September 21st, 2010

Прозаик Константин Гердов из Гагр. Некролог самому известному гагринскому футболисту.

Восстанавливаю понемногу посты из моего старого взломанного журнала.
На этот раз размещаю лирический очерк-некролог прозаика Константина Гердова, проживающего в городе Гагры.

Константин Гердов.

Король
(на жизнь самого известного футболиста Гагры)

Так настраивать себя на сквозняки, на перегоны для бунтующих составов, для товарных вагонов.
И потом от смерти снова и снова близких людей, близких кумиров юности и мерцающих полевых трав на болотах Гагр и вдоль Гагринского морского залива, пролива:
- Умер Александр Акимович Павличев. Ему было далеко за восемьдесят. Года два назад у него отрезали ногу. У него был сахарный диабет. После операции у Александра Акимовича было мало подвижности, движения. И кровь стала застаиваться в организме.
Александр Акимович - лучший футболист из всей истории аборигенных, древне-ископаемых лет. Он начал играть еще до начала сороковых годов, от самого конца тридцатых годов, еще от селения Шапшаловка, еще от древнего Шапшаловского кладбища, откуда и куда еще хоронили рабочих и служащих принца Ольденбургского - основателя Гагринской Климатической станции от конца девятнадцатого века.
Collapse )

Моя старая заметка про странный и загадочный город Смоленск.

В кэше яндекса мой старый пост в жж про "альтернативную историю" города Смоленска не нашелся.
Но зато нашлась статья в одном экстремистко-радикальном издании (напечатанная с моего согласия), по существу, слегка отредактированный и адаптированный мною для специфической читательской аудитории данного издания мой пост из жж - http://limonka.nbp-info.ru/324_article_1192536901.html.
В статье есть несколько редакторских опечаток и разных смысловых и стилистических ошибок,но я решил дать ее ,так сказать, в "аутентичном" виде с комментариями читателей интернет-версии :


Другой Смоленск.

Я поехал в Смоленск всего на пару дней – на открытие выставки смоленских и московских художников "Сообщение" , но в силу ряда обстоятельств задержался на две недели.
В Смоленске я уже четвертый раз за последние два года и уже понемногу стал вникать в тонкости местного быта. На первый взгляд, Смоленск – типичный областной город средней России со всеми нестоличными приятностями вроде красивых девушек и размеренного ритма жизни, а также наоборот, со всеми свинцовыми мерзостями "русской провинциальной жизни" в виде повсеместного алкоголизма, пофигизма, социальной пассивности и так далее.
Но у любого среднерусского города есть своя интересная неофициальная жизнь и своя альтернативная история.
Если обратится к альтернативной истории Смоленска – то нужно начинать со средних веков. Смоленский край когда-то входил в Великое княжество Литовское (не смотря на название большую часть населения его составляли русские племена), а затем в Речь Посполитую. В состав России Смоленск окончательно попал только в конце 17-го века после нескольких русско-польских войн и безуспешных попыток присоединения. Несмотря на тяжелую жизнь православных русичей под польскими панами, под властью московских царей крестьянам-смолянам стало жить еще хуже. Польские паны, приняв православие и став русскими помещиками, остались вплоть до октября 1917-го года, а тут еще добавился гнет московских "дьяков".
Если перепрыгнуть в начало 20-го века, то согласно краеведческим справочникам тогдашнего времени сравнительно большая часть населения Смоленщины самоидентифицировалась как "белорусы".
Сам Смоленск по национальному составу больше напоминал такие города Северо-Западной части Российской Империи как Витебск или Двинск, или даже Вильно (Вильнюс).
Многие смоленские дворяне и помещики по происхождению были поляками.
Среди жителей были и немецкие купцы, немало в Смоленске и области жило латышей, переселившихся сюда из Латгалии. Чуть меньше литовцев и эстонцев.
Типичный северо-западный кусок Российской Империи.

Collapse )

Рассказ Олега Разумовского "Сычевка".

Во время своих посещений города Смоленска я останавливался на съемной квартире прозаика Олега Разумовского.
Действие рассказа "Сычевка" происходит как раз на этой квартире.
Хозяин этой квартиры часто сдает ее всяким асоциальным элементам, впоследствии ставшими персонажами прозы Разумовского.
А с одной экстремальной девушкой, такой же как и героини рассказа, из районного городка Сычевка я сталкивался в Москве.
Она была членом одной радикальной организации и участвовала во многих политических "перфомансах" типа закидывания яйцами вип-персон или приковывания к дверям всяких министерств.
Город Сычевка знаменит своей спецпсихбольницей, в которой сидел в 70-е годы генерал Петр Григоренко и другие известные советские диссиденты.
Сычевка на википедии - http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D1%8B%D1%87%D0%B5%D0%B2%D0%BA%D0%B0

http://www.proza.ru/2007/12/22/429

Сычёвка.

Олег Разумовский.

Вот говорят – не верь приметам. А я убедился, что приметы не врут. И вот рассказ на эту тему. Еду я как-то раз на автобусе из Москвы с Володей Марковым. Он автор книги стихов «Тринадцать сексуальных маньяков», общался когда-то с Осмаловским и теми девочками, которые давным-давно выложили на Красной площади короткое и ёмкое слово ХУЙ. Под Гагариным, где написано слово Гжать и есть несколько чудных чурецких заведений и пахнет ихней мясной жратвой, автобус обычно останавливается, чтобы люди могли поссать, покурить и размять ноги. Ну, и поссали. А Володя купил литровую баклажку пива.
Автобус тронулся. Мы пьём, болтаем, вспоминаем, как я в ЦДХ на обсуждении премии за радикальные тексты послал всех на хуй и в пизду, за что меня охранники вынесли из зала, как Льва Троцкого из Советской России. И тут меня припёрло поссать. А ведь зима и у автобуса херовое сцепление – если станет хуй потом заведётся. Я это понимаю, Володя понимает, пассажиры (все бухие) тоже понимают и очень понимают два водилы. Однако мне терпеть больше невмочь. Иду к водилам и объясняю ситуацию. Те мне резонно отвечают, что, мол, ты же видишь, как автобус идёт еле-еле. Понимаю, говорю, но что делать, жизнь-то одна. А вы так всегда, один из водил меня укоряет, нажрётесь, а потом вам останавливай где попало, вам то похуй, а что если мы вабще станем. Ты представляешь, что будет? Я прикинул. Тоже правильно, но что ж мне делать. И тут я увидел указатель на Сычёвку и меня озарило. Говорю водилам: видите впереди горочка? Тормозите на ней, а потом автобус легко пойдёт вниз. Тормознули всё ж. Я поссал покалено в снегу. И автобус благополучно покатился вниз. Катится дальше и моя история.
Collapse )

Смоленск - город "бунтующего разума".

У меня в старом журнале был большой пост про литературный быт смоленских писателей, но пока я его не нашел.
И предлагаю пока читателям моего жж статью краеведа Алексея Митрофанова из почившего журнала "Русская Жизнь" о его общении с Олегом Разумовским и другими деятелями "смоленского андеграунда":

http://www.rulife.ru/mode/article/358/
Русская жизнь 26 октября 2007 года

Город бунтующего разума.
Смоленск все стерпит, все поймет.

Митрофанов Алексей

Смоленск. Крепостная стенаI.

В Смоленске вышла книга Олега Разумовского «Razumbunt». Как не трудно догадаться, о бунтующем разуме. О жизни, от которой разум может взбунтоваться. С множеством матерных слов. При этом с краеведческим уклоном. Но главное не это.

Главное, что книга сделалась событием в жизни города. Прошла презентация — в музее, все как у людей. Продается «Razumbunt» в обычных книжных магазинах. Стоит 100 рублей. А что тираж тоже 100 экземпляров — это ерунда. Ведь речь все же идет об альтернативной культуре. О той, которой в большинстве российских городов и вовсе нет. А вот в Смоленске — есть. Больше того, она бурно развивается.

Напоминаю: происходит это не в 1990-м, а в 2007 году, когда, казалось бы, все колышки забиты и все территории поделены. В культуре в том числе.
Collapse )