Поход в католический костёл в московском районе Люблино

Костел в Люблино зимой

В канун православного рождества я несколько раз посетил католический костёл.
Расположенный в соседнем со моими Печатниками районом Люблино.
Костёл существует там уже лет десять.
Раньше, в советские времена в этом здании находился совхозный клуб.
Потом, когда Люблино вошло в состав Москвы, то там был небольшой кинотеатр.
После 1991-го года некоторые помещения здания стала арендовать Римско-Католическая Церковь.
Постепенно всё здание превратилось в небольшой храм.
И находится в собственности Римско Католической Церкви.
Collapse )

Рассказ Анатолия Кузнецова «МУЖЧИНА, ЕСЛИ ТЫ ОТВАЖНЫЙ, ПРИДИ КО МНЕ»

Анатолий Кузнецов-2

Вот другой рассказ Анатолия Кузнецова, который я первый раз услышал по Би-Би-СИ в 1979-м году, когда мне было 18 лет. Очень сильный рассказ.


Рассказ Анатолия Кузнецова «МУЖЧИНА, ЕСЛИ ТЫ ОТВАЖНЫЙ, ПРИДИ КО МНЕ»

Он пил водку, смешанную с сырым яйцом.

Опасливо смотрел по сторонам, наливая трясущейся рукой, и горлышко плясало и звякало о края стакана. Надбив яйцо, выпустил его в стакан поверх водки, усердно размешал чайной ложкой. Получилось нечто мутное, пузырящееся, как мокроты.

Это он пил – залюбуешься! – как совершал филигранный обряд, со всеми приемами записного истового алкоголика, на котором негде пробы ставить: с дрожанием, ненавистью, отвращением, ужимками гадливости, позывами на рвоту и с горячечной при том страстью.

Сквозь судорожно зажатые зубы водка не шла, проливалась на пальцы, текла по щетине бороды, с нее на рваный ватник, покрытый засохшими яичными следами.

На вид я бы дал ему от тридцати пяти лет до шестидесяти; встречается у иных такая неопределенность – результат особо бурного процесса разрушения.

Несомненно, он был когда-то крупным, пожалуй, могучим, но теперь выглядел костлявым дистрофиком. Остатки львиной гривы на голове свалялись в серые колтуны, зубы сгнили, глаза слезились и заволакивались водянистым старческим туманом. Полуживая особь, образцово замордованная жизнью.

Мы сидели в станционном буфете, набитом железнодорожниками, шоферами и прочими местными работягами. В затерянном среди белых равнин поселке, естественно, станция была клубом, пивной, окном в мир: товарно-пассажирский «пятьсот-веселый» поезд останавливался здесь дважды в сутки по четыре минуты.
Collapse )

Рассказ Анатолия Кузнецова "ЛЕДИ ГАМИЛЬТОН"

Анатолий Кузнецов

На моём юзерпике - фотография русского "советского" писателя Анатолия Кузнецова, бежавшего в 1969-м году из СССР во время писательской поездки в Лондон.
И мой жж носит имя псевдонима Кузнецова "Мессье Анатоль",под которым он десять лет выступал на радио "Свобода" до своей смерти в 1979-м году.
У меня в жж был другой ник - "retromaniak".
Но в 2010-м году пресловутый хакер Хэлл взломал его.
Пришлось создавать новый аккаунт.
В своём жж я писал про разных забытых писателей.
В том числе и про Кузнецова.
И я решил назвать его в честь него.
Очень странного прозаика, человека с двойной жизнью, гуманиста в жизни и с другой стороны человека, потерявшего веру в человека.
Авантюриста и человека, способного на непредсказуемые поступки.
Начинавшего свой писательский путь с оттепельного соцреализма и кончивший его мрачной "кафкианской" модернисткой прозой.
Я свое знакомство с творчеством Анатолия Кузнецова начал после поступления на филфак МГУ в 1979-м году.
В августе 1979-го года я услышал рассказ Кузнецова "Лэди Гамильтон" по Би-Би-Си.
Он меня поразил своей силой и мрачностью.
После этого я достал "Бабий Яр", "Огонь" и другие книги Кузнецова.
Которые тоже меня поразили.
Вот рассказ "Лэди Гамильтон":

Collapse )

Очерки Александра Зорина о повседневной жизни священников в провинциальной России

Решил разместить несколько очерков из книги писателя Александра Зорина "От крестин и до похорон - один день" М.: Новый хронограф, 2010
На мой взгляд, очень интересно, живо написанная и объективная книга.


ВИДЕНИЕ ЧАШИ СВЯТОГО ГРААЛЯ
- Вы какого года, Александр Иванович? О, я вам в сыновья гожусь! - говорит отец Николай, возвышаясь надо мной отвесным утесом. В нем два метра роста и метр поперек. Но, несмотря на тучность, он быстр в движениях. Облачает в боксерские перчатки сына, себя и ловко подставляет бока под его комариные удары. "Сдаюсь! Сдаюсь!" - кричит он, запыхавшись, и плюхается на диван.

- Надо бы бегать начать, а то я совсем обегемотился. Но прихожане мои испугаются, разбегутся от бегающего батюшки, - улыбается он. - Степенство и благолепие, по их мнению, - враг спортивным упражнениям. Это пасторы там всякие и ксендзы катаются на велосипедах, а для нас, православных, сие есть кощунство.

Книжные полки в его кабинете пленили меня с первого взгляда. Рядом с "Добротопюбием" и Святыми отцами соседствуют Федотов, Бердяев, Марцинковский, Александр Мень.

- Я все книги Александра Меня прочитал, ничего антиправославного в них не нахожу. Как, между прочим, и наш владыка или моя матушка Елена. А им доверять можно.
Collapse )

Роман Тименчик о Гарике Суперфине

https://magazines.gorky.media/zvezda/2008/9/super.html


СуперфинРОМАН ТИМЕНЧИК
Супер
Опубликовано в журнале Звезда, номер 9, 2008

Роман Давыдович Тименчик (род. в 1945 г.) — историк русской культуры начала XX века. С 1991 г. — профессор Еврейского университета в Иерусалиме. Автор книги “Анна Ахматова в 1960-е годы” (М., 2005; премия Андрея Белого 2006 г., премия Е. Эткинда 2008 г.). Составитель (вместе с В. И. Хазаном) сборника “Петербург в поэзии русской эмиграции. Первая и вторая волна” (Новая Библиотека поэта, СПб., 2006).

Роман Тименчик, 2008



Роман Тименчик

Супер

Не только я, но, кажется, уже и все современники, и историки советского житья-бытья забыли, что у него вообще-то весьма смешная фамилия. Я впервые услышал ее в начале 1963-го, когда московский школьник Дима Борисов рассказал мне, что они с одноклассниками играют в рифмы-консонансы и одноклассник Витя Живов нашел отличнейший консонанс к “Супрафону”, к болтавшемуся тогда на слуху имени чешских грампластинок. Я спросил, а кто этот щекочущий перепонку Суперфин, Дима ответил: “Один книжник”. Спустя много лет, оказавшись туристом впервые за пределами СССР, в Хельсинки, я попросил тамошних коллег переслать в Мюнхен сотруднику радиостанции “Свобода” что-то не вовсе легально вывезенное мной из Москвы от гр-на Живова В. М. Они просьбу выполнили, но почему-то, вернувшись с почты, хихикали. Я не понял почему, а они объяснили: ну как же, Супер — финн.
Collapse )

Воспоминания дочки Александра Зорина про своё общение в детстве с отцом Александром Менем

http://yakov.works/library/13_m/myen/00170.htm

Анастасия Зорина
СТРАНИЧКА ИЗ СЕМЕЙНОГО АЛЬБОМА
Оп.: "Истина и жизнь", 1996 г., №1.

Номер страницы после текста на этой странице.

В Новодеревенском приходе, где служил отец Александр Мень, детей, особенно на воскресных службах, было очень много. У священника с ними были свои отношения. Ведь они у него исповедовались, доверяли то, что, может быть, скрывали от родителей. Казалось, что он с ними заодно, не желая упрощать их проблем, умалять их жизни. Помню, однажды моя дочка забыла у него в доме куклу и, хватившись уже за калиткой и видя моё нежелание возвращаться, — заревела. Я не хотел лишнийраз тревожить хозяина. Однако пришлось. Батюшка улыбнулся: «Для неё кукла — это очень серьёзно. Она её любит не понарошке».

В зоологическом музее, куда он наконец-то выбрался на экскурсию с детьми, в том самом зоологическом, где он провёл столько времени в детстве, он в окружении детишек был похож на деда Малая. «Зачем.мамонту такие огромные бивни?» -спросил он ребят. «Для того, чтобы защищаться от диких зверей», — пропищала рядом с ним стоящая прилежная девочка. «Нет, ответил священник, — в основном д.ля того, чтобы разгребать снег и добывать себе пищу всякие травы и корешки».

Впрочем, что это я рассказываю за детей! Пусть они сами расскажут или напишут о своём первом священнике — пока ещё помнят. Я просил об этом и своих дочерей — драгоценны любые подробности об отце Александре. И три года тому назад, в рождественский сочельник, они преподнесли нам с мамой подарок.

Александр Зорин
Collapse )

Книга Евгения Гнедина "Выход из лабиринта"

Гнедин

https://e-libra.ru/read/377622-vyhod-iz-labirinta.html

Настоящим сборником представлено главное из творческого наследия Евгения Александровича Гнедина, личность и труды которого сыграли заметную роль в формировании независимого общественного сознания в нашей стране, особенно в 1960-1980-е гг. В первую очередь это относится к его мемуарам — уникальным воспоминаниям и размышлениям сына профессиональных революционеров, известного публициста и крупного дипломата, чья деятельность была оборвана в 1939 году арестом и последующими пятнадцатью годами тюрьмы и ссылки.
Collapse )