September 4th, 2010

Из воспоминаний Игоря Дьяконова о Коктебеле 1932-го года.

http://www.srcc.msu.su/uni-persona/site/authors/djakonov/6.htm



Глава шестая (Коктебель)



Сюда душа моя вступает,

Как Персефона, в легкий круг,

И в царстве мертвых не бывает

Прелестных, загорелых рук.

< >

И раскрывается с шуршаньем

Печальный веер прошлых лет, –

Туда, где с темным содроганьем

В песок зарылся амулет,



Туда душа моя стремиться,

За мыс туманный Меганом,

И черный парус возвратится

Оттуда после похорон.

О.Мандельштам

Я не уверен, что я знал что-либо из стихов Волошина до этого времени. Его печатные дореволюционные стихи (которые, впрочем, я тоже прочел позже) были очень плохи; гениальный «Ссвсровосток», «Дом поэта» и стихи о гражданской войне, конечно, никогда нс были напечатаны; их я впервые услышал, вероятно, именно в Коктебеле в следующее лето. Но о Волошине-легенде я слышал здесь с самых первых дней: человек, спасавший в Гражданскую войну красных от белых и белых от красных в своем неприкосновенном Доме поэта, имевший, по слухам, охранную грамоту от Ленина, духовный владыка Киммсрии, ходивший, как Зевс, в древнегреческом хитоне...

Collapse )

Павел Лукницкий в Коктебеле в 1932-м году. Из воспоминаний Игоря Дьяконова.

"Столько я видел в Коктебеле назаурядных людей, а вспоминать их мне нечем, кроме беглого описания внешности или какой-нибудь дурашливой выходки.

Так, например, Павел Лукницкий, молодой, спортивного вида, сильно курносый блондин, нарядился в дамские трусики, яркий лифчик и головную повязку, намазал губы и в таком виде полез на мужской пляж. Лицо феминизированного Лукницкого яляло собой нечто весьма похабное, хотя он совершенно не прибегал к мимике. Надо было видеть смущение мужчин, срочно делавших жест Мсдицейской Венеры, а также и гнев дам, мимо которых проследовала «эта особа».

Павел Лукницкий был личностью с незаурядной биографией, но третьесортным писателем, специализировавшимся на романах о борьбе пограничников с басмачами в Таджикистане. Он нимало не обольщался относительно их качества.

Кто бы мог подумать, что Лукницкий уже много лет подряд посещает почти позабытую новым поколением Анну Ахматову, подробно записывает разговоры с ней и навсегда этими записями войдет в историю русской литературы."

Павел Лукницкий на википедии - http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9B%D1%83%D0%BA%D0%BD%D0%B8%D1%86%D0%BA%D0%B8%D0%B9,_%D0%9F%D0%B0%D0%B2%D0%B5%D0%BB_%D0%9D%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D0%B0%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D1%87

Прозаик Яков Шехтер о знаменитом ребе Зусе , сапожнике из Вильнюса.

http://www.sunround.com/club/22/150_shechter.htm

Яков Шехтер
МЕСТО ИСТИНЫ

Первую хасидскую историю я услышал от реб Зуси в полумраке виленской синагоги. Читать их мне доводилось и раньше, но услыхать вживую, от настоящего хасида еще не случалось. Рассказ разнился от прочитанных текстов, как разнятся бормочущая, студеная влага, зачерпнутая из лесного родника, и теплая водопроводная вода.
Стены синагоги, покрытые омертвевшей, коричнево-грязной краской, напрочь отделяли входившего от городского шума. Здесь, внутри, по-прежнему жила Вильна: говорила, плакала и молилась устами последних стариков. Они приходили за час до начала молитвы и всегда что-то возбужденно обсуждали.
В паспорте реб Зуся именовался Александр-Зусман Иделевич Ковенский. Но иначе, чем реб Зуся, к нему никто не обращался. Даже многочисленные клиенты - литовцы, поляки и русские, - с самого утра выстраивавшиеся в очередь у будки, почтительно выговаривали столь неблагозвучное для славянского уха имя. Ведь реб Зуся был не просто сапожником, а демиургом-вседержителем, царящим над дратвой, подметками и маленькими, острыми гвоздиками.
Collapse )

Открылся новый книжный магазин.

http://letsad-rgb.livejournal.com/17239.html

Летний сад.

letsad
"В связи с установившейся в Москве жарой, возросшей нагрузкой на электрические се­ти и необходимостью обеспечения пожар­ной безопасности..." Российская государственная библиотека закрыта с 9 по 15 августа. Следовательно, закрыта и находящаяся в ней наша книжная лавка.

Но! Для тех, кто привык ходить за книгами в лавку при РГБ, это прекрасный повод посетить другой наш книжный магазин возле метро "Арбатская".
Калашный переулок, дом 4 (арка между домом Моссельпрома и голландским посольством; а если со стороны ГИТИСа - то из Нижнего Кисловского через сквер и две калитки)
Карта

"Летний сад в Калашном" открыт с 11 до 20 часов без выходных.

Ассортимент в целом похож на тот, что знаком многим по лавке в РГБ, но некоторые тематические разделы представлены шире: больше книг по театру, художественной литературы, в том числе поэзии, книг по искусству и др. Хорошо представлена букинистика. Разумеется, есть все книги издательства "Летний сад".

Но главное - пока магазин новый, цены в нём значительно ниже обычных. Как минимум, до конца лета.