October 5th, 2010

Поэт Леонид Шваб о прозаике Александре Шарыпове. Рассказ Шарыпова "Ночной полет".

http://kritmassa.livejournal.com/123533.html

Глеб Морев - Из портфеля "Критической Массы", 4: Леонид Шваб об Александре Шарыпове [entries|archive|friends|userinfo]

В последнем, невышедшем, номере "КМ" я планировал дать подборку об Александре Шарыпове (1959-1997), замечательном прозаике, авторе одного знаменитого текста - рассказа "Клопы", который теперь исполняет, например, А. Гордон.

Леонид Шваб написал небольшой текст о нем.

В приложении - рассказ Шарыпова из книги "Убийство Коха", выпущенной во Владимире в 2001 году тиражом 500 экз.

Однажды зимой или летом
Леонид Шваб / Иерусалим

Мы родились с ним в один день. Выяснилось это случайно, в беседе, и я, человек недоверчивый, попросил показать паспорт. Документ был предъявлен незамедлительно, и я прочитал вслух: «24 ноября 1959 г.». Саша был старше меня на два года.
Позже, он не без удовольствия сообщал мне, что в тот же день родились Спиноза, Альфред Шнитке и другие замечательные люди.
Collapse )

Русскоязычный прозаик из Израиля - боксер-каббалист.

Прочел вчера в интервью поэта, коммерсанта, журналюги, близкого к Борису Березовскому, Демьяна Кудрявцева журналу "Лехаим" про самых интересных, на его взгляд, израильских русскоязычных писателей - http://www.lechaim.ru/ARHIV/197/interview.htm.

"Смешно так говорить о тексте, которого не знает практически никто, но существует роман Эли Люксембурга «Десятый голод», и это литература такого уровня, какого на сегодня так никто и не достиг. Более того, никогда не достиг потом сам Эли. Это действительно великое произведение."

" Весь поздний корпус Генделева родился тогда. Саша Бренер остался. Немного раньше, еще до нашего приезда, был написан, по-моему, один из самых великих русских романов…
Смешно так говорить о тексте, которого не знает практически никто, но существует роман Эли Люксембурга «Десятый голод», и это литература такого уровня, какого на сегодня так никто и не достиг. Более того, никогда не достиг потом сам Эли. Это действительно великое произведение.
Тогда же были отработаны попытки жанровых текстов – был написан первый роман Антона Носика и Аркана Карива «Операция Кеннеди». Собственно говоря, первый не попсовый роман Аркана «Переводчик» писался тогда же.
Очень большую роль для того времени сыграл альманах «Саламандра», где публиковались и Егор Радов, и Олег Юрьев, и Саша Соколов, и Александр Гольдштейн. Помимо прочего, это был важный момент передачи лучшего, что было в русско-еврейской эмиграции, в том числе не израильской, следующему поколению. Не нужно забывать, что вновь обретавшийся опыт – не только эмиграции, но армии, войны 1991–го – не шел ни в какое сравнение с опытом – фантастическим опытом, – который люди обретали в России, но транслируемым через телевизор. То есть когда ты берешь в руки автомат, или начинаешь читать на трех языках, или еще что-то с тобой молодым происходит, а в этот момент там в России по телевизору отменили карточки или талоны, Гайдар выступил или еще что-нибудь такое, на самом деле эпохального уровня катаклизмы, – это несравнимо… В Израиле в силу определенной армейской, школьной, университетской традиций, городских миграций поколения меняются страшно быстро. Вслед за нами там уже появилась большая постпанковская поэзия. Ее провозвестником выступила Аня Горенко, которая была, безусловно, умница и одареннее всех нас в разы. И ужас состоит не только в том, что она умерла, а в том, что это никому не объяснить. Корпус текстов, который после нее остался, существует в сегодняшнем контексте… Ее открыли, она реально вернулась. Четыре книжки вышло в России, четыре книжки человека, который давно мертв. Но они попали в сегодняшний контекст, когда уже многие так могут. А ведь она это делала в 1992–м, 1991–м, без знания английского, не изучив никакой постоксфордский опыт – тогда это абсолютно сносило башни. И ей снесло до конца. Есть автор, который смог вырваться и стать известным (с поправкой, разумеется, на известность поэтов вообще), – это Леонид Шваб… Леонид Шваб, Петр Птах – это все ребята, которые появились в 1995–м, на отрицании, в каком-то смысле, Иерусалимского литературного клуба и этой вот просодии колониально-воинственной. Они были всегда ориентированы на рок, что позволяло им иметь более тесную культурную связь с Россией. И те из них, кто был упорен и чего-то стоил, добились успеха. В частности, Леня Шваб – гость всех фестивалей, его книжки издаются в России. И сейчас только что вышла новая книжка, вместе со Сваровским."
Collapse )

Сайт Эли Люксембурга.

Если у кого есть желание и время, то можно ознакомиться здесь с текстом романа Люксембурга "Десятый голод":

http://www.elilu.info/

У меня желание такое есть, но в ближайшее время я в силу ряда причин это сделать не смогу.
Поэтому хотелось бы, если кто читал этот роман или у кого есть желание его прочесть, написать мне о своих впечатлениях.
К сожалению, бывает часто и так: у писателя может быть уникальная биография, а литературные способности все же средние.
Я ,например, прочитал недавно интересную книгу двоюродного брата Юрия Трифонова - Михаила Демина "Блатной".
Биография у Демина очень яркая.
Он примкнул в начале 40-х годов к "уголовному миру", потом стал советским писателем, а в 1968-м году стал "невозвращенцем".
Не вернулся в Советский Союз из поездки к родственникам во Францию.
Событийно жизнь у Демина была гораздо богаче чем у его двоюродного брата.
Однако, книги Демина представляют больше антропологический и исторический интерес, чем эстетическо-литературный.
Никакого сравнения с гениальной прозой Юрия Трифонова.