September 2nd, 2014

Повести Николая Наволочкина

Оригинал взят у tomtar в Повести Николая Наволочкина
   Николай Наволочкин "Ребята нашего двора"
   Художник Э.В.Шевелев
   Хабаровское книжное изд-во, 1970






А покажу-ка я еще одну хабаровскую книжку. Я вообще люблю книги региональных издательств. Они мне интересны. Прежде всего - текстами. Оформление у этого сборника скромненькое, хотя и неплохое. А писатель - очень хороший. Самая известная книга Николая Наволочкина - замечательная повесть-сказка "Каникулы кота Егора": добрая, умная, ироничная. У меня "Егор" не сохранился - в свое время отдали родственникам, о чем сейчас очень жалею. Но в сети текст есть и, думаю, он будет интересен не только кошатникам.


А в этом сборнике - три повести о детях: "Бор-Бос поднимает паруса", "Жили-были", "Андрейка-путешественник". Повести были написаны в начале 60-х, это безошибочно узнается по некоторым бытовым деталям, но вообще-то они о вещах вневременных и потому всегда важных и интересных: о лете и каникулах, о том, как часто взрослые не слышат своих детей и как легко может причинить боль самый близкий и любящий тебя человек, пусть даже ненарочно, и том, что хороших людей можно встретить везде.






Collapse )



Книги "наших бывших друзей"

Оригинал взят у tomtar в Книги "наших бывших друзей"
О чем я не перестаю жалеть, так это о книгах стран бывшего соцлагеря.
Это были хорошие, добрые и интересные книги, кстати - в большинстве своем ничуть не идеологизированные;
в чем-то похожие на отечественные, и все же ощутимо от них отличавшиеся.
Где они теперь... В библиотеках, у букинистов, иногда - на помойке...

Где их точно нет и, похоже, уже не будет, так это в наших книжных магазинах. Да,
конечно: рынок, конъюнктура, отречемся от старого мира...
Отреклись. В результате литературная карта не расширилась, а просто сдвинулась к
западу. Остается ностальгически вздыхать "а помните?.."


Collapse )



P.S. Спасибо всем, кто разделил воспоминания


Л.Дьяконов "Олень - золотые рога"

Оригинал взят у tomtar в Л.Дьяконов "Олень - золотые рога"

   Л.Дьяконов "Олень - золотые рога"
   Рис.П.Пинкисевича
   М.: Детская литература 1969






Я очень люблю эту повесть кировского писателя Леонида Дьяконова о детях из одного дома, живших в канун революции. Эти слова были в ней главными:
"про жизнь до". Тогда. Сто лет назад в тихой провинциальной Вятке.
Революция в ней тоже присутствовала, но непримиримое социальное противостояние, разделившее вслед за взрослыми и детей, и даже непременный революционный матрос как-то заслонялись этим самым "про жизнь".

Про маленького Мишку и Сережку-"арестанта". Про скандальных двойняшек Тольку и Тайку, которые однажды разыграли весь двор, нарядившись в одинаковые платьица. Про забитого, вечно голодного Кольку, которого тайком подкармливали через почтовую щель. Про поляков и немцев.
Про башмаки, которые застегивают специальным крючком, а окаянный крючок вечно теряется (это загадочное приспособление долго занимало в детстве мои мысли, но сейчас все проще - описание легко найти в интернете). Про сочельник, чулки для подарков, замечательные конфеты "Флора" и книжку с трудным названием "Рюбецаль", может быть - такую. Про песенку, "к азбуке помощницу":

Ах, Бабушка!
Ваш Гаврила Дедушка
Едет Женится Зимою
И Кланяется
Леночке, Машеньке, Наташеньке,
Оленьке, Поленьке...
Рыжая Собака Танцует У ворот...
Фертики, Цертики,
Ер-Еры
упал с горы.
Ер-Ять
некому поднять.
Ер-Юс,
сам поднимусь.


и прилипчивые куплеты "Катя, Катя, Катенька..." Про лото - деревянные бочоночки со смешными именами "дедушка", "барабанные палочки"... Про волшебницу Афанасьевну и чудесные дымковские игрушки.
Про ребят из одного двора и расписного глиняного оленя с узкими бумажками на копытцах:


Коле от Мишки

Яночке от Кольк

Сереже от Яночки

Мишке от Сережки



Collapse )

О детской книге писателя Федора Каманина

Даю ссылку, а не перепост, потому что интересны комментарии к посту о детской книге Федора Каманина.
Несколько лет назад на даче моего одного знакомого мне попался журнал "Новый мир" с любопытными мемуарами Федора Каманина.

http://kid-book-museum.livejournal.com/431103.html

Биография Федора Каманина - http://www.puteshestvie32.ru/content/kamanin-fedor-georgievich

Федор Георгиевич Васюнин (писательский псевдоним - Каманин) родился 1 марта 1897 г. в д. Ивановичи Дятьковского района в бедной крестьянской семье. Учился в трехклассной церковноприходской школе. В 1916 г., во время I Мировой войны, попал на австрийский фронт, но тяжело заболел и, чудом оставшись в живых, был по "чистой" освобожден от воинской службы. В 1917 г. Федор Каманин прошел курсы учителей начальной школы и возвратился в Ивановичи, чтобы учить крестьянских детей.
Collapse )

Один из взрослых текстов Федора Каманина

http://www.agranovsky.ru/history/roots/ivanovichi.htm

Пиши ты больше про наши Ивановичи
Федор Георгиевич Каманин, 1977 г.
Федор Каманин
(из одноименного сборника, 1984)

"Ивановичи" могут показаться кому-то чересчур длинными для интернет-страницы. Я выбрал их... кажется, знаю отчего. Меня охватывает грусть от этого медитативного, неспешного повествования о путешествии деда, уже старика, в родные места. Эта грусть, наверное, от того, что сразу вспоминаются его устные рассказы, столь же протяженные и складные, прервать которые никак было не возможно, а только дослушать до конца.

Актуальная цитата

Попалось в интересной статье про израильскую поэзию - http://dvoetochie.wordpress.com/2014/06/04/singer-avidan/
"Действительность, по Бодрийяру, фабрикуется, среди прочего, средствами массовой информации и проходит симуляцию таким образом, что снова делается невозможным распознать саму действительность, невозможно ее обозначить"

Интересные воспоминания дочери Федора Каманина

http://www.agranovsky.ru/history/roots/mama.htm

На полуслове обрывается начало этого романа. А как отец оказался в плену у немцев, это уже из его устного рассказа:

«Попался я под Бытошью в облаву с другими мужиками, местными. Нас не шлепнули, а использовали вот как: проверяя, не заминирована ли дорога, нас ставили в плотный ряд-шеренгу и гнали по дороге. На моих глазах одна шеренга подорвалась. Ночью, с одним мужиком, мы бежали лесом, и я скрывался некоторое время у своей сестры в поселке Старь. Поймали меня еще раз, когда я пытался пробраться в Дятьково к семье. Согнали нас за колючую проволоку, прямо в поле. Лежали мы вповалку на земле и ждали своей участи. Не кормили и воды не давали. Я к тому времени был истощен и даже, будь возможность, бежать не смог бы. Охраняли нас два пожилых немца-солдата и один полицай из наших, дятьковских. Выползти ночью под проволокой я бы выполз, а бежать уже не смог бы...»
Collapse )