March 22nd, 2013

Рассказ питерского прозаика Юрия Шигашова

ЮРИЙ ШИГАШОВ



КРЫСЕЛОВ (желтый рассказ)



В Токио по предварительным данным насчитывается 93.125.989.202 крысы приблизительно.

(Из сообщения подкомиссии ЮНЕСКО по делам борьбы с грызунами).



Пахло жареным луком...

Эта вонючая действительность бывает так фантастична, а фантастика так реальна, что в происходящее трудно бывает поверить: например, вы раскрываете в свою комнату дверь (на кухне пахнет жареным луком, но по мере того, как вы тянете дверь к себе, в нос выталкивает вас запах застоялого пива и винного перегара), вы раскрываете дверь и, – не фантастика ли это?!, – удар в лицо трепещущим, белым пятном. Вы, чуть отпрянув, быстро открываете и закрываете глаза, а по ним хлещут извивающиеся, немного скрипящие от крахмала, голубоватые от белизны простыни вашей постели, а на подушках, – как все-таки странно это выглядит со стороны, – две головы, две черные башки! Черными змеями разметались по подушке локоны вашей жены, но ежик, ощетинившийся над женской головкой ежик?!..
Collapse )

Андрей Урицкий о Юрии Шигашове

Оригинал взят у uritski в post
Итак, продолжим наши выступления на заявленную тему: вспомнить писателя. В трехтомной Коллекции петербургской прозы ленинградского периода издательства Ивана Лимбаха были опубликованы два рассказа двух авторов, ныне уже покойных, Валерия Холоденко и Юрия Шигашова. Рассказы интересные — и это самое малое, что можно сказать. Писатели неизвестные: у Холоденко вышло при жизни два рассказа, один в 70-х, в альманахе «Молодой Ленинград», второй в 1993, в Вестнике новой литературы, в год смерти автора, у Шигашова — тоже два — в 1972, в «Молодом Ленинграде», и в журнале "Крещатик", в 2001 (умер Шигашов в 2002). Всё.
Collapse )

Еще один рассказ Юрия Шигашова

http://kreschatik.nm.ru/13/09.htm

В конце столь долгой зимы

Поднялась привычно рано. До света. Еще полностью не проснувшись, зашлепала босыми ногами по грубому, холодному полу, пошла в чулан. Наткнулась на загремевшие ухваты:

– Фу ты, Господи...

С печи прыгнул кот. Подошел, потерся об ногу. Брызнули холодные капли из умывальника. Кот отскочил, обиженно фыркнув. Неожиданно громко задребезжал радиодинамик, «воронка». Она никак не могла привыкнуть и пугалась, когда радио внезапно по утрам начинало работать. Вначале хотела совсем обойтись без этого новшества, да Мишка-монтер все уговаривал, и она согласилась.

Зажгла керосиновую лампу с пузатым стеклом, горловина которого закоптела дочерна; свет неровными полосами осветил убогие вещи, традиционные фотокарточки, мозаично помещенные в деревянные рамки. Электричество утром не тратила – берегла деньги.

Одевшись, прикрыв голову белым платком, начала с того, что исполняла каждый день: стала на колени посреди избы, вернее, чуть ближе к переднему углу, где прочно засела темная, тяжелая икона, отсвечивая холодными латунными бликами оклада и росписи.

Тихо в избе... Продолжает свою раннюю болтовню динамик; ее шершавые губы что-то тихо шепчут, она крестится сдержанно, но с почтением.

Помолившись и поднявшись с колен, подошла к печурке, тряхнула коробком спичек, пошла в угол к иконе. Достала стеклянную темно-зеленого цвета лампадку, поставила ее на полочку перед иконой и зажгла. Лампаду зажигала редко, по особым, торжественным дням.
Collapse )

Константин Кузьминский о Юрии Шигашове в мемуарах об Александре Ожиганове

http://kkk-bluelagoon.ru/tom3b/ojiganov1.htm#1


В морозный полдень с Владимиром Алексеевым мы пришли в Дом культуры "Трудовых резервов", что прячется в глубине улицы им. Софьи Перовской. В фойе первого этажа и перед концертным залом на втором этаже сидели разобщенные группки кружковцев и "гостей" - бывших кружковцев, многие из которых ныне обрели широкую или печальную известность. А некоторые - Алексеев, Степанов, Шигашов, Ожиганов, Феоктистов, Холоденко и другие /в том числе и я/ остались "молодыми писателями" и, кажется, что навечно. Ярлык "молодой писатель" пристегивается к личности автора после участия его в работе конференции в качестве "подающего надежды и определенно талантливого". Конференции по работе с молодыми авторами были выдуманы секретариатом правления Союза Советских писателей для подготовки должной смены стареющим гвардейцам от литературы.
Collapse )

Еще о Шигашове

Во время моей последней поездки в Питер я встречался с прозаиком Владимиром Лапенковым.
Лапенков - интересный прозаик из "круга Давида Дара".
Давид Дар - прозик, муж писательницы Веры Пановы, много лет вел литобъединение "Голос Юности".
Куда ходили многие интересные питерские авторы из "неофициальной литературы".
В том числе Юрий Шигашов.
Лапенков мне переслал один из рассказов Шигашова.
У Шигашова большой архив - неизданные романы, повести, рассказы.
Хранится он у сына, известного питерского психиатра.
Издано только три рассказа.
В 70-80-е годы Шигашов был яркой персоной в мире "питерского андеграунда".
Ценили его не только в Питере.
Венедикт Ерофеев, когда приезжал в Питер, то останавливался ,обычно, у Шигашова.