May 30th, 2013

Разносторонний Байтов - автор "православного детектива" и романа о лесбиянках 30-40-х

http://litrossia.ru/2013/21/08029.html

ЗАПИСКИ ДУМАЮЩЕГО ПРАВОСЛАВНОГО
Неожиданно внушительным по нынешним временам тиражом (10000 экземпляров) вышла в свет книга прозы Николая Байтова «Ангел-Вор».
И почти весь тираж распродан за две недели.
Николай Байтов в 80-х стал одним из основателей известного андеграундного альманаха «Эпсилон-Салон». Первое тиражное издание прозы Байтова появилось лишь в 2011-м году: «Думай, что говоришь», изд-во «КоЛибри», в серии «Уроки русского». В этом же году он стал лауреатом Премии Андрея Белого. Сборник «Ангел-вор», вышедший в «Эксмо», вторая книга прозы Байтова в твёрдом переплёте.
Перелистывая эту книгу, только что выпущенную «Эксмо», я испытал странный набор чувств, самое сильное из которых было удивление. На зеленоватой обложке с голубыми куполами храма за деревьями, с монахом, идущим навстречу читателю, написано «Ангел-вор. Рассказы о церкви» – подозрительное сочетание. Издали обложка неотличима от соседей по магазинной книжной полке, среди которых, например, «Несвятые святые» – бестселлер архимандрита Тихона (Шевкунова). Скажу, забегая вперёд, что у «Ангела-вора» с ними мало общего. То есть много: это действительно книга о церкви, о православии, о Боге. Но при этом она не такая, как они, с какой-то другой литературной планеты.
Collapse )

Отрывок из романа Николая Байтова о переписке двух лесбиянок при Сталине

28/XI
Детка моя дорогая, получила с таким запозданием Ваше письмо из Севастополя. Оно наполнило меня большой горячей радостью за Вас. Как мне приятно Ваше утверждение о том, что я послужила первым толчком к улучшению Вашего самочувствия! Я довольно-таки самонадеянна, - мне думается, что если б я была около Вас, то приложила бы много усилий к появлению у Вас большей жизнерадостности и с течением времени - добилась бы этого. Вот теперь я хандрю, но это, надеюсь, временно, а обычно ведь я до особого, мучительно простого чувства беру эту красоту жизни, несмотря на то, что я баловнем жизни никогда не была.
Результаты «операции» не прекращаются - я на следующий день была на ногах. Нужно взять себя в руки: я замечаю, что и для окружающих становлюсь непереносимой.
Пора кончать, от курения тошнит, - за письмом к Вам я утопаю в облаках дыма. Вы курите или нет? Целую Вас горячо.
Collapse )

Православный рассказ Николая Байтова "Ангел-вор"

АНГЕЛ-ВОР
(рассказ А.С.)


1

Начало стёрлось у меня в памяти. С чего зашёл разговор? –
"В нашем храме сумки без присмотра оставлять не рекомендуется" – позор! Повесить такое объявление – так половина старушек либо его не заметят, либо не смогут прочесть. Другая половина – прочтут, но не поймут: не захотят принять к сведению, изменить привычкам. Стало быть, эффект такого объявления нулевой, зато позор полный.
Леонид утром заступал на смену, а накануне, да, как раз украли сумку у прихожанки, в моё дежурство. Мы дежурили по суткам. Я злился. Сторож не может за всеми уследить: кто с какой сумкой вошёл, с какой вышел.
Когда в 1986 году, после двенадцатилетнего совершенного уныния, я вдруг поступил в церковные сторожа, тогда-то наконец мои болезненные стилистические изыски сменились здоровыми, нормальными фабульными. "Кто это повадился красть сумки? – задумывался я. – Ведь каждую неделю пропадают". Я злился очень сильно. Обдумывал и устраивал ловушки: несколько раз я оставлял скромную, но соблазнительную (по моим представлениям) сумку то в одном месте, то в другом. Следил – не возьмёт ли кто. – Бесполезно.
Эта жизнь, новенькая, блистала передо мной, словно умытая дождём: настоящая, отчётливая. Конечно, – после мизерной и идиотической толчеи советского офиса, я был теперь юн и восторжен. Я недавно работал сторожем.
С чего зашёл разговор? – Конечно, разве таких людей, как например Леонид, – мог бы я встретить раньше в той пыльной толпе эфемеров, с которой я привык бессмысленно кружиться? – Леонид: внутреннее веселье, маленькое и ровное, как пламя свечки. Леонид: пожилой вид, плешь, седина (я удивился, узнав, что он только шестью годами старше меня, тридцатипятилетнего). Худоба (на вид почти истощённость). При этом поразительная выносливость. Стремительные, лёгкие движения.
Collapse )

"Православный детектив" Николая Байтова - "Всё что сказал духовник"

http://samlib.ru/b/bajtow_n_w/op3.shtml

Начало детектива:

ВСЁ ЧТО СКАЗАЛ ДУХОВНИК

1

- Сноха минé хочет потравити. Я знаю, што вонá ходила к бáбки по траву и обкýриват углы. Как ночь, я задыхаюсси, быдто хто убиват мине. Што с ыéй делать, батюшка? Она открыват щёлку и мине под дверь курит, у ей соломинка такá длúнна, а у собú она не глотат етот дурман ртом: через нос выпускат. Завернётси ув прóстынь нагишом и шастат туды у лóджу, идé у ей пучки сохнут. Я выгля́дыю: "Ты чо, дочка?" - нарошно ей говорю, штоб, значить, укорить. "Это ничó, ничó, лекарьство от давления", - и шасть мимо, а после и курит, курит. А сына мавó дурачком исдéлала вовсе: дасть ему водки, он ей слова не скажет - ложúтси на тахту и глядит, быдто глупóй он стал, батюшка, што с ыéй делать? Она мени извести задумала со свéту.
- Что ты хнычешь? ну что ты здесь хнычешь? - сказал отец Вячеслав резко. - Ты зачем сюда пришла? каяться или что? каяться?
- Батюшка, ты мени не хочешь увразумúть... - и умолкла, остолбенела с раскрытым ртом. Отец Вячеслав в изнеможении мысленно произнёс Иисусову молитву, потом сказал:
- Да, не хочу. Я выслушал про твою сноху, что тебе ещё? Всё. Больше не хочу. Говори, в чём грешна. Свои грехи говори, свои, поняла? А то прогоню и не пойдёшь причащаться. Ну? В чём грешна? Говори!
- Усём, усём, батюшка, - с готовностью пригорюнилась. - Ох, грешница я, Господи!... Постом иéла рыбу. На Вздвиженье... Анна купила килечки солёнаи и предлагат: "Хочешь килечки, баба Дуся?" А мени чегой-то килечки так éтои захотелоси, нет мочи как, у рту свело прям усё. Я и сиéла. А что Вздвиженье - так из головы вон... Ой, прости мине, Матерь Божья!...
Collapse )

Интересно про современную Молдавию

http://magazines.russ.ru/znamia/2013/6/e14.html

Молдавские герои русской культуры

Сверхнапряжение культурного контекста, разрывающегося между бывшей метрополией Россией и провинцией Запада Румынией, порождает отчаяние, сопоставимое с тем, что возникало у первохристианских отшельников в египетской пустыне. Одиночество в толпе, бывает, приводит не к неврозу, а к творческой сублимации. В современной Молдавии есть герои русской культуры.

Самым заметным вкладом в нее служит археологический журнал “Stratum”, выпускаемый Высшей антропологической школой. В составе постоянной редколлегии двадцать девять ученых, представляющих восемнадцать научных центров Молдавии, Румынии, Болгарии, России, Украины, Германии, Дании, Франции и США. Этот амбициозный проект задуман как ежегодная панорама основных разделов мировой археологии.

Журнал позиционирует себя как наднациональный и межгосударственный. Его цель — “налаживание связей и объединение исследовательских усилий ученых в развитии научной мысли в археологии и культурной антропологии в целом в мире и особенно на постсоветском пространстве”.
Collapse )

Мемуары искусствоведа Игоря Голомштока про эмиграцию 70-х годов

http://magazines.russ.ru/znamia/2013/6/g11.html

* * *

Мы застали еще кусочек этой доброй старой Англии. В метро от Ноттингхилл Гейт до Ливерпульского вокзала, откуда я ездил на работу в Колчестер, клерки, направлявшиеся в Сити, в котелках, белых рубашках с галстуками читали утренние газеты — совсем как на рисунках Карела Чапека 30-х годов. При посадке люди спокойно ждали, когда из вагона выйдут приехавшие, повсюду раздавалось вежливое Pleasе... Sorry... Excuse me...

Лондон не переставал удивлять меня атмосферой спокойного доброжелательства, приятной старомодностью отношений между людьми — продавца с покупателем, железнодорожного служащего с пассажиром, учрежденческого бюрократа с просителем и всех без исключения с полицией.
Collapse )