February 13th, 2015

Еще про Лилю Брик

Брик-3

http://www.litrossia.ru/2013/21/08031.html

ПИКОВАЯ ДАМА СОВЕТСКОЙ ПОЭЗИИ

Была ли Лиля Брик профессиональным литературным критиком?
Наверное, нет. Она вообще редко что-либо писала. Её статья о Маяковском и Достоевском «Предложение исследователям», напечатанная в 1966 году в журнале «Вопросы литературы», скорее была исключением.
Свои суждения Брик высказывала в основном в дневнике, письмах и частных разговорах. Но что это были за суждения?! Так чётко и образно о современной поэзии мало кто высказывался. Оставим на время Маяковского (его Брик знала от «а» до «я», но всё без утайки о нём так и не поведала). Я процитирую лишь фрагмент из письма Брик сестре, датированного октябрём 1961 года.
«Мой самый любимый из сегодняшних поэтов – Слуцкий, – призналась Брик. – Он, несмотря на простоту, ясность, – абсолютно особенный, у него уже есть «школа», и пишет он только тогда, когда ему нужно что-то сказать, и сказать ему есть что. Человек он удивительный, лучший из всех, кого я знаю».
Перед этим Брик отметила ещё двух поэтов. Она сообщила сестре: «Плохи последние стихи Панкратова, к сожалению. Но, всё равно, он талантлив, хотя и не самый талантливый. Великолепен Глазков».
И тут же убийственная характеристика Шкловскому (в связи с напечатанными в «Знамени» его воспоминаниями «Жили-были»): «Как всегда, бессовестно и напутано, и даже скучно… а это уж последнее дело».
В частных разговорах Брик и в грош не ставила Осипа Мандельштама. Он для неё оставался всего лишь мраморной мухой.
А Катаева она вообще презирала (и не только из-за Маяковского, её сильно возмущало, что пьесы писателя шли во МХАТе).
Collapse )

Книга Василия Катаняна о Лиле Брик

http://e-libra.ru/read/337146-lilya-brik-zhizn.html

"Лилю Брик и Владимира Маяковского я впервые увидел давно, в конце двадцатых. Наша семья жила рядом на даче в подмосковном Пушкине, и мы сидели у них на террасе; взросые много смеялись.

Мне понравилось в гостях и понравилась эта невысокая женщина, веселая и ласковая ко мне. Смутно помню, что меня поразили ее волосы необычного цвета, которого я раньше не видел. Я рос среди черноголовых кавказцев, московские же ребята во дворе были белокурые, а волосы Лили были непонятного цвета и даже, как мне казалось, сверкали золотом.

По дороге домой я спросил, что же это такое?

Она рыжая, это необычный цвет, и он встречается редко. И сама она редкая, необычная, — добавила мама.

В этом я убедился, общаясь с ней в течение полувека — сначала мальчиком, потом уже взрослым, чтобы не сказать пожилым человеком — ведь я родился в 1924 году. А в 1978-м, когда я волею судьбы стал душеприказчиком Лили Юрьевны, жизнь этой женщины продлилась в моем сознании ее дневниками, эпистолярией, воспоминаниями, а также мемуарами о Маяковском и о ней с клеветой и глупостями, с напечатанной ложью и тайными доносами. И в то же время ее архив, перекрывая выдумки, открыл мне восторженные страницы о ней выдающихся людей XX века — и прозу, и поэзию.

Большая часть ее жизни прошла на моих глазах. Я имею мозможность пользоваться ее архивом — вот я и расскажу о ней тем, кто интересуется ею и ее «романом с Маяковским», опишу многое из того, чему был свидетелем.

Всецело разделяя точку зрения Анны Ахматовой, я тоже не верю воспоминаниям, написанным последовательно, год зa годом. Ведь память, словно прожектор, высвечивает события с перелетом на десяток лет вперед или, наоборот, рисуя ретроспекцию. Поэтому нет ничего удивительного, что после 1926 года герои попадают в 72-й, а возвращаются в 38-й.

И если вам захочется прочесть эту книгу, то вы найдете щесь и личные мои воспоминания, и архивные документы, и рассказы людей, знавших ее роман с великим поэтом, который, посвятив ей свое творчество, назвал ее «автором стихов моих», а в жизни звал Личиком, Лучиком, Лилятиком, Кисой и просто Лиличкой. Она тоже не скупилась на ласковые имена Владимиру Владимировичу, которые можно прочесть и ее письмах и записках ему."
Collapse )

Книга дневников Василия Катаняна

http://e-libra.ru/read/92470-loskutnoe-odeyalo.html

О ДНЕВНИКАХ ВАСИЛИЯ КАТАНЯНА

Я открываю тоненькую школьную тетрадку, исписанную еще не установившимся детским почерком. Это - дневниковые записи девятилетнего Васи Катаняна с соответствующими возрасту орфографией и синтаксисом.

29, IV м. апреля 1933 г. 20 в. Когда я пришол в школу нам задали: уроки на дом и мы пошли в зал пение.

Мы репетиривали одну тужи самую песню 24 р. Я так устал что не мог стоять на ногах. потом я пришол домой и Маша сказала: иди кушать. я сел в папино кресло и увидел перед собой штук 5 или 6 гренок. Я быстро сел за еду и жадно лопал.

Потом я пошол к кати и стали писать плокат ПРОЛЕТАРИИ ВСЕХ СТРАН соединяйтесь. потом мы с катей полезли на стул и стали достовать кардон и мы поклеили Ленина.
Collapse )

Три прозаика Бориса Левина

Наверно, с таким сочетанием имени и фамилии писателей больше. (Достаточно распространенное сочетание)
Но я знаю про трех.
Первый - прозаик из круга "обэриутов".
Второй - комсомольский прозаик, написавший роман про Фадеева и "рапповцев".
Внук писателя Сергея Шаргунова.
И третий недавно умерший, проживавший на Украине, написавший роман про одного из основоположников украинской литературы Котляревского.
Детскую прозу "обэриута" Бориса Левина не переиздавали с 30-х годов.
Его "обэриутская" проза не издавалась ,вообще, и рукописи погибли во время ленинградской блокады.
Недавно Олег Юрьев написал, что, возможно, она гениальна.
Но поскольку рукописи не сохранились, то это все вопрос веры.
Юрьев основывается на впечатлении от прозы Левина писателя Геннадия Гора.
Борис Левин, автор романа "Юноша", переиздавался в советское время.
Последний раз в 1988-м году.
Пишется, что в ранней прозы Левин много писал на темы "еврейских местечек", уроженцев одного из которых он был.
Я прочел о нем в дневниках Корнея Чуковского.
Он дает высокую оценку его роману.
И пишет о "бэкграунде" этого романа - первая жена Фадеева Валерия Герасимова ушла от него к Левину.
Левин описывает в романе этот "треугольник".
Достаточно жестко самого Фадеева и его окружение из РАППА.
Недавно вышла книга Александра Нилина "Переделкино".
В ней много про личную жизнь Александра Фадеева.
Много на тему самоубийства.
Фадеев якобы довел до самоубийства дочь писателя Ляшко Ольгу.
Которая покончила самоубийством вместе в писателем Виктором Дмитриевым.
Потом покончила самоубийством сестра Герасимовой, тесно связанная с Фадеевым, находящаяся в заключении несколько лет и затем вернувшаяся в конце 40-х годов в Москву.
И которой Фадеев не оказал помощи, что стало причиной самубийства.
И в конце концов самоубийство самого Фадеева...

Книги "третьего" Бориса Левина ( с Украины) я часто видел в букинистических магазинах.
Принимал их за книги "второго" Левина.
Ничего не знаю про него.
Кроме того, что он писал исторические романы про Котляревского ( Этот роман лежит во всех букинистических магазинах города Москвы, изданный в 70-е годы в серии Библиотеки журнала "Дружба народов"), Гоголя и Короленко.
Не читал ни "первого", ни "второго", ни "третьего".
"Певого" и "второго" бы почитал.
Collapse )