её от прозы, скажем, близкого ему в чём-то Леона Богданова. У последнего сохранена дистанция между автором и событием. В одном плане Богданов покупает “индюшечку”, индийский чай и курит траву. В другом — происходит то, что происходит. Улитин ни в каком случае не находится в позиции наблюдателя, перед нами как бы стенограмма (если не кардиограмма), текст погружает читателя во внутренний монолог, который производит впечатление такой достоверности, что кажется вообще неотрефлексированным. Это, разумеется, не так, но рефлексирующая инстанция заставляет слиться с собой, не оставляя места для отстранения, текст захватывает целиком так, как может захватывать только музыка."
Collapse )

Образец прозаического текста Павла Улитина

http://www.vavilon.ru/texts/ulitin1-1.html
Отрывок из текста Павла Улитина
РАЗГОВОР О РЫБЕ

М.: ОГИ, 2002.
/ Подготовка т-та И.Ахметьева. Комментарии М.Айзенберга, И.Ахметьева, Л.Улитиной.
ISBN 5-94282-063-5


ЧЕРНОВИК

1

15.12.66

Я опять брожу по дорожкам через этот лес, не называя имен.
Она дразнила, раздеваясь, но я не знал, что это называется дразнить. Об этом и в голову не придет рассказывать, разве только за час до смерти. Но тогда это покажется ненужным. Удача была там, где ничто не останавливало, где была чепуха и бред и все такое. Где была оглядка или адрес или читатель, там все в пределах этой оглядки на что можно, а что нельзя. Я не о том, я не о том. И у всех так, только не в такой степени. Бегуны были хитрые, бегуны экономили силы, бегуны не сходили с дистанции. Даже Пушкин не требовал от себя написать в одно мгновение стихотворение, которое он забыл. Написал и забыл. Было мягко, нежно, спокойно, без судорог, без резких жестов, с мягким отходом в успокоение. Я помню общее направление, но не помню точного места. А он вошел в нашу жизнь? А он входил? Я помню странное впечатление: обо мне ни слова, обо мне два слова, меня как будто и не существует. Именно "меня как будто не существует". Именно так и было. А другое мне не было показано. То резвился, то проявлял свой характер. Граница четкая, ни в коем случае переступать нельзя, иначе хлопот не оберешься, но незаметная, так легко переступить. Куда приводит нарушение? Может, и к успеху.
Collapse )