April 23rd, 2014

Интервью с Виктором и Маргаритой Тупицынами

http://www.artguide.com/ru/articles/mediocrity-dissociates.html

"Маргарита и Виктор Тупицыны: «Карьеризм — это “талант” посредственности… Посредственность разъединяет»
22 апреля 2014

200 0
Не будет приувеличением назвать историка искусства, куратора МАРГАРИТУ МАСТЕРКОВУ-ТУПИЦЫНУ и философа, теоретика современной культуры ВИКТОРА АГАМОВА-ТУПИЦЫНА агентами влияния русской культуры на Западе. Эти фамилии знают все, кто когда-либо интересовался историей и теорией современного искусства. Виктор и Маргарита последние сорок лет живут и работают в США — супружеская пара уехала туда вскоре после разгрома «Бульдозерной выставки» в 1974 году. Но в отличие от многих других эмигрантов, Тупицыны сохранили тесные связи с отечественной художественной средой, десятилетиями поддерживая интеллектуальный диалог с русскими художниками и представителями интеллигенции. В 1980-е Маргарита Тупицына стала одним из организаторов и кураторов первых выставок советских неофициальных художников в США. Среди ее проектов — выставки Sots Art (Новый музей, Нью-Йорк и другие музеи, 1986); Against Kandinsky (музей «Вилла Штука», Мюнхен, 2006); Global Conceptualism: Points of Origin, 1950s–1980s (сокуратор, Музей искусства Квинс, Нью-Йорк и другие музеи, 1999). Тупицына — автор книг и текстов о советском и русском искусстве XX века, в том числе Margins of Soviet Art: Socialist Realism to the Present (1989), Malevich and Film (2002), «Критическое оптическое» (1997). Виктор Тупицын прежде всего известен как философ и теоретик культуры и искусства. Среди его многочисленых статей и книг можно выделить «“Другое” искусства» (1997), «Коммунальный (пост)модернизм» (1998), «Глазное яблоко раздора» (2006), «Музеологическое бессознательное» (2009), «Тет-а-тет: переписка, диалоги, интерпретация, фактография» (совместно с Андреем Монастырским, 2013), «Круг общения» (2013) и другие. В 1989 году Тупицыны были приглашены стать редакторами первого и единственного русского выпуска журнала Flash Art. 3 апреля 2014 года мы узнали, что Маргарита Мастеркова-Тупицына была выбрана куратором проекта, который будет показан в 2015 году в павильоне России на 56-й биеннале (напомним, что Россию в Венеции будет представлять Ирина Нахова). Историк искусства ЮЛИЯ ЛЕБЕДЕВА встретилась с Маргаритой и Виктором, чтобы расспросить их о царившей в кругу советских нонконформистов атмосфере, работе в Америке, их выставочных и научных планах.

Маргарита Мастеркова-Тупицына и Виктор Агамов-Тупицын. Фото: Юрий Альберт. Из архива Маргариты Мастерковой-Тупицыной и Виктора Агамова-Тупицына

Юлия Лебедева: С недавнего времени к вашим фамилиям приросло еще по одной. Виктор подписывает свои книги фамилией Агамов-Тупицын, Маргарита теперь Мастеркова-Тупицына. Двойные фамилии — это, как правило, интересные истории…

Виктор Агамов-Тупицын: Агамов — фамилия моего настоящего отца. В Москве она меня немного напрягала, так как я не имел к ней прямого отношения. А также из-за своего звучания, хотя Америке я, в общем-то, перестал обращать на нее внимание. Биологический отец, армянин из Баку, был оперным певцом, которого я почти не знал. Его фамилию я взял как вторую только после смерти матери, так как она была против этого.

Маргарита Мастеркова-Тупицына: Меня всегда удивляло, почему Виктор еще в Советском Союзе не поменял фамилию, которая ему никогда не нравилась. Однако мама этого не хотела. А моя история совсем другая. Я жила в СССР под своей девичьей фамилией — Мастеркова. Я — племянница художницы Лидии Мастерковой, она и моя мать — родные сестры. Лидa меня фактически воспитала, а Владимира Немухина я вообще в детстве называла папой. В Америке под разными фамилиями жить довольно сложно, поэтому я взяла фамилию Виктора. Феминизм тогда еще не был таким распространенным явлением, и многие буржуазные люди, с которыми мы в силу обстоятельств общались, постоянно тыкали мне в нос — почему я не ношу фамилию мужа. Так я взвалила на себя эту «ношу». Отчасти это было и ошибкой: ведь когда два человека с одной фамилией пишут об искусстве, то возникает путаница, и это мешает. А теперь еще и дочь Маша стала известным автором. Пришло время «исправления имен», как в древнем Китае. Однако все эти эксперименты с двойными фамилиями имеют смысл только в России, хотя какой именно, сказать трудно."