September 24th, 2013

О фантасте Севере Гансовском

Оригинал взят у lartis в О фантасте Севере Гансовском
16 Кб

Есть у меня френд sgdw, о котором я ничего не знаю, кроме того, что он ведёт ЖЖ "минимально обработанных наблюдений" под названием "Не пригодилось". Журнал этот довольно любопытен, впрочем, желающие сами могут заглянуть… Так получилось, что на днях sgdw напомнил мне об одном из субъектов своих «наблюдений» – писателе Севере Феликсовиче Гансовском (1918-1990) и я набросал этот пост.
Collapse )

Известные писатели, которых обвиняли в стукачестве: Криста Вольф, Милан Кундера, Виргилиус Чепайтис

Криста Вольф - http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%92%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D1%84,_%D0%9A%D1%80%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%B0

"Криста Вольф работала научным сотрудником Немецкого союза писателей и редактором в различных издательствах и журналах. С 1955 по 1977 годы она была членом правления Союза писателей ГДР. Спустя четыре года после рождения первого ребёнка на свет появилась дочь Катрин. С 1974 года Криста Вольф была членом Академии художеств ГДР. Ещё в 1972 году она побывала в Париже и в 1984 году была избрана членом Европейской академии наук и искусств в Париже. Спустя два года она вступила в Свободную академию искусств Гамбурга. В 1976 году, подписав «открытое письмо против лишения гражданства Вольфа Бирмана», она была исключена из Союза писателей ГДР. Криста Вольф много путешествовала, в том числе по Швеции, Финляндии, Франции и США, где получила степень почётного доктора Университета штата Огайо. Она считается одной из самых известных современных писательниц Германии. Произведения Кристы Вольф переводятся на многие языки мира.
Collapse )

Про дело Чепайтиса

http://www.kommersant.ru/doc/1694

" Ближайшее окружение Ландсбергиса обвиняется в связях с КГБ

Литва: провал серого кардинала Один из ближайших сподвижников Ландсбергиса, "второй человек в Литве" Виргилиюс Чепайтис, обвиненный литовской прессой в сотрудничестве с КГБ, провел 28 ноября митинг в свою защиту, на котором призвал собравшихся защитить истинных патриотов Литвы от клеветнической кампании, организованной "пятой колонной". Некоторые наблюдатели полагают, что нападки на Чепайтиса являются одной из форм борьбы с "десоветизацией".
Collapse )

Юлиан Семенов оказывается обвинил в стукачестве Овсея Дриза

ЮЛИАН СЕМЕНОВ
Каждый раз, когда я часов в семь приходил на пляж выкупаться перед тем, как снова сесть работать, там обязательно сидел седой мужчина, беззубый, с удивительными, какими-то даже болезненно добрыми глазами. Глаза у него были черные, такие черные, что иногда казались подернутыми желтизной. Это был детский поэт Овсей Дриз.

По-русски он говорил плохо. Изумительно читал по-еврейски свои стихи. А когда однажды на литературном вечере его переводчица прочла его стихи по-русски, причем стихи очень хорошо переведенные, Овсей Дриз покраснел, на глазах выступили слезы, разволновался ужасно и стал от этого еще более трогательным и милым мне.
Collapse )

Мое мнение по поводу обвинений писателей в стукачестве

Вообще, когда в мемуарах чьих-то встречаются обвинения кого-то в стукачестве, то к этому , я понял, нужно относиться очень осторожно.
Очень многих ярких талантливых людей в этом обвиняют часто.
А доказательств, как правило, нет.
Одни слухи и домыслы.
Вот, некоторые авторы записали в стукачи очень яркого и талантливого писателя-фантаста Севера Гансовского.
Я хорошо знал его дочь - талантливую художницу Илону Гансовскую.
Всякое может быть.
Человека легко было сломать в те годы.
И доказательств никаких реальных нет.

Интересная статья об Овсее Дризе

http://www.narodknigi.ru/journals/73/ili_ili_k_stoletiyu_ovseya_driza1/

"Советская власть, рухнув, погребла под обломками и свою литературу. Всю целиком — и дурную, и хорошую. В том числе и советскую еврейскую литературу, и советскую детскую литературу. И теперь, в рассеивающихся клубах пыли, едва-едва проступают их контуры. Бог весть, заинтересуют ли кого-то, кроме специалистов, эти величественные руины, вернется ли читатель вновь обживать эти развалины?
Collapse )

Об Овсее Дризе в Краткой Еврейской Энциклопедии

http://www.eleven.co.il/article/11473


"КЕЭ, том 2, кол. 380–381

ДРИЗ Шике (Иехошуа; Овсей; 1908, местечко Красное, ныне в Винницкой области, – 1971, Москва), еврейский поэт. Писал на идиш. Получил традиционное еврейское воспитание. Учился в украинской средней школе и в Киевском художественном училище. В 1934 г. пошел добровольцем в Красную армию и до 1947 г. служил офицером в пограничных войсках. В 1939–41 гг., находясь в городах западной Украины, присоединенной к СССР, много помогал бежавшим от нацистов евреям и пытался смягчить меры советских властей по ликвидации еврейской общинной жизни. После выхода в свет первых поэтических сборников «Лихтике вор» («Светлое бытие», 1930) и «Штоленер койех» («Стальная мощь», 1934), проникнутых романтикой созидания «нового общества», много лет не выступал в печати. Третий сборник стихотворений Дриза «Ди ферте струне» («Четвертая струна», М., 1969) составляют главным образом стихи для детей, которые к тому времени уже были изданы в переводе на русский в сборниках «Веселый пекарь» (1959), «Вершина лета» (1961), «Зеленые портные» (1963), «Дерево приехало» (1966), «Разноцветный мальчик» (1968) и др. Как поэт, пишущий для детей, Дриз проявил себя одним из ярчайших в литературе на идиш мастеров лапидарного и афористичного по языку сюжетного стихотворения, пронизанного чисто народным еврейским юмором. Тонкое знание душевного склада детей позволяет Дризу апеллировать к их воображению, раскрывать перед ними реальность фантазии и фантастичность реального мира, эстетичность активной деятельности, труда и действенность красоты."

Зажигательное интервью с прозаиком Терновским из Парижа

http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2010/2/te2.html

"Книга-интервью

Замысел этой книги-интервью возник в 2008 году. Наши встречи проходили в квартире Евгения Самойловича Терновского; она расположена в доме на парижской улице, носящей название северофранцузского города Данкерк.
Заголовок книги — дань гостеприимству моего собеседника, великодушию и терпению, с которыми он отвечал на мои вопросы.
Приглашая его к разговору, я стремился глубже проникнуть в творческие миры Терновского-писателя, ближе познакомить русских читателей с его произведениями. Мне был чрезвычайно интересен и его личный жизненный опыт — Советский Союз, эмиграция, Западная Европа, встречи с людьми, которые во многом определяли культурный пейзаж тех «времен и мест», будь то московская интеллигенция конца 1950-х — начала 1970-х годов, а затем русская диаспора в Париже, немецкий и французский круги славистов. Заключительная часть книги, находящаяся пока в работе, а потому не вошедшая в данную публикацию, будет посвящена французским романам Терновского."
Collapse )