June 10th, 2014

Рецензия на книги на тему "традиционализма"

http://www.peremeny.ru/blog/16791

Западные суфии и средневековый Адмирал

Александр Чанцев

Марк Сэджвик. Наперекор современному миру: Традиционализм и тайная интеллектуальная история ХХ века / Пер. с англ. М. Маршака и А. Лазарева. М.: НЛО, 2014. 536 с. (серия «Интеллектуальная история»)

Евгений Головин. Где сталкиваются миражи. Европейская литература: Очерки и эссе 1960-1980-х годов. М.: Наше Завтра, 2014. 384 с.

Книги о традиционализме очень ценны не только сами по себе. Едва ли еще какое-либо интеллектуальное течение / учение (даже тут не знаешь, как точно сформулировать), будучи изрядно скомпрометированным (как фашизм использовал Ницше, так и к традиционализму прибегали далеко не самые порядочные люди), находится настолько в слепом пятне.

Буквально недавно у меня случился разговор с довольно известным и публикующимся критиком. Из-за украинской обостренности зашел разговор о политике. Традиционализм она осудила, но дальше оказалось, что никого из основоположников просто не брала в руки. Читала лишь прозу Элиаде, слышала песни Головина. Но винить в незнании основ традиционализма я не собираюсь ни в коей мере, потому что тут замешаны многие обстоятельства. Да, традиционализм замалчивали и продолжают это делать, но и сами традиционалисты не только мало занимались популяризаторством, но и иногда впадали в иную крайность – объявляли свое учение тайным (книга Сэджвика, кстати, это хорошо показывает), лишь для «великих посвященных» и их признанных адептов. Из-за всего этого даже в том споре мне сложно было кратко объяснить, с чем едят традиционализм и как его правильно готовить.
Collapse )

Про эсера Виталия Бианки

Оригинал взят у v_strane_i_mire в Про эсера Виталия Бианки
Моя покойная бабушка рассказывала, что в детстве познакомилась с Виталием Бианки.
Это было в 1925 - 1928 годах в городе Уральск.
Он жил в соседнем доме и в школу приходил, в которой она училась.
Рассказы читал там свои и про животных на уроках рассказывал.
Вот узнал только что - как Бианки оказался в Уральске - "В конце 1925 года Бианки был снова арестован и приговорен за участие в несуществующей подпольной организации к трём годам ссылки в Уральск. В 1928 году (благодаря многочисленным ходатайствам, в том числе М. Горького, обратившегося к Г. Г. Ягоде) получил разрешение переехать в Новгород, а затем и в Ленинград."
http://ru.wikipedia.org/wiki/Бианки,_Виталий_Валентинович

http://shkolazhizni.ru/archive/0/n-15761/

Валентина Пономарева

За что Советская власть преследовала детского писателя Виталия Бианки?
Collapse )

Моя работа на съёмках "Сталкера"

Оригинал взят у immos в Моя работа на съёмках "Сталкера"
1977

После окончания военной службы я решил не возвращаться в Центрнаучфильм, где работал раньше, а устроиться на Мосфильм, потому, что мне хотелось поработать в большом кино, так как я ещё не оставил надежду поступить на кинооператорский факультет ВГИКа. В январе 1977 года я начал работу на этой студии в качестве механика по обслуживанию кино-съёмочной аппаратуры и вспомогательной техники. В отличие от профессии механика по ремонту это была работа на съёмочной площадке: установка камеры и зарядка её плёнкой, обеспечение её исправной работы, движение камеры на тележке или кране. Вскоре в плане текущих съёмок я увидел название фильма «Сталкер» режиссёра Андрея Тарковского. Я уже знал, что это значительный и незаурядный режиссёр, но поскольку романа Стругацких я не читал, название фильма мне ни о чём не говорило, выглядев таинственно и интригующе. Конечно, мне стало интересно узнать, что это за кино. Я заглядывал в павильон, где находилась декорация квартиры Сталкера, в которой в феврале этого года были сняты первые сцены фильма, но самих съёмок я не видел. Когда я узнал, что вскоре для продолжения съёмок предстоит экспедиция в Эстонию, я спросил свою начальницу, можно ли меня туда назначить, на что она ответила согласием. Так как моя работа была сугубо технической, среди моих непосредственных коллег не было людей, увлечённых кино, как видом творчества. К тому же коллеги знали, что на съёмках фильмов этого режиссёра требования ко всем членам съёмочной группы обычно повышенные, и работа потребует особого напряжения. Таким образом я с лёгкостью и без конкуренции вошёл в съёмочную группу. Обычно на съёмках полнометражного игрового фильма в состав операторской группы входили два механика: первый был ответственным, а второй помощником. В данном случае я был вторым.

В Эстонии съёмки проходили на заброшенной электростанции на реке Ягала (Jägala), заброшенной плотине в километре от неё и на некоторых объектах в Таллине. Электростанция и плотина обладали выразительной фактурой: растрескавшийся, покрытый лишайником бетон, битое стекло, масляные пятна. Казалось, что художникам при подготовке каждого кадра надо было просто следовать этой эстетике.

1977_Сталкер_25
Фото автора.
Collapse )

Литературовед Юрий Оклянский вспоминает советского прозаика Константина Федина( окончание)

http://magazines.russ.ru/druzhba/2014/6/6o.html

За творчеством Федина внимательно следил академик Владимир Вернад-ский. Подобно Стефану Цвейгу или Борису Пастернаку, он высоко оценил у себя в дневнике его полный звучащей музыки роман о композиторе «Братья» (1928). Вместе с тем с присущей ему трезвостью суждений великий естествоиспытатель обозначил и дилемму, вставшую перед автором и всей литературой на рубеже 30-х годов.

«Рассказывал Г.П. о Федине — своем приятеле, — записывал 15 февраля 1928 года в дневнике Вернадский.— Новый роман Федина — "Братья" — возбудил большое внимание, но в нем нет коммунистического содержания. Федин был недавно коммунистом, но вышел из партии, и сейчас у него ее идеологии нет. Перед ним дилемма: или иметь возможность печататься и тогда проводить темы в соответствующем освещении или же не печататься. Этот его роман вызвал ожесточенные нападки в прессе — чисто булгаринской, какой сейчас является "критика". Иначе осыпают золотом: гонорары огромные».

Эти нападки, действительно, «булгаринской прессы» (куда почище, чем будущий пасквиль Юрия Жукова о Бунине) приняли особенно дикий и разнузданный характер. Вскоре они побудили Бориса Пастернака еще и печатно выступить в защиту романа «Братья». Однако маховик истории было уже не остановить.

Рубеж 30-х годов — это окончательный переход к единовластию сталинской диктатуры. Отказ от двойственной, но все же сравнительно либеральной политики НЭПа, сжимающийся кулак индустриализации и коллективизации, разгром и ликвидация всякой оппозиции — «левой» и «правой» — даже внутри партии, время окончательного учреждения «единомыслия на Руси».

Вернадский сформулировал дилемму, вставшую перед культурой. Подобно многим собратьям по перу, Федин-художник, чтобы уцелеть, вынужден был изощряться в изобретении компромиссов. Их следы по-разному представлены в талантливом, но по художественной концепции не всегда уж столь сильно возвышающемся над средним уровнем романе «Похищение Европы» (1929 — 1935), повествующем о кознях капиталистического предпринимательства, а отчасти и в романе «Санаторий Арктур» (1937—1940)…

Лучший из них, бесспорно, «Санаторий Арктур». Самый маленький из всех романов Федина, лиричный, будто поэма в прозе. Он воспроизводит нравственный климат уединенной альпийской лечебницы для тяжелых чахоточных хроников, где вырванный из привычного существования человек в принудительном кругу ему подобных ежедневно ведет сражение за самое дорогое, что даровано свыше, — за глоток воздуха, за луч солнца, за собственную жизнь. В романе много выстраданного, лично пережитого.

С конца 20-х годов Федин болел тяжелой формой наследственного туберкулеза. От этой болезни умерла его любимая сестра Шура. Да и сам Федин, даже излечившись, всю жизнь оставался потенциальным хроником, которого чуть что сбивали с ног то воспаления легких, то хронические бронхиты и т.п. С той поры он принужден был жить с оглядкой, редко достигая беззаботной легкости тела.

С перерывами более года (сентябрь 1931 — декабрь 1932) Федин лечился в горных санаториях Швейцарии и Германии, в том числе в Давосе. Свой роман о физических недугах и борьбе со смертью Федин писал в 1937—1940 годах, в самые тяжкие годы политических репрессий. От тревог и тягостной сумятицы дня текущего хотелось бежать как можно дальше. Уйти в вечное, в освещенные солнцем горы. Прослеживая борьбу с немощами тела, художник согревал душу. И во многих ярких пейзажах и сюжетных картинах это ему удалось. Хотя, конечно, и от антикапиталистического пафоса никуда было не деться, да и «Волшебная гора» Томаса Манна маячила перед глазами, вызывая на нелепое состязание…

Славянск, часть 1

Оригинал взят у nordprod в Славянск, часть 1
Славянск - город на севере Донецкой области, население - 117 тысяч.
Был основан в 1645 году как крепость. С 1676 г. - город Тор, с 1784 - Славянск, заштатный город, входил в Изюмский уезд.
Является одновременно промышленным и курортным городом. Серьезно пострадал в войну. Старая застройка сохранилась фрагментарно, но есть хорошие образцы.
В первой части осмотрим Славянский курорт и восточные окраины города.



Collapse )

Анатолий Алексин

Оригинал взят у uryst в Анатолий Алексин

А. Алексиналексин2-1


- Вы спросили, чей дружбой я особенно дорожу? Это Джон Стейнбек и Айзик Азимов. Однажды я спросил Стейнбека, много ли вы получаете писем от читателей. Он ответил - К счастью, мало.- А почему, « к счастью»? - Как почему? - ответил Стейнбек - Просят доллары… - А часто ли вы встречаетесь с читателями? - Совсем  редко. Возможно, потому что я предпочитаю встречаться за столиком в ресторане.

Однажды на встрече с американскими студентами университета я решил прихвастнуть этими знакомством  с  великими американскими же писателями. И выяснилось, что ни один из этих студентов не слышал даже об их существовании. Это меня огорошило. Хотя очевидно, что таков результат тотального наступления на человека « массовой культуры»..


Писателя Анатолия Алексина на Западе назвали « русским Марк Твеном». Его книги изданы на сорока восьми языках общим тиражом сто миллионов экземпляров. Я не раз бывал  на его знаменитой гостеприимством, почти « московской» по общению, кухне в Израиле. Повезло.

-
Одно из сильнейших впечатлений произвели на меня беседы с маршалом  Победы Г. Жуковым. Я об этом нигде не говорил, но Жуков не раз с большим уважением и восхищением говорил о героизме евреев в годы войны. В разговорах маршал, как оказалось,с большим чувством юмора, просто сыпал анекдотами. Начинал с них и заканчивал ими. - Но есть анекдоты - сказал Жуков - Которые я ненавижу. Потому что они антисемитские. Вот, например.Поставили памятник. На нем написано « неизвестному солдату Рабиновичу». Все удивляются - Как это неизвестный, если Рабинович? - А, если неизвестно, был он солдатом или нет?  И тут маршал Жуков побагровел  - продолжил рассказ Алексин - и сказал - Ненавижу такие анекдоты. Рабинович солдатом был! Был Рабинович солдатом!                                                       

Почему среди еврейских нынешних воевод почти нет таких , как  русский маршал Жуковых?, - подумал я, но ничего не сказал.

-
А что у вас вызывает наибольшее отторжение?
-
Больше всего я не выношу два качества в человеке: зависть и неблагодарность. В девятом круге дантова ада мучаются  не убийцы, а предатели благодетелей. То есть, люди, которые не помнят добра. Или, тем более, платят злом за добро. Это самый страшный грех.  И по- Данте, и  по мне. Один из  моих литературных, но жизненных, героев говорил - Не воспринимайте чужой успех, как большое личное горе.
Но всё это несущественно. Для писателя, на мой взгляд, важно нести  читателю понятие добра,  неравнодушия и благородства. И еще, это пр

ежде всего работа. Мои учителя и первые редакторы, Паустовский, Маршак,  писали каждый день, прямо с утра. А о чем писать, сюжеты, подсказывает сама жизнь.А как эти сюжеты получаются на бумаге зависит от того, насколько автор пропускает их через себя, свой мир и через свой талант…

алексин2-2алексин4