March 1st, 2013

Питерцы и гости Питера, помогите поэтессе и переводчице Галине Усовой - купите ее книги

Оригинал взят у v_strane_i_mire в Питерцы и гости Питера, помогите поэтессе и переводчице Галине Усовой - купите ее книги
Отсюда - http://www.facebook.com/artem.badenkov#!/photo.php?fbid=434477966631847&set=a.211114838968162.52631.211072878972358&type=1&theater

Дорогие друзья из Петербурга и гости северной столицы!

На выходе из станции м. Политехническая, почти каждый день, стоит бабушка-поэт, 81 год, Галина Усова, и продает книги со своими стихами и книги известных зарубежных авторов со своим переводом (Байрон,Киплинг,Лоусон,Вальтер Скотт и т.д.). Давайте вместе поможем бабушке и купим у нее книгу по стоимости двух бутылок пива, а она, зато сможет заплатить за коммуналку и, сходив в магазин, сядет писать новые отличные стихи, а не будет думать о том, как купить хлеб.
P.S. кстати, еще она участник Союза писателей СССР.
Collapse )

Интервью с переводчицей и поэтессой Галиной Усовой

Оригинал взят у v_strane_i_mire в Интервью с переводчицей и поэтессой Галиной Усовой
http://journal.spbu.ru/?p=7667

наши студенческие годы мы слушали лекции не только своих факультетских профессоров. В Актовом зале Ленинградского университета рассказывали об актуальных проблемах своих наук ученые разных факультетов. На лекции ректора тех лет Александра Даниловича Александрова приходило особенно много народа. И вопросы ему задавали не только о математике и физике, но и о разных жизненных проблемах. Запомнился один из них: «В чем, по-вашему, смысл жизни?». Ответ поразил лаконичностью и, казалось бы, простотой: «Смысл жизни в самой жизни». Подумалось: «А не связан ли смысл жизни с целями, которые мы ставим или не ставим перед собой? Способствует или не способствует выбор цели нашему счастью?» Решила спросить об этом Галину Сергеевну Усову, поэта, писателя, переводчика, выпускницу филологического факультета 1954 года.
Collapse )

Еще про Галину Усову

http://dompisatel.ru/node/104
23 мая в Центре современной литературы и книги отмечали 80-летие замечательной петербургской писательницы и переводчицы Галины Усовой.
Галина Сергеевна — ученица Татьяны Гнедич, автор книги «И Байрона в соавторы возьму: книга о Татьяне Григорьевне Гнедич»; переводчица Байрона, Лоусона, Киплинга и других.
На вечере Галина Сергеевна представила свои книги: «Свобода в скитаниях. Стихи австралийских поэтов 1786-1951», Книгу народных австралийских баллад, книгу классика австралийской баллады Генри Лоусона «Свэгмен», новую книгу песен из «Сказок матушки гусыни».
Но начала свой вечер с собственных стихов, прочла стихотворения из цикла «Ванна Таллин», «Комаровов», «Рощино», несколько акросонетов (т.е., не только акростих, но и сонет одновременно; довольно прихотливая форма, она возможна лишь в том случае, если число букв в имени-фамилии адресата – 14).
Затем Усова читала переводы Киплинга и Лоусона, а также Байрона из цикла «Еврейские мелодии». Закончила же шуточными лимериками, написанными по названиям станций от Петербурга до Рощина: проехалась в одну сторону и обратно, и еще раз – туда, но выборочно, по финским названиями станций.
Михаил Яснов, глава секции переводчиков рассказал о творческом пути Галины Усовой, Татьяна Чернышева – об объединении Э.Л.Линецкой.
Вел вечер Андрей Балабуха, глава секции фантастики, он же и напомнил аудитории, что Галина Сергеевна состоит в секции фантастики тоже, рассказал, как впервые читал повесть Усовой.
Усова закончила вечер словами благодарности учителям.

Татьяна Алфёрова 26 июля, 2011 - 22:07

Галина Усова на википедии -http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A3%D1%81%D0%BE%D0%B2%D0%B0,_%D0%93%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%BD%D0%B0_%D0%A1%D0%B5%D1%80%D0%B3%D0%B5%D0%B5%D0%B2%D0%BD%D0%B0

Махмуд Фахми - русский след в искусстве Ирака

Оригинал взят у sasha_sh2000 в Махмуд Фахми.
Оригинал взят у raweesh в Махмуд Фахми. Русский след в искусстве Ирака.
Художник Махмуд Фахми родом из Ирака. Из-за политической ситуации в стране он был вынужден покинуть родину. Сначала он эмигрировал в Россию, затем жил в Украине, где окончил Харьковский университет по специализации "изобразительное искусство". После Украины он успел пожить в Эмиратах, Кувейте и Норвегии. Однако на этом прекращать свои путешествия не собирается, поскольку, как он считает, эти передвижения- необходимая часть вечного поиска любого художника. Его работы очень разные, но почти в каждой можно найти "русский" след- сказывается жизнь в России и обучение в Украине. Вот некоторые из работ иракца:
Collapse )

Мемуары джазиста и поэта Андрея Товмасяна

Пишет на ФБ Вадим Алексеев:
"Трубач Андрей Товмасян - первый джазовый гений 60-х. Наш Ли Морган и Клиффорд Браун. На актерской бирже у памятника Федорову случались драки его и Лукьянова фанатов. На фестивалях лезли в окна ДК по пожарным лестницам. Сам он чуть не рухнул с лестницы в пожаре гостиницы Россия. Тюрьма, психушки, наркота - и ни одной записи, кроме трех на полувековой давности сборниках "Мелодии". И ни одной книги, когда абсурдист Товмасян ушел в поэзию http://magazines.russ.ru/novyi_mi/redkol/butov/pero/tovmasyan.html

http://www.proza.ru/avtor/cornet

и воспоминания http://www.aniv.ru/archive/23/vospominanija-andrej-tovmasjan/?print=1.

Полный текст воспоминаний - http://www.proza.ru/2005/06/03-93

Стихи Андрея Товмасяна

http://magazines.russ.ru/arion/1997/3/rifmy.html

Андрей Товмасян - один из величайших артистов джаза. Его звезда стремительно взошла в начале 60­х годов. Ему не было двадцати, и он был необыкновенно талантлив.

Товмасян стал сенсацией фестивалей в Тарту, Ленинграде и Москве. Он был в первой советской горстке джаза, робко вывезенной в Варшаву, и тут же олицетворил собою пробившееся сквозь сталинский асфальт новое поколение. Его "Господин Великий Новгород" с колокольными звонами в начале и в конце стал козырем в защите джаза, слава этой действительно живописной вещи, может быть, даже заслонила самого автора. Так бывает.

Андрей сочинял и другие пьесы, не хуже. Но главное - чистейший американский джаз бил из его трубы фонтаном, и непонятно было, откуда что берется. Мы еще не могли себе представить, что где­то за пределами Америки может родиться джазовая личность, равновеликая тамошним корифеям.

Когда артист оказывается невостребованным, он непреодолимо, как рыба на нерест, стремится туда, откуда нет возврата.

Судьба Андрея - одна из многих загубленных судеб. Ему выпало познать жизнь до самого черного ее дна. Постепенно и мучительно уходя из джаза, он нашел альтернативную возможность самовыражения - поэзию. Одновременно преображаясь как художник.

Поэтической параллелью его джазовой стилистике, беспрекословно классицистской, могла бы стать высокая муза Пастернака или Цветаевой. Но так не произошло.

Музыкальным аналогом его обереутскому, ироничному стихотворному стебу мог бы послужить модернистский инструментальный театр, который ему как музыканту всегда был чужд.

Отбрасывать разные тени при поворотах - свойство объема...

В своих "Заметках о поэзии" Мандельштам, отрицая возможность "расколдовать в музыке русской речи негритянские барабаны и односложные словоизъявления кафров", утверждает, по существу, этнокультурную герметичность, а следовательно и обособленность - как стилистическую, так и мировоззренческую - отдельно взятого "региона искусств", в частности, стихосложения.

Но странное дело - когда сюрреалистическая акварель товмосяновской поэзии проходит сквозь меня, я слышу в ней его трубу и вижу наше время. Вижу то, что не замечал до сих пор.

Им написаны тысячи строк - и уже много утеряно. Еще и сегодня у него рождаются стихи, они разлетаются и оседают у нескольких собирателей. Ныне они впервые появляются в профессиональном литературном издании.

Алексей Баташев

Андрей Товмасян


...

Полковник смотрит на луну,
Он видит кратеры глухие,
И забывает он войну,
И вспоминает дни иные.
Не слышно пушек. Весел, юн,
С большой квадратной головою
И симпатичною семьею
Бежит гулять он. Сын­шалун,
Легко тусуясь меж холмами,
Жужжит от радости. Жена
Вращает нежными глазами,
Вином и водкою полна.
Ни тучки. Солнце. День такой,
Какие редко выдаются.
Вдруг все упали. Крики, вой.
Но вот опять они смеются...
Полковник смотрит на луну,
Он видит кратеры глухие,
И забывает он войну,
И вспоминает дни иные.