September 11th, 2013

Аркадий Белинков о романе Всеволода Иванова "Кремль"

Из книги об Аркадии Белинкове "Распря с веком" - http://lib.rus.ec/b/440369/read
"Источником заработка бывшего заключенного поначалу стали внутренние рецензии в «Новом мире» и издательстве «Советский писатель».

Как пишутся такие рецензии? Поступающий в редакцию материал — чаще всего «самотек» — бегло просматривается рецензентом. Он профессионал. Ему сразу видно, что к чему. Он отчеркивает два-три куска в тексте, чтобы потом их процитировать, берет чистый лист бумаги, прокручивает его через валик машинки и: «Уважаемый товарищ имярек. Вы затронули очень важную тему. Но, к сожалению…» Одна-две страницы. Полчаса, от силы час. Рецензия готова. Он относит работу в редакцию и получает за нее ничтожный гонорар.

Аркадий писал свои рецензии с черновиками, поправками, тщательной отделкой фразы. Делал серьезные выкладки. Шутил. На это уходило полдня, день, а то и два. В «Новом мире» пытались автора урезонить: «Аркадий Викторович, это только для заработка!» Но что поделаешь, если он и письма, и заявления писал с черновиками? «Тогда — решили — пусть Наташа пишет, а Вы занимайтесь своим делом!» В результате я, действительно, стала писать для журнала, в частности в разделе «Коротко о книгах». Но это, конечно, не избавило Аркадия от поденной работы."

О романе Вс. Иванова «Кремль»

Эту рукопись не печатают так долго, что всякий, кому удалось ее прочитать, не по своей воле втягивается в полемику.

Задерганная внутренними рецензиями, она начала растрачиваться в недоразумениях, недоумениях.

Произведение стало уже пожилым — ему пошел сорок второй год, — и чем дальше, тем поиск издательского жениха становится все труднее. Создается впечатление, что роман не печатают потому, что он долго не был напечатан.

Но так как об этом не догадываются или умалчивают, то говорят о другом. О том, что, несмотря на высокие художественные достоинства, которые так ценят редакторы, роман может попасть к читателям, которым эти художественные достоинства могут показаться не до конца понятными.

На эту излюбленную тему пространно и убедительно говорили еще в те годы, когда Вс. Иванов писал первые главы романа «Кремль». Лучшим примером считались произведения Маяковского. Обширный опыт истории литературы учит нас, что и читатели могут ошибаться. Даже те, которые стали учительницами по литературе.
Collapse )

Отклики на роман Всеволода Иванова "У"

http://www.pergam-club.ru/taxonomy/term/107
У
пн., 2012-12-03 16:33 — Лок
Средняя оценка:
Полное имя автора:
Иванов Всеволод Вячеславович
Информация о произведении
Полное название:
У
Дата создания:
1933
История создания: При жизни были напечатаны только фрагменты, полное издание - 1988 год. См. послесловие к роману Тамары Ивановой
Cсылки на критические и текстологические работы:
Collapse )

Статья Евгения Перемышлева "Виктор Шкловский и Всеволод Иванов"

ДВОЙНОЙ ПОРТРЕТ

(Виктор Шкловский и Всеволод Иванов)

Не новость, что художники пишут автопортреты: как всматриваются они в натуру, так всматриваются и в собственное лицо. Бывает, автопортрет занимает все пространство холста, бывает, автор помещается на заднем плане, втискивается в толпу, и лишь знатоки могут разглядеть, догадаться, кто перед ними.

Иногда художники затевают большую игру и, задавая загадки искусствоведам, надевают чудесные костюмы, густо пудрятся или кладут румяна, широко подкрашивают глаза, будто хотят сказать: догадайтесь, кто перед вами? Так было на картине А. Яковлева и В. Шухаева „Пьеро и Арлекин“. Но то ведь живопись!

В литературе автопортрет – редкость, а двойной портрет, настойчиво рисуемый десятилетиями, переходящий из книги в книгу и каждый раз принимающий новые очертания, – и вовсе вещь небывалая. Для чего он нужен? И что он значит? Почему не дает покоя автору? Стоит вглядеться пристальней.
Collapse )

Краткое содержание романа Всеволода Иванова "У"

http://www.moe2006.com/tolk0.html

Всеволод Вячеславович Иванов 1895-1963
Московский роман (1929-1930, опубл. 1988)
Вы, наверное, помните этот год: ломали храм Христа Спасителя. Для обывателя это было пострашнее, чем октябрьский переворот. Тогда, перед началом романа, автор задумал написать комментарии, но в ту пору у него родился большеголовый мальчик, названный Вячеславом...
Простите, можно начать по существу?
В клинику, где работает Матвей Иванович Андрейшин, величавый двадцатисемилетний психиатр, и Егор Егорыч, секретарь большого человека, попадают внезапно заболевшие ювелиры, братья Юрьевы. В их мастерской случилась кража, а вскоре поползли слухи о пропаже золотой короны, заказанной якобы неизвестным агентом для американского императора. Наблюдая за больными, доктор Андрейшин приходит к убеждению, что причина их помешательства - в безответной любви. Единственный след незнакомки - пуговица мастерской С. Мурфиной - приводит его к Сусанне, дочери бывшей владелицы. Доктор влюбляется в эту блондинку с узким, красивым лицом. Он уверен, что должен "предотвратить развал человека" и сможет исцелить одной фразой и ювелиров, и Сусанну, и весь дом, где она живет.
Collapse )

Всеволод Иванов в библиотеке Белоусенко

http://www.belousenko.com/wr_IvanovV.htm

Всеволод Вячеславович Иванов
(1895–1963)
ИВАНОВ, ВСЕВОЛОД ВЯЧЕСЛАВОВИЧ, (1895–1963), русский писатель. Родился 12 (24) февраля 1895 в пос.Лебяжье Павлодарского уезда Семипалатинской губ. в семье сельского учителя. После окончания начальной школы учился в Павлодарском сельскохозяйственном училище. С 14 лет вел самостоятельную жизнь – был подручным у лавочника, рабочим в типографии, наборщиком, матросом, грузчиком, цирковым актером-факиром, клоуном, куплетистом, борцом и т.п. Много странствовал по Сибири, Уралу, Казахстану, много читал (по признанию самого Иванова, «подряд от Дюма до Спенсера и от Сонника до Толстого»). С 1917 участвовал в революционном движении (эсер, меньшевик), боец Красной Армии, заведующий отделом информации губисполкома в Омске.
Collapse )

Краткие изложения романа Всеволода Иванова "Кремль"

http://briefly.ru/ivanov/kreml/
Кремль
Краткое содержание романа.
Читается за 5 мин.

В том году, когда великий князь Иван III повелел воздвигнуть Московский Кремль, удельный князь Никита, что владел городом Подзол в верховьях Волги, задумал выстроить свой Кремль лучше царского. А в прошлом веке напротив Кремля, на другом берегу ужги, появились корпуса Больших Волжских Мануфактур и пыльные домики посёлка.
Гурий Лопта, окончивший в начале 1920-х гг. Духовную Академию, возвратился домой, чтобы занять древний пост епископов кремлёвских. «Чем живы?» — спрашивает он своего отца Ивана Петровича. Кремль — преданьями. Мануфактуры — газетами. В доме Лопта воспитывается дочь последних владельцев производства Агафья, красивая, как рожь, любимица церковной общины. Ее брат, Афанас-Царевич, блаженный и живёт при соборе. Гурий считает, что они веротерпимствовали достаточно, пора дать отпор сонму баптистов, пленивших души обывателей, и предлагает собрать средства на ремонт храма, взяться за печатание Библии. Появление в Кремле первопечатной книги во времена гонения на несокрушимое православие даст не только духовные, но и материальные выгоды, необходимые для противодействия влиянию Мануфактуры.
Collapse )

Читательский отклик на роман Всеволода Иванова "Кремль"

http://my.mail.ru/community/knigi/D37844D951377F.html

Всеволод Иванов "Кремль"

Роман "Кремль" Иванов писал начиная с 20-х годов и до конца жизни. Первый раз роман был издан в 1981 году под названием "Ужгинский кремль" и смешным по тем временам тиражом 5 тысяч. В 90-м году в издательстве "Советский писатель" вышла наиболее полная версия "Кремля" (тираж - 100 000).
Как бы там ни было, текст неоднороден. Достаточно сказать, что за девятой главой следует сразу шестьдесят первая. Наиболее "сырой" осталась вторая треть текста, первая и последняя - получше.
Поначалу читать было забавно.
Та абсурдность жизни, о которой говорил, кажется, Камю. Мол, жизнь хаотична и абсурдна, и это наше сознание искусственно придаёт ей упорядоченность и осмысленность (если ничего не путаю). Описывается противоборство церковников и представителей местной власти (советской). Главный герой - Вавилов, бывший солдат, рабочий. Всего боится - машин, воды, женщин, жизни. Показано, как он свою боязнь преодолевает.
Collapse )

Как я подступался к романам Всеволода Иванова

Я разместил в предыдущих постах, найденные мной в сети материалы, связанные с романами Всеволода Иванова - "У" и "Кремль".
Есть несколько русских писателей 20-го века, которых я в свое время не прочитал или прочитал очень фрагментарно.
И не знаю, прочту ли когда-нибудь.
К ним относится Всеволод Иванов.
Этим летом на книжном салоне в ЦДХ я слушал сына Всеволода Иванова - Вячеслава Всеволодовича.
Он подробно рассказал о творчестве своего отца.
Есть и статья его об отце в журнале "Вопросы литературы".
Недавно небольшим тиражом издали две большие книги с текстами Всеволода Иванова.
С изданными и неизданными рассказами разных лет.
С подробными комментариями.
Я читал самые ранние, "партизанские" повести Всеволода Иванова, когда учился на филфаке МГУ.
Несколько лет назад с большим интересом прочел опять же изданные мизерным тиражом "Дневники" Всеволода Иванова.Больше всего там записей за военные годы.
Писал Всеволод Иванов дневники без самоцензуры.
И предстает он в них серьезным и глубоким мыслителем.
Знатоком истории, философии, религии.
Востока.
Год назад я купил собрание сочинений Всеволода Иванова, вышедшее в 70-е годы.
Была в моей библиотеке еще книга с двумя романами конца 20-х - начала 30-х годов - "У" и "Кремль".
Изданная в 1990-м году.
Я ее подарил прозаику Евгению Чижову.
Но он их пока не прочел.
Мало кто пока их прочел, насколько я понимаю.
Но, судя по найденным мной в интернете текстам о романах Иванова, кто-то все же прочел.
Помню, Дмитрий Пригов рассказывал в конце 80-х годов на каком-то вечере о том, что ему эти романы понравились.
Но подробнее уже не помню, что он про них говорил.

Я несколько раз подступался к этим романам.
Но прочел лишь первые страницы и отложил их.
Всеволод Иванов - очень сложный автор.
Если их будет кто-то переиздавать - то без серьезной текстологической работы и подробных комментариев не обойтись.

Статья Льва Алабина в "Коммерсанте" за 1994-й год о романе Леонида Леонова "Пирамида"

http://www.kommersant.ru/doc/83089

Новый роман Леонида Леонова

Леонов возвел себе "Пирамиду"

Журнал "Наш современник" закончил печатать новый роман Леонида Леонова "Пирамида", который вышел тремя отдельными выпусками в приложение к трем номерам. Сегодня новая книга старейшего русского писателя пришла к читателю. Рассказывает ЛЕВ Ъ-АЛАБИН.
За свою жизнь Леонид Леонов издал четыре собрания сочинений, но ни одно из его произведений не ожидалось с таким интересом, как эта огромная работа. Первые наброски к роману относятся к сороковым годам. Работа над книгой продолжалась более полувека, и еще задолго до ее появления стали складываться легенды. Первые отрывки попали в печать в семидесятых годах, когда были напечатана "Апокалипсис по Никанору" и "Мироздание по Дымкову"". Болгарская предсказательница Ванга предостерегала: роман вообще не должен быть издан. Фактически это была реклама. И вот, наконец, читатель может судить о том, стоила ли работа такой рекламы.
Collapse )

Анатолий Краснов-Левитин. Рецензия на книгу Варлама Шаламова "Воскрешение лиственницы",

Оригинал взят у laku_lok в Анатолий Краснов-Левитин. Рецензия на книгу "Воскрешение лиственницы", 1986

Рецензия диссидента и церковного писателя Анатолия Краснова-Левитина на книгу "Воскрешение лиственницы", 1985. Опубликована в журнале "Континент", №50, 1986, электронная версия в библиотеке ImWerden.

О Краснове-Левитине - http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D1%80%D0%B0%D1%81%D0%BD%D0%BE%D0%B2-%D0%9B%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D1%82%D0%B8%D0%BD,_%D0%90%D0%BD%D0%B0%D1%82%D0%BE%D0%BB%D0%B8%D0%B9_%D0%AD%D0%BC%D0%BC%D0%B0%D0%BD%D1%83%D0%B8%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87


________

Человек двадцатых годов

Варлам Шаламов. Воскрешение лиственницы. Париж, ИМКА Пресс, 1985

О двадцатых, тридцатых, сороковых годах, казалось, написано всё. Больше писать нечего. И вот снова и снова появляются книги. И раскрываются всё новые и новые стороны пережитой страшной эпохи. Впрочем, пережитой ли?

Collapse )

Леонид Леонов "Пирамида"

Оригинал взят у igorgag в Леонид Леонов "Пирамида"
Воспользовался отпуском (типа, времени свободного много... ага!), для того чтобы перечитать закатный роман Мастера...

Кстати, если кто увидит тут ассоциацию с Булгаковым, то я на неё рассчитывал! Какой-то критик уже сравнивал этот роман - наваждение с другим романом (более популярным). Сам же я как-то раз назвал "Пирамиду" русской "Волшебной горой". А сейчас только согласился с таким определением. Во-первых, не меньшая монументальность слога и замысла. Во-вторых, интеллектуальная насыщенность. В-третьих, камерность действия - при охвате эпохальном... В-четвёртых, подводит итоги истории, истории России в данном случае...

А что касается сходства с книгой Булгакова, автор статьи, которую я читал в том же 95-м году, что и саму "Пирамиду" первый раз, читал, вероятно, в каком-то из номеров "Нашего современника", утверждал, что это как бы другая версия тех же самых событий... Действительно, можно провести параллели. У Булгакова - в предвоенной Москве появляется Воланд со своею свитой, у Леонова - ангел Дымков. Да и представитель сил тьмы уже присутствует - "корифей" Шатаницкий.... Воланд даёт сеанс чёрной магии (с последующим её разоблачением); Дымков участвует в аттракционе "Бамба". Маргарита летает на метле. Юлия Бамбалски - на супер-автомобиле... И она же с помощью Дымкова создаёт супер-дворец, невероятного объёма и начинки (аналог - нехорошая квартира, в которой имел место бал Сатаны).

В "Мастере и Маргарите" лекцию на тему мироустройства даёт Воланд. У Леонова нечто подобное поручено Шатаницкому... Аналогом библейских глав и повести о Иешуа Га-Ноцри в "Пирамиде" можно считать повесть Вадима Лоскутова о фараоне Хеопсе...

Впрочем, подобные сравнения - дело неблагодарное... И чтобы покончить с ними, должен сказать, что у Михаила Афанасьевича названные мотивы звучат легче, искромётнее (недаром и популярен!). Но Леонова эпигоном назвать никак не могу. Хотя незавершённость романа чувствуется - в повторах, в некой невнятице зачинов порой... Впрочем, тема действительно крайне серьёзная. И хотя эсхатологические главы совершенно не глянулись (не то! не то нас ждёт!), центральный же, заглавный образ (образ Пирамиды) сделан с просто жуткой убедительностью... Всё-таки Мастер. И сказать так о той эпохе в новейшее время уже никто не мог... А впредь уж - и вовсе... Всё-таки автор знал матерьял не понаслышке...

Завершая сей пост, должен сказать, что читать книгу следует только на самую ясную голову, потому как требует предельной концентрации внимания...

Борис Парамонов о любимых книгах своей юности ( начало)

http://zvezdaspb.ru/index.php?page=8&nput=1820

ЭССЕИСТИКА И КРИТИКА
Борис Парамонов

ТОЛЬКО ДЕТСКИЕ КНИГИ ЧИТАТЬ...

Нынче господствует всякая виртуальность, со- и просто существование в неких сверхличных абстрактных пространствах. Господствует Сеть. Нехитрый каламбур: запутались в сетях. Но внешне — как бы от чего-то освободились. Исчезает необходимая в известной — и немалой! — мере изолированность как культурного субъекта, так и объекта, чисто физическая их выделенность. Сейчас это распространилось на книгу, разворачивается проект и практика электронных книг, пресловутый «киндл». Исчезают книжные полки, заменяемые некоей портативной железкой, в которой концентрируется «информация». Пропадает прямой, непосредственный контакт с книжным переплетом и страницами, чувственная наполненность, тактильная ощутимость чтения. Книга не похожа ни на что в повседневном обиходе; сейчас же она вошла в ряд прочих электронных «гаджетов». И уж совсем пакостная вещь — аудиокниги. Читаешь не ты, а кто-то другой, чаще всего из актеров, которые редко понимают ритмику литературной речи, в прозе не менее важную, чем в стихах. Можно, конечно, спорить о том, приведет ли исчезновение книги в ее традиционном облике к утрате вкуса к чтению или, наоборот, включение ее в ряд, так сказать, бытовой электроники сделает контакт с нею более популярным, потому что более знакомым нынешней молодежи. Пока что, похоже, молодые не столько читать стали больше, сколько «писать» — на всяких твиттерах всякие эсэмэски. Сплошной «текстинг» — вот современный образ литературы как чего-то доступного и востребованного широкой массой, в которой преобладает молодежь, более охочая к овладению электроникой и разными с ней играми. Тут еще то важно, что эта культурная электроника апеллирует к глазу, хотя бы непрестанной сменой картинок на экране, а значит, ложится в господствующую тенденцию смены словесной культуры визуальной.
Collapse )

Борис Парамонов о своем детском и подростковом чтении (окончание)

«Смерть после полудня»

Это все с той же «золотой полки» в доме моего приятеля. Так что Хемингуэя я узнал раньше, чем основная масса советской читающей публики, которой его вернули двухтомником 1960 года. Несколько раньше в «Иностранной литературе» опубликовали «Старик и море». Был полный восторг и детский визг на лужайке. Я посматривал на новых поклонников «Хэма» с некоторым высокомерием, мне он был не внове.

«Смерть после полудня» — первое издание Хемингуэя в России (1934). Это был сборник рассказов: «В наше время» почти все (не было «Революционера») и из других книг самое представительное. Не было «Снегов Килиманджаро» и «Недолгого счастья Фрэнсиса Макомбера», но это тогда еще и не было написано. Был «Дайте рецепт, доктор», этим сборник и заканчивался. (Мне до сих пор непонятно, откуда взялось это название: в оригинале рассказ называется «Монашка, игрок и радио».) Название сборник получил по книге о бое быков, из которой был помещен известный отрывок с разговорами Автора и Старой леди и с текстом «Естественная история мертвых». Романов, изданных до войны, «Фиесту» и «Прощай, оружие!», я тогда не читал, но и того сборника было достаточно, чтобы понять, какой писатель Хемингуэй. Однако имя его я и до этого знал: все из той же Малой совет­ской энциклопедии, из статьи «Американская литература», написанной, само собой разумеется, Иваном Кашкиным. Он характеризовался как автор «изы­сканных примитивов»; это определение запомнилось.
Collapse )

О возвращении Леонида Леонова

http://www.library.ru/2/liki/sections.php?a_uid=134

ЛЕОНИД ЛЕОНОВ: В ОЖИДАНИИ ВОЗВРАЩЕНИЯ...
Леонид Леонов. 20-е годы

Леонид Леонов в контексте нашего «сегодня»

Вопреки устоявшемуся скажу: звание главного (или самого знакового?) Мастера русской прозы в 20 веке и В. Набоков, и А. Платонов, и тем более М. Булгаков похитили (невольно, конечно, и только в сознании широкого читателя) – у Леонида Леонова. Безусловно, это мое «имхо». Но камерные кружева творца «Лолиты», нарочито угловатый (однообразный интонационно и смыслово) слог создателя «Чевенгура» и уж вовсе скромно фельетонный стиль автора «Роковых яиц» – вряд ли сравнимы с полновесностью слова Леонова, так органично и красочно сочетающего остроту лирического переживания с глубиной проникновения в дух и суть «нашенской» жизни. Объективно говоря, писателя ТАКОГО уровня обобщений у нас в прошедшем веке и не было.

Это не мое сугубое мнение. Если нужно авторитетное, то вот вам: еще в середине 30-х Г. Адамович отметил, что хотя в копилке Леонова и нет романа, равного «Тихому Дону», сам он как автор значительней даже и Шолохова.
Collapse )

Александр Солженицын о романе Леонида Леонова "Вор"

http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2003/10/solzh.html

Александр Солженицын
Леонид Леонов — «Вор»
Из "Литературной коллекции"

Этот роман существует в трёх версиях: исходная, 1926-27 гг.; переделка 1959 г.; и переделка 1982 г. В 20-е годы роман прогремел, но и получил жестокую советскую критику. К 50-м годам изрядно забылся, и, видимо, автор захотел дать ему новую жизнь, но уже приемлемую в советском русле. (Этой редакции я вовсе не смотрел.) Судя по году, выскажу догадку, что уступки могли быть значительны и досадны для автора. Отсюда могла возникнуть потребность в 3-й редакции, в чём-то возобновительной, а само собой — и с нарастающим от возраста мастерством. (Я сверил лишь уступки нескольких ранних мест, не сплошь.) В дальнейшем разбор идёт только по исходному варианту 20-х годов.

Ставка автора — на занимательность и сквозную яркость изображения, чего бы ни коснулся. Напряжённо старается писать свежо, фигуристо. Особенно заметно такое в начале книги, потом эта литературная непростота (расчёт на образованного читателя) исчезает. Но это — и не в струе тогдашнего авангардизма, никак. Пожалуй: ещё не было схожих текстов в русской литературе, свежесть — отменная.

Тем не менее — автор под сильным влиянием Достоевского. Однако — никак не ученическим: Леонов — не в ряду покорённых, увлечённых учеников. Влияние Достоевского у него переплетается с самобытностью. От Достоевского — непомерное сгущение сцен (как именины у толстухи Зины, ч. II, гл. 13—15, переходящие в разоблачительное чтение дневника унижаемого соседа; или поминки у неё же, III, 4—5); внезапность появления новых лиц; пестрейшие компании, карнавал персонажей, типов; бурный поток монологов, полилогов, да с обострениями; надрыв, униженность, юродство; или неправдоподобные сочетания, как вор Митька Векшин перед правилкой над предателем банды прыгает на ходу в пролётку психиатра с острым вопросом: допустимо ли убить безоружного человека (IV, 3) — и следует блистательный диалог. Однако: Леонов не повторяет словесной фактуры Достоевского, в подражанье чему чаще всего и впадают. И ещё Леонов ярко расцвечивает все лица, тогда как романы Достоевского льются скорее в серо-бело-чёрном цвете, красок недостаёт. Но — нет у нашего автора нигде той высоты мыслей и того духовного верхнего “этажа”, какими так славен и характерен Достоевский.
Collapse )

Дмитрий Быков о Леониде Леонове

http://www.rulife.ru/mode/article/1137/

Великая пирамида

Леонид Леонов как певец Апокалипсиса
Быков Дмитрий

Я давно мечтаю написать цикл портретов лучших советских авторов — или, если угодно, русских авторов советского периода: наша литература не так богата, чтобы вычеркивать семьдесят лет своей истории. Отечественная классика — два десятка имен, даже с учетом так называемого «второго ряда». Бесконечно интерпретировать ее — и скучно, и неплодотворно. Советская литература в своем глубинном течении, в потаенном развитии, которого официальная критика не могла отследить по определению, — добавила к нашему знанию о человеке очень много, и без этого знания нам никогда не понять, что произошло с Россией с 1917 по 1991 год и что происходит сейчас. Начать этот цикл мне хотелось бы с Леонова — не только потому, что в этом году отмечается его 110-летие (и, может, его заметят лучше, чем столетие в 1999-м), и не потому даже, что один из самых резонансных авторов сегодняшней России, Захар Прилепин, к этому юбилею закончит его массивную биографию для серии ЖЗЛ, — а потому, что Леонов сегодня значим, как никогда. Он понял больше остальных — и сумел, пусть впроброс, пусть полунамеками, это высказать; мы к его свидетельству подбираемся только сейчас. Обидно будет, если гений окажется погребен под общей плитой с надписью «невостребованное».
Collapse )

Сайты, посвященные творчеству Леонида Леонова

http://mirleonova.org/ - новый сайт. Скорее всего биографом Леонова Захаром Прилепиным и его друзьями созданный.

http://www.leonid-leonov.ru/news.htm - старый сайт, созданный поклонниками Леонова. С некоторым "национал-патриотическим" налетом