October 2nd, 2013

В Белом Доме в октябре 1993 года - очерк писателя Владимира Галкина

Владимир Галкин В ОСАЖДЕННОМ ДОМЕ СОВЕТОВ (Из дневника 93-го года)

28 сент. 1993. Уже неделя осады Белого Дома.
Я здесь во время работы, фотографирую столбы под рекл. знаки для одной поганой фирмы.
Моросит, холодно.
Уже с Калининского проспекта, где все оцеплено чередой парашютистов-ментов (или кто они?), ибо все в броне, как с ранцами, я с трудом пробрался к метро “Краснопресненская”, а оттуда, поскольку и Конюшковская, и Дружинниковская перегорожены поливальными машинами, рогатками, ментами-омонами, уже с Заморенова, просочился через пост между домами.
Совал удостоверение от одной газетенки, клялся, что “я только на минутку”. Они смеялись. Еще один парень из газеты просился.
Плюнули, пропустили. Дворами, дворами и вот уж я перед баррикадами защитников.
Смешные баррикады: кровати, доски, несколько заборных щитов, еще смешнее — тумбочка. Здесь проход. На ходу щелкаю камерой и от волнения не слежу за выдержкой, ни за расстоянием, да и пленка (эх, жаль!) у меня дрянная. Бедные, чем хотят защититься! Или это было накануне, когда сюда лезли полицаи?
Слева бетонный забор стадиона, справа — высокие решетки парка, с угла три женщины кричат в махонький гидовский мегафончик тем ментам, что засели в парке: “Мы славим отечество, которое есть, но трижды (и я подкрикиваю: “которое...” ) хорошее (??) будет!” Там хохочут.
Collapse )

Октябрь 1993-го года глазами писателей - Евгений Чижов ( Начало)

Отрывок из романа "Темное прошлое человека будущего" - http://magazines.russ.ru/october/2000/7/chigo.html

Она появилась у меня через несколько дней, когда я уже начал свыкаться с мыслью о смерти Некрича. На ней было новое бордовое платье, очень ей идущее. Глаза, казавшиеся посветлевшими на сильно загорелом лице, были не накрашены.

— Некрич всегда говорил, что мне не идет густо ресницы красить, — объяснила Ирина. — Я тогда его не слушала, а теперь вижу, что он прав был. И не только в этом...
Collapse )

Октябрь 1993-го года глазами писателей - Евгений Чижов( продолжение)

http://magazines.russ.ru/october/2000/7/chigo.html

"Облику Некрича секретное метро добавляло новую фиктивную глубину, наподобие бесконечной прямой перспективы на плоскости холста. Он представлял теперь здесь, на лицевой стороне действительности, эту потустороннюю засекреченную пустоту у нас под ногами, стал ее полномочным посланником. Он оставался, конечно, тем же человеком с двойным дном, каким был и раньше, но его второе дно углубилось и расширилось до теряющихся в подземной тьме размеров секретного метро, расходящихся в разные стороны черных тоннелей, гулких безымянных станций, оставаясь при этом по–прежнему пустым.

Ирине я о том, что Некрич жив, говорить не стал. Сначала меня сильно тянуло за язык, особенно когда она вновь начинала о том, как он снится ей и зовет к себе, но я твердо решил выждать: она так крепко вбила себе в голову, будто любила его, что известие о том, что он цел и невредим, не могло не изменить
Collapse )

Октябрь 1993-го года глазами писателей - Евгений Чижов( продолжение)

http://magazines.russ.ru/october/2000/7/chigo.html

"Впереди меня, как и позади, люди стояли в два ряда, многие были с чемоданами и сумками, очевидно, с Киевского вокзала, пробраться между ними было невозможно. Эскалатор полз мучительно медленно, я ощущал себя на нем мухой, увязшей в меду. На свете нет ничего медленнее движения эскалатора, когда за тобой гонятся по пятам! Лампы наплывали одна за другой, белые светящиеся пустые шары, им не было конца. Поднимаясь на носках, я не видел ничего, кроме уходящей вниз бесконечной череды затылков. Утешало только то, что и мои преследователи должны были так же, как я, застрять в этой человеческой каше. Пока мы вместе сползали в состоящей из людей лавине, они не могли ко мне приблизиться, и я был в безопасности.
Collapse )

Октябрь 1993-го года глазами писателей - Евгений Чижов( продолжение)

http://magazines.russ.ru/october/2000/7/chigo.html

"На каждой остановке я переходил из вагона в вагон. Когда поезд выезжал из тоннеля , я уже стоял у дверей. Возникавшие станции, поначалу смазанные скоростью движения, уплотнялись по мере того, как замедлялось мелькание колонн. Всякий раз, выйдя на перрон, я видел троицу моих преследователей, лавировавших между садящимися в поезд и покидающими его, чтобы сократить расстояние между нами. Приближался последний вагон, из которого мне уже некуда будет пересаживаться .
Collapse )

Октябрь 1993-го года глазами писателей - Евгений Чижов ( окончание)

http://magazines.russ.ru/october/2000/7/chigo.html

"Толя допил водку и от бессилия и безвыходного бешенства швырнул с размаху пустую бутылку в направлении телецентра. Раздался стеклянный звон и длинная автоматная очередь в ответ. Пули застучали о борт перехода, сразу показавшийся слишком низким, до смешного ненадежным укрытием.

— С–с–суки! — процедил Толя сквозь сжатые губы, криво улыбаясь от бешенства. — Я б им зубами горло перервал, если б только до них добраться ! Это ж надо было быть таким дураком, чтобы прийти сюда без ствола! Это ж... — Ему не хватило слов, и он с силой ударил кулаком по кафельной стене.

Когда с другого конца перехода появился казак с автоматом, Коля и Толя кинулись к нему: где достать оружие?

— Идем со мной, — сказал казак с усами и бородкой под Николая Второго. — Получите. Сейчас будем проводить рекогносцировку.

— Мы им дадим проссаться ! — говорили, уходя , Коля и Толя .— Мы их насмерть умоем!

На площади загорелся брошенный грузовик, за ним вспыхнул автобус. Бронетранспортер на большой скорости пронесся мимо телецентра, врезался в автобус, смял его и поехал в обратном направлении, паля наугад во все стороны. Прошло, наверное, совсем немного времени с тех пор, как мы укрылись в переходе, но происходящее кругом — стоны, стрельба, непонятная езда бэтээров взад–вперед по площади — уже стало привычным, само собой разумеющимся, и казалось, что так будет теперь всегда и ничего другого, кроме огня, крови и бессмысленной смерти, больше не будет.
Collapse )

О романе Евгения Чижова "Темное прошлое человека будущего"

http://magazines.russ.ru/znamia/2003/8/master.html

Анна Мастерова
Евгений Чижов. Темное прошлое человека будущег
Ускользание

Евгений Чижов. Темное прошлое человека будущего. Роман, повести. — М.: “ОЛМА-ПРЕСС” (Оригинал), 2002.

Дебютная книга прозы, в которую помимо одноименного романа вошли еще две повести — “Бесконечный праздник” и “Без имени” — проникнут состоянием некоей шаткой реальности. И реальности ли? Действие происходит преимущественно в Москве, одновременно загадочном и очень узнаваемом городе, в этом запутанном пространстве-времени читателя охватывает чувство потерянности и растерянности, пугает отсутствие хотя бы какой-то незыблемой точки, оплота рациональности.

Эпиграфы к некоторым главам романа взяты из книги датского философа XIX века Серена Кьеркегора “Или — или” и намекают на то, что истинное бытие находится вне причинно-следственных связей. Оно не может быть познано и интерпретировано — истинный процесс человеческого существования внерационален.
Collapse )

Андрей Урицкий о романе Чижова

http://www.litkarta.ru/dossier/povest-o-teatre/dossier_5480/


Независимая газета, 22.08.2000

Близкое знакомство с современными литературными текстами рано или поздно подталкивает к мысли, что для многих господ-писателей искусство первично, оно, родимое, есть главная реальность, а жизнь – его отражение. Естественно, пишущий человек знает, что камень, падающий ему на голову, пробьет в ней дырку, а несущийся по дороге «Жигуленок» с пьяным идиотом за рулем не исчезнет по мановению волшебной палочки. Но, садясь к столу, он старается об этом забыть и повторяет, тихо улыбаясь, ласковое слово «виртуальный». И в его сочинениях граница между сном и явью становится призрачной и проницаемой, литературные цитаты замещают героев, а воображение теснит постылый материальный мир на обочину. Можно заклеймить витающего в облаках мечтателя, игрока в бисер, безответственного фантазера, но настоящую литературу (а есть смысл говорить только о настоящей литературе) не создают просто так, от нечего делать, и если появляются книги такие, а не иные, то причина здесь не в одном лишь влиянии разных французов, аргентинцев и сербов, не в проклятом телевидении и сомнительном Интернете. Жизнь сама подталкивает писателя под руку и диктует ему нужные слова. Тем более у нас, в России. Мы живем в мире фантастическом, не обустроенном, неуютном, непредсказуемом, невероятном, и литераторы по мере сил ищут способы описания этого мира. По-своему это попробовал сделать Евгений Чижов в повести «Темное прошлое человека будущего» («Октябрь», 2000, №№ 6, 7).
Collapse )