October 28th, 2012

Юрий Трифонов. "Старик".

Оригинал взят у morozovsb в Юрий Трифонов. "Старик".
"Старик", как мне показалось, некая попытка вырваться за рамки написания одного и того же романа.
Попытка, наводящая на печальные размышления относительно Трифонова-писателя.



Странное дело, человек ратовавший в своих статьях о писательском ремесле за то, чтобы выходить за рамки шаблонов, за рамки раз и навсегда найденных приемов, жутко страдал однообразием формы.
Опять ретроспектива, опять переплетение временных пластов - еще более сумбурное, невнятное, опять уплотняющееся письмо, и опять, в противовес собственным заветам, недостаток красоты и отсутствие глобальной мысли, которая бы делала текст не просто вязким, а по хорошему сложным.
Еще один безутешный вывод для Трифонова-писателя. Как не странно это прозвучит, для монстра городской прозы, пленявшего как говорят воображение современников, Трифонов ужасно несовременен. Судя по всему, тем из окружавшей его жизни он не находил (быт московских мещан - это не жизнь, чтобы Трифонов там не бормотал в свое оправдание). Отсюда зацикленность на узком мирке интеллигенции и средних руководящих работников, узкое пространство квартиры, дома, дачи, и прошлое, и документы, ничего живого и размашистого.
"Старик" в этом смысле классичен. Дача, документы, мемуары, веранда и разговоры за столом. Мир ужимается до четырех стен, и, меняется только лежащий за стенами антураж (апрель 17-го, май 19-го, жаркое лето 76-го, 72-го?).
"Старик" - это о человеке и памяти, о его самооценке, о его пристрастности, субъективности, одиночестве, о его несостоятельности, о всепожирающем обычном, не трагичном быте жизни, пронизывающем исторические события.
Блестящая тема и... унылое исполнение. С обилием слов и недостатком в высшей степени аналитичности. Герой много вспоминает, но мало анализирует.
Та же ошибка, что и в предыдущих произведениях - непрекращающийся, всеподавляющий говор автора. Будь этот говор менее плотен и тяжеловесен, можно было бы сказать, что Трифонов запредельно, невероятно болтлив, такой плотной завесой слов он гонит из читателя всякую мысль, всякое внимание к чему-либо вне текста.
При том, постоянно приходит в голову мысль, что будь Трифонов посмелее, он был ударился в модернизм и получилось бы много лучше. Может быть, возник бы простор (странное сочетание - модернизм и простор), ажурность, какая-то логика. но Трифонов не доходит до конца никак, все гнет из себя художника-реалиста.
И получается плохо, очень плохо получается. Роман будто переложение чеховской пьесы.