January 26th, 2013

Разговор о Нью–Йорке с поэтом Дмитрием Бобышевым

Оригинал взят у dbobyshe в Разговор о Нью–Йорке
ЧУВСТВО ДОМА И ГОРЕЧЬ ПЕПЕЛИЩА
(ответы Дмитрия Бобышева на вопросы Якова Клотца)

Ваша первая книга стихов “Зияния” вышла в Париже в 1979-м г., и в том же году Вы эмигрировали. Как были связаны эти события?
Как бы Вы охарактеризовали мотивы Вашей эмиграции (личные, политические, «экономические»)? Был ли в Вашей жизни тех лет некий решающий момент, подтолкнувший Вас к решению уехать?

Я поехал в Америку за счастьем и за новизной. К концу 70–х моя ленинградская жизнь зашла в тупик во многих отношениях. Устроить семейную жизнь не удавалось. Пути в литературу были закрыты: у меня было несколько публикаций в периодике, но рукопись книги отвергли в "Лениздате" и "СовПисе",– а только они и печатали сборники стихов. С самого начала я был у них на плохом счету: студенческая независимая газета "Культура", участие в самиздатском "Синтаксисе" и т. д. Кроме того, моё социальное поведение всё более отдалялось от советских стандартов. Тематика поэзии стала совсем неприемлемой для печати и, может быть, даже опасной: я писал тогда циклы "Из глубины", "Медитации", поэму "Стигматы", читал их на дому и в компаниях. Я ходил в церковь, крестил многих знакомых и их детей, не чурался иностранцев, знался с диссидентами, получал из–за границы книги, поддерживал отношения с уехавшими в эмиграцию друзьями, то есть вёл себя всё более и более свободно. Наконец, я решился печататься заграницей и договорился об этом с уезжавшей туда Натальей Горбаневской. Вскоре я составил и переслал ей (неофициальным путём, конечно) рукопись книги стихов, которую назвал "Зияния".
Collapse )
  • Current Mood
    frustrated frustrated