February 5th, 2013

Поэзия на страницах смоленской коллаборационисткой газеты "Новый Путь" за 1943-й год

Л. КАТАНСКИЙ

ПЕСНЯ

Поднимайся молодость,

Прокатись волной,

Смой всю скорбь народную

Над родной землей!..

Говорит сын матери:

Маменька прости,

Ждут давно друзья меня

На большом пути.

За Россию матушку

Нам ли всем не встать?

Веру православную

Как не отстоять?

Мы немало маялись

В тягостных цепях;

Наши все обычаи

Опозорил враг.

Надоело мучиться,

Плакать и тужить,

Злую долю рабскую

Нам пора изжить.

Мы в борьбе решительной

Путы разорвем…

И дорогой новою

Вольные пойдем.

Развернися молодость,

Бурей пролети,

И как пыль, все горести

Над землей смети!

СМОЛЕНСК «НОВЫЙ ПУТЬ» 13 МАЯ 1943 Г.

Поэзия "Нового Пути"

ПОСЛЕДНИЙ БРАТ УШЕЛ, ПОКИНУВ ХАТУ

Последний брат ушел, покинув хату,

Туда, где фронт рокочущий пылал.

Дала сестра на память перстень брату,

А он портрет ей в медальоне дал.

Война рыдала кровью человечьей,

Огонь лизал родные хутора,

Надев шинель на худенькие плечи,

За братом в ночь отправилась сестра.

Она пошла искать по свету брата

В огне боев, в пороховом дыму.

Пошла сказать, что рухнувшая хата

Привет последний шлет ему.

И вот пришла она к земле широкой.

В долине низко плыл туман густой.

Как медальон блестел, вставал с востока,

Глаза слепил луч солнца золотой.

Синело небо, поле зеленело.

И только люди, смерти не боясь,

Кололись, резались остервенело,

Живых и мертвых втаптывая в грязь.

Сестра пошла по трупам по горячим,

Ища в крови, дыханье затаив,

И вот склоняется со стоном к брату:

«Нашла, голубчик, родный ты мой жив».

Она пред ним от радости рыдала,

Смывая кровь, целуя его грудь.

А он сказал: «Сестра, ты опоздала,

Оставь меня, я свой закончил путь».

И тучи там, и небо потемнело.

Замолк кузнечика веселый перезвон.

А у могилы все сидит сестрица,

Целуя залитый слезами медальон.

Поэты "Нового Пути"

ИГОРЬ ГРАДОВ

ДОБРОВОЛЬЦЫ

Выходили к лесу добровольцы

Позади шумел тенистый сад,

По лесам звенели колокольцы,

И склонялось солнце на закат.



Шли они межою полевою,

А над ними - неба бирюза,

И с холма, за речкой небольшою

Вслед смотрели девичьи глаза.



Ненаглядный, сердцу друг любимый,

Синеглазый парень озорной,

За свободу и за край родимый

Уходил на подвиг боевой.



Из под шапки кудри золотые

Целовались с ветром на пути.

Впереди – денечки огневые

Позади – любимая, прости.



«Я иду туда, где враг кровавый

Притаил в осоке пулемет,

Я иду на бой святой и правый

За свободный труд и за народ».



Здравствуй, здравствуй новая Россия,

Молодая родина моя,

За тебя мы нашу жизнь и силы

Отдадим в сегодняшних боях…



Спи спокойно, мой любимый город

Колосись, ты, рожь, в родном краю,

Кто сегодня смел и молод,

Встанет тот за родину свою…



И летела песня в степь и дали,

Призывала неба бирюза.

А с холма, лаская, провожали

Добровольца девичьи глаза.

Поэты "Нового Пути"

Н. КОРНИЛОВ

ВЕСНА

Набухают почки кленов,

Соловей еще молчит,

По большим и милым склонам

Солнце шлет свои лучи.



Облака бегут на север

Непрерывной чередой,

И желтеет в скирдах клевер

Близ дороги столбовой.



Поднялась, окрепла озимь

На крестьянских полосах;

Русский пахарь «отколхозил» -

Он земли хозяин сам.



И своей судьбой доволен,

Нищета с дороги прочь,

Он готов трудиться в поле

Неустанно день и ночь.

Поэты "Нового Пути"

ЛЕВ МИХЕВ

МАСЛЕНИЦА

Мы в неволе вспоминали

Наш обычай старины,

Как мы масленицу ждали,

Ели жирные блины.

Нынче вспомню старину я,

Пару в сани запрягу:

Кони вздыбятся, почуя

Русской удали разгул.

Понесут, как вихрь, на воле,

Только ветер зашумит:

О минувшей горькой доле

Вновь душа не загрустит.


Не с руки мне подневолье,

Дорог мне закон отцов:

Жизнь веселая, приволье,

Звон игривых бубенцов.

Люб обычай мне старинный:

Скачка быстрых лошадей…

Мчусь… Кругом простор, картины

Милой родины моей…

Знаю, ждет меня родная,

Я проселком сворочу:

Разгулялась пристяжная,

Вмиг к воротам подкачу.

Тпру!.. Сдержите прыть соколью,

Подходите не спеша…

По свободному раздолью

Стонет русская душа.

Поэты "Нового Пути"

Л. МИХЕЕВ

ОЖИДАНИЕ

Ты судьба, родная спутница,

Пощади мою ты молодость:

Возврати мне друга милого

С поля бранного, кровавого.

Сушит сердце грусть несносная,

Очи слезы затуманили;

Все лежу я за дорогою

И шаги прохожих слушаю.

Выйду рано за деревню я,

Над плетнем склонюсь, задумаюсь…

А вдали заря румянится,

В колыбели утро нежится.

И мне чудится, что слышу я

За спиной шаги знакомые,

Вот совсем они приблизились

Так, что чувствую дыхание.

Надо мною он склоняется,

Шепчет мне слова любезные:

«Не грусти моя касаточка,

Я стою с тобою рядышком…»

Оглянулась бы, нет моченьки,

Вся застыну в сладком трепете;

На плече рука горячая

Греет ласкою приятною…

Я очнусь счастливой, радостной,

Улыбается мне солнышко,

С неба песня в душу просится,

Ветерок ко мне ласкается.

СМОЛЕНСК «НОВЫЙ ПУТЬ» 11 АПРЕЛЯ 1943

Поэзия на страницах "Нового Пути"

ИВАН БУНИН

СЧАСТЬЕ

Весеннего ливня мы ждем…

Уж тучки синеют сердито,

И в воздухе пахнет дождем,

А к югу все небо раскрыто…

Как чисто и весело в нем!



Нет солнца, но светлы пруды,

Стоят зеркалами литыми,

И чаши недвижной воды

Совсем бы казались пустыми,

Но в них отразились сады.



Вдруг капля, как шляпка гвоздя,

Упала – И, сотнями игол

Затоны прудов бороздя,

Сверкающий ливень запрыгал,

И сад зашумел от дождя.



И ветер, играя листвой,

Смешал молодые березки,

И солнечный луч, как живой,

Зажег задрожавшие блестки,

А лужи налил синевой.



Вон радуга… Весело жить

И весело думать о небе,

О солнце, о зреющем хлебе

И счастьем простым дорожить,

С открытой бродить головой .



Глядеть, как рассыпали дети

В беседке песок золотой…

Иного нет счастья на свете!

СМОЛЕНСК «НОВЫЙ ПУТЬ» 1 МАЯ 1943 Г.

Поэты "Нового Пути"

В. ФЕДОРОВ

ТОРЖЕСТВО ЖИЗНИ

Мы пережили очень много,

Что и столетьям не вместить.

У нас убили близких, Бога,

Нам каждый миг грозили мстить.



За то, что мы семью любили,

Блюли заветы старины,

За то, что родину мы чтили,

Как чтут хорошие сыны.



Мы тысячами погибали,

Слез, крови пролит океан.

Мы не расцветши, отцветали,

Чтоб только властвовал тиран.



Еще он злобствует доныне,

И точит яростно ножи.

Но правда победит гордыню

Опять восторжествует жизнь



Бурлящая в весеннем чуде,

По колеям родных дорог…

Вновь светочи зажглися людям –

Свобода, Труд, Отчизна, Бог.

СМОЛЕНСК «НОВЫЙ ПУТЬ» 25 АПРЕЛЯ 1943 Г.



РОДИНЕ

Люблю я родины прекрасные картины:

Безоблачных небес сверкающий хрусталь,

В цветеньи девственном роскошные долины,

Задумчивой реки расплавленную сталь.

И полный звуков лес, где много так привета,

И море тучных нив, не знающих границ,

Гармонию труда, жизнь, полную расцвета,

Улыбку милую встречающихся лиц.

Как много чувств и грез чудесных пробуждает

Великая страна, где каждый гражданин

Полн радостных надежд и верит и мечтает,

Что он родной земли свободный гражданин

Поэты "Нового Пути"

Л. КАТАНСКИЙ

ТЫ ПРОСТИ

Твоя любовь не даст мне утешенья,

Покой души моей не усладит,

Когда борьбы я вижу разрушенье,

В родной стране бой яростный кипит.



Как мог бы я дышать благоуханьем

Живых цветов, не затаив упрек,

Когда бы яд их отравил дыханье,

И был в крови их каждый лепесток.



Не побежден еще тиран лукавый,

Его мечта нас вновь поработить,

Он четверть века нам давал отраву,

Стремясь всех честных злобно погубить.



Пусть он твердит, что будет нашим другом,

Но не прельстит обманом снова нас.

Свершится суд. Он примет по заслугам

Позор и смерть. Россия же - для нас.



Ты мне прости… В груди мы страсть утишим,

На зов страны, как ветер, поспешим,

И не сдадим постов, пока мы дышим,

Пока в борьбе врага не победим.



Но мир придет. Отчизны милой раны

В семье друзей вновь станут заживать,

Настанет день… День счастья долгожданный,

И мы с тобою встретимся опять.

СМОЛЕНСК «НОВЫЙ ПУТЬ» 15 АПРЕЛЯ 1943 Г.

Поэты "Нового Пути"

Л. ЛАШЕЕВА

РОДНОЕ СЕРДЦЕ

Я в этом городе, казалось бы чужая,

Суровой к вам заброшена судьбой,

Но русская душа в величии простая,

Всегда готова дать и ласку и покой.



И я нашла у вас отраду и участье

В дни самых тягостных мучительных невзгод,

Ах, что ж тогда земным зовется счастьем,

Коль не родной души поддержка и оплот?



Тяжелых выпало немало испытаний,

Бушует пламя разгоревшейся войны,

Хоть чаша до краев наполнена страданьем,

Но мы до дна ее испить осуждены.



И тем дороже мне родного сердца трепет,

Которое огонь сумело сохранить,

От теплоты его печаль, тоска исчезнет,

И снова мысль одна: ведь стоит, стоит жить!

Поэты "Нового Пути"

Л. КАТАНСКИЙ

СПЕШИ МОЙ ДРУГ!

Спеши мой друг! Заря уже зардела,

Нас ждут друзья… Дорога нам одна…

Не время ныть… Так много нынче дела:

От жгучих ран занемогла страна.



Немало лет лишения свободы,

В плену врагов с коварною душой.

Томясь в трудах, перенося невзгоды,

Она была покорною рабой.



Сочилась кровь, и уходила сила,

Покрыла пыль ее святую честь.

Но как очаг под пеплом жар таила

Она в груди и ненависть и месть.



Настали дни. Грозой войны гонимый,

Кровавый дождь грудь ядом отравил,

Тяжелый сон от боли нестерпимой

Суровый гнев в сознаньи пробудил.



В ней жажда жить зажгла порыв кипучий,

И вот она зажатая в тисках,

Вдруг вздыбилась, как гордый конь над кручей,

Готовый в бездну сбросить седока.



На помощь ей оставшиеся силы

И скромный труд сейчас спешу отдать

И буду я служить ей до могилы,

Люблю ее, как сын родную мать.



Она опять окрепнет в новом мире,

В семье других великих, близких стран,

И для племен начнет сиять в эфире

С вершин веков, как солнечный титан.

Поэты "Нового Пути"

ВАДИМ РУСАКОВ

НЕЛЮДИМОЙ ДЕВУШКЕ

Покрадусь, как тень, осторожно,

Не спугну я нелюдимку,

Я в морозное окошко

Брошу маленькую льдинку.



Выходи и будь покорной.

Получил я нынче вести,

Что растаял лед озерный,

Отразив огни созвездий.



Я пришел с морозом звонким

Запушенною дорожкой

Побродить и постучаться

И послушать у окошка…

СМОЛЕНСК «НОВЫЙ ПУТЬ» 28 ЯНВАРЯ 1943 Г

Поэты "Нового Пути"

Р. ПУХОВ

ЗА ЧТО?

Мы по этапу шли с тобою рядом.

Ты был измучен длительной тюрьмой.

Нас окружал усиленным нарядом

Бездушный и безжалостный конвой.





Средь мертвой тишины то окрик грубый

Выравнивал расстроившийся ряд,

То вдруг: «За что?» - твои шептали губы,

И мерк усталый, полный скорби взгляд.



Мы долго шли. Клонился день к закату.

Устал и он, как и устали мы.

Привет прощальный страждущему брату

Луч солнца посылал из полутьмы.



То был последний луч в предверьи ночи.

Застыла набежавшая слеза.

И… оказался вдруг твой путь короче,

Чем мерили его твои глаза.



Землю на клочья разрывали руки,

Под брань конвоя зарывали труп.

А в холмике, как в символе разлуки,

Казалось каждому замкнулся круг.



Вопрос – «За что?» остался без ответа

Тебе, мой друг, мой брат, в последний раз…

Но знай теперь, что Родина пригрета,

И память о погибших чтут сейчас!

СМОЛЕНСК «НОВЫЙ ПУТЬ» 28 ФЕВРАЛЯ 1943 Г.

О чем писали в "Новом Пути"

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%BC%D0%BE%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B5_%D0%B3%D0%B5%D1%82%D1%82%D0%BE

"15 июля 1942 года, по настоянию оккупационной администрации, была проведена самая крупная акция в Смоленске. Из гетто в направлении деревни Могалинщина Корохоткинского сельсовета было вывезено около 2000 евреев, где они были убиты разными способами. Акцией руководили заместитель бургомистра Г. С. Гандзюк и начальник политического отдела городской стражи Н. Ф. Алферчик.

Активность в ходе уничтожения евреев проявил полицейский Тимофей Тищенко. Он вывозил узников гетто на расстрел, снимал с них одежду, а потом распределял её среди сослуживцев.
За одежду, снятую с убитых, он получал водку и продукты. Через месяц газета «Новый путь» поместила о нём материал «Образцовый страж порядка»."

Один на днях умерший оппозиционер пишет о другом оппозиционере, покончившим с собой в Голландии

Из блога молодого композитора Георгия Дорохова, умершего на днях.
Достаточно интересный жж - http://apus-melba.livejournal.com/216174.html?mode=reply#add_comment

"Долматов
Сашу я знал немного. Познакомились в автозаке. Узнав, что я музыкант, он сразу стал рассказывать про сочинения Свелинка и Букстехуде. Про такие сочинения, о которых я - якобы профессионал! - и понятия не имел. Потом скинул ссылки на некоторые вещи. Очень интересовался барочной музыкой, любил и понимал ее. А потом - Саша исчез, удалил все профайлы, где мы переписывались. Потом я узнал, что он эмигрировал, опасаясь преследований. Я даже обрадовался за него. Эмиграция - это, кто бы что ни говорил - не сладко, но лучше, чем тюрьма. А потом вот узнал это. Больше мне нечего написать"