January 14th, 2015

"Мир создан для хороших людей, плохие же все исчезнут!"

Оригинал взят у eugeniashaffert в "Мир создан для хороших людей, плохие же все исчезнут!"
"Теперь ты видишь воочию, как одно добро, совершённое в мире, порождает второе, а второе порождает третье - и так без конца. Могуча сила добрых дел, и только добру суждена победа на земле!"

Л. Соловьев Очарованный принц. - М.: Теревинф, Издательский проект А и Б, 2015.

Страшно признаться, но это - моё первое знакомство с дилогией Л. Соловьёва (при этом сразу со второй его частью, поскольку первой в данном издании нет), ведь все уважаемые люди эту книгу давно читали, а моя мама в детстве "сто раз брала в библиотеке". Вот уж чего я не могла предположить, так это того, что меня способна увлечь история про какого-то оптимистичного Робина Гуда из Средней Азии!

Ходжа Насреддин - герой среднеазиатского фольклора, в котором силами рассказчиков и пересказчиков, одним из которых (да, пожалуй, главным и лучшим) выступил Л. Соловьёв, сочетаются благородный дух, тяга к справедливости, хитрость, смекалка и находчивость, а также недюжинное чувство юмора. Он попадает в самые разные истории, откуда виртуозно выпутывается, умудряясь при этом выручить множество хороших людей, оказавшихся в плохой ситуации, и проучить нескольких пройдох и обидчиков. Всё это происходит на очень "восточном" фоне, он создаётся с помощью особого, витеватого и изысканного языка, знакомого нам по сказкам Тысячи и одной ночи, а также множества деталей и примет места и времени. Кстати, именно соловьёвская версия Ходжи Насреддина стала культовым текстом у профессиональных востоковедов: автор, не будучи ни историком, ни архивариусом-любителем, умудрился создать достоверный, аутентичный времени и месту (в данном случае речь идёт о Бухарском эмирате, Кокандском и Хивинском ханствах в период примерно с 1785 по середину 1850-х гг.) текст. И ладно бы только это! Ведь это не только качественная историко-культурная стилизация, которую было бы интересно почитать человеку, интересующемуся мусульманским востоком, но ещё и захватывающий, увлекательный роман, с непресказуемым сюжетом и яркими, продуманными персонажами. Это текст, наполненный юмором и сатирой, без всяких постмодернистских подмигиваний (тогда их ещё не изобрели или же подобное считалось дурным тоном), а старыми добрыми методами: смешными ситуациями, забавными диалогами и нелепыми героями.

Collapse )

Детская проза Бориса Алмазова

Оригинал взят у eugeniashaffert в Книга не только про лошадей
"А когда я пошёл в школу и быстро научился читать и писать, то тут же решил стать писателем Бианки".

Давно уже прочитала книгу и хотела о ней рассказать. Было бы очень жаль, если бы такая книга прошла незамеченной.

Collapse )

О работе Саши Соколова в советской прессе конца 60-х - начале 70-х годов ( начало)

http://magazines.russ.ru/voplit/2013/1/d5.html



С. Диваков
Познавший природу тетивы
О раннем творчестве Саши Соколова
1. Журналист Соколов

Многие считали и продолжают считать литературным дебютом Саши Соколова его первый роман «Школа для дураков». При этом удивление критиков и исследователей вызывает то, что он начал с крупной формы.

На самом деле еще до эмиграции Соколов писал для советских газет и журналов. «Строго говоря, “Школа” не была моим дебютом, - признается он в интервью Виктору Ерофееву. - Я собирался стать журналистом. Посещал факультет журналистики. На третьем курсе перешел на заочное и работал в “Литературной России”, а до этого сотрудничал в районках на Кавказе, в Марийской республике»[1].

Журналистский опыт Соколов признает важным этапом своего литературного становления: «Поначалу журналистика для меня была прежде всего филологическим образованием. Хотелось понять, как делается текст. Покрутиться в редакциях, посмотреть на людей, которые каждый день что-то пишут, отражают поток бурный <...> И это была классная школа, я там многому научился»[2].
Collapse )

О работе Саши Соколова в советской прессе конца 60-х - начале 70-х годов ( окончание)

5. Круг чтения

«Когда я работал в “Литературной России”, - вспоминает Соколов, - в редакции говорилось: Саше политических текстов не надо поручать, он и слов-то таких не знает...»[24] Тематика статей Соколова охватывает культурные аспекты жизни столицы. В основном это описание выставок и рецензии на новые книги, а также материалы для рубрики «В музеях страны».

Для рецензий писатель выбирал обычно книги, связанные с Великой Отечественной войной. Например, в рецензии «Хроника железных дивизий» (1969) он анализирует книгу Александра Вязникова «Записки военного художника-корреспондента. 1941-1945». Заметка «Сто страниц о войне» (1971) посвящена военной повести Геннадия Паушкина «Вернитесь, аисты!». А в статье «Южное противостояние» (1970) Соколов обращается к военной прозе Тотырбека Джатиева.
Collapse )