May 16th, 2016

Берлинские дневники немецкой славистки

Берлинские дневники немецкой славистки Катарины Венцль.
Ведет их на русском языке.
Раньше у нее были потрясающие московские дневники.
В которых Москва 90-х годов.
Тогдашней жизнь, в том числе московская художественная богема.
Талантливые безумцы и маргиналы.
Теперь пишет о берлинских маргиналах.

http://rigaslaiks.lv/ru/blogi/raksti/all/
Collapse )

1995. Катарина Венцль. Мастерские на Бауманской. Кошляков, Тер-Оганьян, Белозор и другие

Оригинал взят у anna_brazhkina в 1995. Катарина Венцль. Мастерские на Бауманской. Кошляков, Тер-Оганьян, Белозор и другие
Катарина Венцль родилась в Мюнхене в 1967. В Москве оказалась в 1994 в качестве аспирантки-русистки. Писала работу на тему "Идиомы в русском политическом дискурсе". Но под впечатлением московской художественной жизни увлеклась современным искусством. Автор многих выставок, проходивших в основном в Петербурге (последняя по времени прошла там в 2009).
Сегодня живет в Берлине. По-прежнему плотно контактирует с живущими в этом городе российскими художниками.
Ее полная худ. биография
Работает переводчиком в МИДе ФРГ.




Сентябрь

# В галерее Марата Гельмана на Якиманской набережной проходит прощальная выставка. На стенах – своеобразная стенопись Кошлякова и Шабельникова. В галерее много людей, тесно и душно. На набережной дует холодный ветер, за спиной плещутся серые волны. Дом на набережной в лучах заходящего солнца. Передо мной – брошенный угол, кривые домишки. Развалюхи, двухэтажные руины.

Collapse )

Художник Авдей Тер-Оганян о Московском дневнике Катарины Венцль

Тер-Оганян


Оригинал взят у teroganian в Московский дневник. Катарина Венцль
В «Новом литературном обозрении» выходит книга, имеющая немало шансов быть названной «скандальной». 608 страниц московских дневников немецкой славистки Катарины Венцль, которая провела в России три года – с 1994-го по 1997-й. Венцль окунулась в жизнь столичной богемы самых, пожалуй, лихорадочных постсоветских лет российской истории, взгляд ее – острый, саркастичный, несмотря на то, что она предпочитает маску «простодушного иностранца». Среди ее героев известные художники, литераторы, философы, тусовщики; вряд ли каждому из них понравится собственный портрет. Хоть Венцль и отрицает это, ее «Московский дневник» ведет происхождение от одноименного сочинения Вальтера Беньямина, однако от автора 1990-х годов не дождешься знаменитой беньяминовской фразы о том, как он сидел у закрытой двери в комнату возлюбленной, ел марципаны, читал Пруста и плакал.
Collapse )

Из "Московского дневника" Катарина Венцль про Николая Шептулина

Шептулин

Из московского дневника Катарины Венцль про проживание в квартире издателя альманаха "Место печати" Николая Шептулина

1995

ЯНВАРЬ

# Мой русский приятель по Мюнхенскому университету, услышав о том, что я решила съехать с квартиры в Южном Измайлове, советует мне обратиться к его знакомому, проживающему в огромной полупустой квартире около Пушкинской площади, и попросить его сдать мне комнату. В качестве предлога для визита он вручает мне пачку фотографий с просьбой передать их хозяину квартиры.

Я звоню Шептулину и сообщаю ему, что у меня для него есть что передать от Янева. Шептулин отвечает тонким, пропадающим голосом: “Приходите завтра”.

# Выйдя из метро на “Пушкинской”, я наталкиваюсь на маму моей с Яневым общей знакомой – Мыслевец. Выведав, куда я иду, она сопровождает меня до самого подъезда дома. Она встревожена и не понимает, как это я могу взять и пойти в гости к чужому человеку. Повернув на Большую Бронную, мы, ногами меся скользкую, черно-серую кашу, минуем яркое пятно “Макдональдса”. Ботинки, мокрые и тяжелые, не успели высохнуть со вчерашнего дня. По левую сторону начинается забор Литературного института имени Горького, по правую, напротив него, возвышается мрачная и грузная кирпичная глыба – дом, в котором живет Шептулин.
Collapse )

Интервью Катарины Венцль Дмитрию Волчеку

http://www.svoboda.org/content/transcript/24415365.html

'Я пыталась слиться со средой…''


Опубликовано 07.12.2011 23:00

Дмитрий Волчек: Я прочитал рукопись ''Московского дневника'' Катарины Венцль в 2006 году, и у меня не было сомнений, что книгу следует издавать, и она будет пользоваться успехом. Прошло пять лет, и вот ''Московский дневник'' выпустило издательство НЛО. Думаю, что издательская нерасторопность пошла книге на пользу: сегодня, когда, похоже, кончается важный отрезок эпохи, записки Катарины Венцль, наблюдательного свидетеля, придутся очень кстати. В шестисотстраничном томе – записи 1994-97 годов; молодой филолог из Германии Катарина Венцль приезжает в Москву для работы над диссертацией и начинает вести дневник. Катарина Венцль стала изучать русский после школы, потому что, как она объясняет, хотела уйти из реальности, которая ее окружала и изменить свою личность, а русский язык оказался идеальным наркотиком. Разговор с Катариной Венцль я начал с вопроса о языке.
Collapse )