January 6th, 2013

Интересные биографии у авторов советских детективов - Анатолий Ромов

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A0%D0%BE%D0%BC%D0%BE%D0%B2,_%D0%90%D0%BD%D0%B0%D1%82%D0%BE%D0%BB%D0%B8%D0%B9_%D0%A1%D0%B5%D1%80%D0%B3%D0%B5%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D1%87
Семья:
Отец — Владимир Евграфович Татлин (1885—1953), художник, скульптор, архитектор, основатель художественного направления «конструктивизм».
Приемный отец — Сергей Матвеевич Ромов (1885—1939), русско-французский писатель-искусствовед, тема — художественный авангард.
Мать — Нина Игнатьевна Бам (1901—1975), писатель, драматург, журналист, автор литературных записей, вышедших отдельными книгами в 1947—1948 гг. в Госполитиздате воспоминаний сестры жены Сталина, Анны Сергеевны Аллилуевой, и отца жены Сталина Сергея Яковлевича Аллилуева. За книгу «Воспоминания» (литзапись Н. Бам) А. С. Алилуева в 1947 году была, по указанию Сталина, приговорена к 10 годам заключения в одиночной камере, и этот срок отбыла полностью."
Collapse )

Про отчима детективщика Ромова

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%B5%D1%80%D0%B3%D0%B5%D0%B9_%D0%9C%D0%B0%D1%82%D0%B2%D0%B5%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D1%87_%D0%A0%D0%BE%D0%BC%D0%BE%D0%B2

Сергей Матвеевич Ромов (фр. Serge Romoff, собственно Соломон Давидович Роффман, 1 ноября 1883, Воронеж —12 февраля 1939, Москва) — советский литератор, переводчик, исследователь авангардного искусства и литературы.
Содержание
[ 1 Биография 1.1 Годы во Франции
1.2 Годы в Советской России
2 Примечания
3 Ссылки
Биография
Участвовал в революционном движении, принадлежал к меньшевикам.
Годы во Франции
В 1906 переехал во Францию, женился, у него родились два сына. Писал на русском и французском языках. Был близок к дадаистам, принимал участие в их коллективных акциях (шутовской суд над Морисом Барресом и др.). Печатался в журналах Esprit nouveau, Les Amitiés Nouvelles, L’Art Vivant. Выпускал литературный журнал Удар, сотрудниками которого был А. Луначарский и И. Эренбург (1922—1923, вышли четыре номера), вместе с И. Зданевичем и А. Гингером создал в 1923 группу Через. Переводил А. Блока на французский (в его переводе и с иллюстрациями М. Ларионова в Париже вышла в 1920 поэма Двенадцать), эссе П. Валери на русский язык (переводы издавались в 1936, 1976, 1993)
Collapse )

Анатолий Ромов о своей семье

http://magazines.russ.ru/slovo/2005/47/pom27.html

"Среди моих семейных фотографий сохранилась одна - групповой портрет одиннадцати человек, на котором стоят и сидят рядом моя мама, (1-я справа во 2-м ряду) Нина Игнатьевна Бам-Ромова, ее мама, (1-я справа в 1-м ряду) моя бабушка Александра Михайловна Бам, мой настояший отец, Владимир Ефграфович Татлин (2-й справа во 2-м ряду), мой приемный отец, Сергей Матвеевич Ромов (стоит за Татлиным), и младшая сестра мамы, Мария Игнатьевна Бек (в девичестве Бам в 1-м ряду, первая слева). Имена остальных людей на этой фотографии мне неизвестны. Судя по всему, фото сделано до ареста Сергея Ромова, примерно в 1933-1934 гг.

Моя мама, урожденная Бам (Бам-Ромова, Ромова) Нина Игнатьевна, писательница, драматург и журналистка, родилась в 1901 году в Баку. В 1918 году она сбежала из охваченного огнем независимого государства Азербайджан в Петроград (ныне – Санкт-Петербург). В Петрограде она сблизилась с членами поэтического объединения "Обериуты". Затем она поступила в ИФЛИ, затем в середине 20-х переехала в Москву, где сблизилась с людьми, которых объединял Владимир (Велемир) Хлебников. Двоих из них, поэта Крученых и художника Кирилла Зданевича, "открывшего" для мира художника Нико Пиросмани, я хорошо знал, в начале 60-х они нередко бывали на даче, которую мама снимала в Переделкино. В серии ставших антикварно-букинистическими редкостями книжек-тетрадок "Неизданный Хлебников", отпечатанных на стеклографе, на одной из книжек есть портрет мамы; авторство художника, написавшего этот портрет, не указано, но, по моим расчетам, это была Любовь Попова. Есть портреты мамы, написанные также другими известными художниками того времени. В начале тридцатых годов мама познакомилась с моим отцом, художником Владимиром Евграфовичем Татлиным, возник роман."

Еще про одного советского детективщика - Леонида Словина

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D1%EB%EE%E2%E8%ED,_%CB%E5%EE%ED%E8%E4_%D1%E5%EC%B8%ED%EE%E2%E8%F7

В произведении "Ничего личного" Леонид Словин делает предположение, что герой романа Виктора Астафьева "Печальный детектив" Леонид Сошнин во многом списан с него
В основу повести "Цапля ловит рыбу" положены события, приведшие к смерти Талгата Нигматулина

Леонид Словин о загадочной гибели прозаика Юрия Файбышенко

http://www.proza.ru/2010/05/21/890

О безвременно погибшем писателе Юлии Файбышенко напомнили опубликованные в журнале "Знамя" за 2008 год «Зимние заметки о летних впечатлениях» Анатолия Курчаткина. Среди ярких личностей, с которыми судьба свела их автора, был и Юлий Файбышенко.
Для тех, кто никогда раньше не слышал об этом человеке, короткая справка.
Юлий Иосифович Файбышенко ( 1938-1976гг) родился в Воронеже, учился в тульской средней школе. Закончив историко-филологический факультет Тульского педагогического института, уехал работать учителем в сельскую школу в Сибири. Начал печатать очерки в иркутских областных и районных газетах. Через несколько лет, вернувшись в Тулу, преподавал в ПТУ. Одновременно писал повести и рассказы. Первая повесть «Кшися» была опубликована в издательстве «Молодая гвардия» в 1970 году (сборник «Приключения»). Получившая известность повесть «Осада» была посвящена событиям становления Советской власти и людям, отдавшим себя борьбе с контрреволюцией и с уголовными элементами – с теми, кто мешал молодой республике строить новую жизнь. Позднее вышли в свет повести «Розовый куст» и «Троянский конь». По мотивам этих произведений в 1979, году, после гибели автора, режиссером С.Евлахишвили был снят телевизионный трехсерийный фильм «Ярость»…
Collapse )

ПРОЗАИЧЕСКИЕ ТЕКСТЫ ВЛАДИМИРА БУКОВСКОГО В ЖУРНАЛЕ "ГРАНИ'' ЗА 1967-Й ГОД

Был 31-го декабря в книжном магазине при Центре Русского Зарубежья на Таганке. Среди прочих книг купил несколько старых номеров эмигрантского журнала "ГРАНИ".
В номере 65-м за 1967-й год помещено несколько прозаических текстов известного диссидента Владимира Буковского.
Вот один из них - самый короткий:

ЧЕЛОВЕЧЕК

Я не воспринимаю красоту на слух. Все это, может быть, красиво, но я этого не воспринимаю. А человечек с потерянным взглядом стоит передо мной. Он может болтать о Селине, о Джойсе или о Фрейде, все равно я знаю. что он потерял свой взгляд.
Может быть, потому внутри у него горит, как в геенне огненной. Слишком мало влаги, живительной влаги?
У человечка большие оттопыренные уши. Он не воспринимает красоту на слух.
Посмотри на меня, человечек! Расскажи мне о Боге и о истине. Ты ведь все знаешь! Зато ты потерял свой взгляд где-то там, в суете дорог. И даже если ты расколешься пополам, то на каждой половине останется по одному растопыренному уху. Ты не пригоден, человечек. Ты исчезнешь, а я останусь.
Я вышел на улицу и почувствовал тяжесть своего тела. Мои ноги приклеиваются к тротуару. Вам знакомо чувство клейкости притяжения?

1966 год

ПИСЬМА СОВЕТСКИЙ ЧИТАТЕЛЕЙ 60-Х ГОДОВ В АНТИСОВЕТСКИЙ ЖУРНАЛ "ГРАНИ"

"Ниже мы приводим отрывки из писем, полученных сотрудниками редакции и самой редакции от читателей и друзей из России. не все знакомы с нашим журналом, но многие интересуютя теми же проблемами, которые поднимаются на страницах "Граней". Это и оправдывает, так мы полагаем, нашу публикацию. Подписи мы заменяем инициалами, а даты на письмах опускаем из предоосторожности - Ред.:

" ... Окуджава у нас очень популярен, не менее, чем, скажем, нашумевшие битлсы..."

Одесса, В.Д.

"... Читали ли вы книги Ирвинга Стоуна? Мне попались две его книги, и я прочел их залпом одну за другой.
Это: "Моряк в Седле" ( биография Джека Лондона) и " Жажда жизни" ( повесть о Ван Гоге") .
Мне очень хочется написать о нем статью. Только не знаю, когда сумею, уж очень тяжело я на это поднимаюсь"

Хабаровск, Г.А.

" ... У нас сохранилось несколько величественных церквей, правда, не ремонтируемых и поэтому медленно, но верно разрушающихся.
Общая обстановка значительно менее натянута, чем в Москве, где мне часто приходится бывать.
Оркестры в кафе вдохновенно играют декадентские вещи.
Публика подобно западным буржуа, как я их себе представляю, танцует нечто подобное движениям змеи.
В Москве подобное "капиталистическое поведение" не допускается"

Ярославль, В.Д.

" ... Очень люблю музыку. Из американских певцов мне знакомы Прэсли, Кросби, Синатра, Армстронг. Увлекаюсь также музыкой квартета "Битлс", слышал почти все их пластинки. Очень нравится Клиф Ричард. Хорошо знаю последние музыкальные группы из Англии.
О музыкальной жизни США, к сожалению, плохо осведомлен.
Иногда слушаю передачи "Мелодии Америки", но мне они не нравятся. Гораздо приятнее слушать музыку, передаваемую радио Люксембург и Би-Би-Си..."

Москва, К.П.

" ... Увлечению джазом способствовало то, что я регулярно слушал и слушаю "Мьюзик У.С. А.", которую ведет Кановер...
Надо сказать, что не только я увлекаюсь современным джазом. Многие мои приятели имеют большие фонотеки, массу фотографий джазменов.
Для того, чтобы послушать Бени Гудмана, когда он был у нас, мы большой компанией поехали в Киев, сделали кучу записей и столько же фотографий...."

Одесса, Б.Х. ( Не Борис ли Херсонский, случайно)

О легендарном воре Венгровере и советском писателе Владимире Шороре вспоминает Лев Словин

http://www.proza.ru/2010/06/12/1317
"В « Литературной России» - о Владимире Шороре вспомнил и писатель Гарий Немченко, который назвал его « всемогущим помощником Маркова» и, между прочим, «военно-морским писателем из жизни пограничников».
Участник Великой отечественной войны, закончивший Литературный институт имени А.М.Горького, Владимир Яковлевич Шорор подолгу жил в Доме творчества «Голицыно».
Гвардейского роста сибиряк, с негнущейся прямой спиной, совершенно седой, но с темными густыми бровями Шорор выглядел неулыбчивым и серьезным. Писалось ему, как можно было догадаться, нелегко, печатался он мало. В основу своих вещей клал подлинные факты, как с уже упомянутым погранцом. Много раздумывал прежде, чем взяться за перо.
В «Голицыне» в разговорах со мной как с ментом он часто прокручивал один и тот же сюжет, касавшийся его предстоящей работы.
Дело в том, что его классным руководителем и преподавателем физкультуры оказался никто иной, как будущий знаменитый вор Венгровер, король уголовного мира, пользовавшийся в криминальных и милицейских кругах не меньшей известностью чем легендарный Видок во Франции. Молодой учитель в то время ничем особенным не отличался от коллег, правда, иногда мог запросто угостить весь класс конфетами или накормить в столовой. Правда, не без его влияния двое пацанов из их класса в дальнейшем неожиданно вместо Армии ушли в квартирные воры...
В старом Музее Криминалистики на Петровке, 38, который во времена застоя был переименован в Кабинет по обмену положительным опытом, а теперь вроде в Музей МУРа, я видел впечатляющие цифры воровской деятельности бывшего преподавателя физкультуры – за точность, правда, не ручаюсь: мне помнится, что с весны 1953 года , выйдя из лагеря по амнистии, по ноябрь того же года, Венгровер совершил в Москве порядка ста восьмидесяти квартирных краж...
Знаменитому вору было посвящено несколько стендов и диарам."

Скончался поэт и литературовед из второй волны эмиграции Владимир Марков

Иван Толстой о Владимире Маркове - http://www.svoboda.org/content/article/24815495.html

"1 января в Калифорнии на 93-м году жизни скончался литературовед, поэт, переводчик, профессор русской литературы Владимир Федорович Марков.

Сложный был человек. Сложный, упрямый, готовый немедленно не согласиться.
Есть такие человеческие экземпляры, составленные процентов на двадцать из общих с вами вкусовых элементов, а на восемьдесят — из совершенно чуждых. Он думал о тех же стихах, о той же литературной ситуации, но как-то принципиально иначе.
– Владимир Федорович, – спросил я его при первой встрече, в начале 90-х, – вы воспоминания пишете?
– А зачем? – ответил он.
Сейчас меня таким ответом в тупик не поставить, но тогда я растерялся и решил, что он человек вздорный. Года через два, когда журнал «Звезда» перепечатал марковские воспоминания (они все-таки существовали)"

Из тенденциозной книги Бориса Ковалева "Повседневная жизнь во время оккупации" :

" Судя по всему, читая лекции перед американскими студентами, В. Ф. Марков не вспоминал о своей работе в органах нацистской пропаганды и, в частности, в ансамбле РОА. Нигде после войны он не публиковал свой «Марш РОА»:

«Отступают небосводы,
Книзу клонится трава,
То идут за взводом взводы
Добровольцев из «РОА».
Перед нами будь в ответе,
Кто народ в войну втравил!
Разнесем, как тучи ветер,
Большевистских заправил»"

Биография Владимира Маркова

http://www.ruthenia.ru/document/183815.html

"В. Ф. Марков родился в 1920 г. и провел первые два десятилетия своей жизни в Ленинграде. Он принадлежит к поколению, которое приняло на себя основную тяжесть сталинского террора. Во время Большого Террора он потерял отца и деда. Его мать была арестована и попала в лагеря, из которых освободилась только после войны. В это страшное время В. Ф. Марков поступает в Ленинградский государственный университет, где специализируется по германской филологии. Среди его учителей - знаменитые и влиятельные русские ученые: Виктор Максимович Жирмунский (в то время возглавлявший факультет германской филологии), Игорь Еремин, Григорий Гуковский, Стефан Мокульский, Александр Смирнов и Иван Толстой.
Летом 1941 Марков добровольцем уходит на фронт и служит в артиллерийском батальоне ленинградского ополчения. Прослужив всего три месяца вестовым в Новом Петергофе, он был серьезно ранен и взят в плен. Выжил во многом благодаря самоотверженным усилиям другого русского военнопленного, доктора Годунова, который заботился о нем в немецком госпитале для военнопленных, куда Марков был помещен. В конечном итоге он был перевезен в Германию, где и оставался в плену до конца войны.
Collapse )

ВЛАДИМИР МАРКОВ ГУРИЛЕВСКИЕ РОМАНСЫ. ПОЭМА(Регенсбург, 1946)

ВЛАДИМИР МАРКОВ ГУРИЛЕВСКИЕ РОМАНСЫ. ПОЭМА(Регенсбург, 1946)

1

Одинок стоит домик-крошечка…


Грусть названья не имеет.

Грусть как небо бесконечна,

Все на свете проникая,

Словно влага воздух ночью.
Collapse )